Слезы, травмы и очень злые девочки. Анонимные истории о жизни в балетных школах

Слезы, травмы и очень злые девочки. Анонимные истории о жизни в балетных школах

Светлана Зимова

21

27.08.2021

Героини этих историй пожертвовали многим ради того, чтобы танцевать в пуантах на большой сцене. «Мелу» студентки и выпускницы балетных академий рассказали, что даёт и что отнимает у детей профессиональный балет, но попросили изменить свои имена и скрыть названия учебных заведений — в целях безопасности и профилактики травли.

«Садились на стул и смотрели в одну точку»

Анна Д., выпускница балетной академии: Я училась в гимназии с углублённым изучением английского языка и параллельно 6 лет ходила в школу искусств с хореографическим уклоном. Некоторые девочки после четвёртого класса школы искусств решили поступать в балетную академию. Я сказала маме, что тоже хочу. Родители были против, потому что понимали, какие лишения и трудности меня ждут.

Но я всё-таки решила сходить на конкурсный отбор. Первый раз я не поступила — не прошла третий тур. Но не бросила эту затею, продолжала заниматься балетом. И в итоге поступила в академию через год — два раза училась в пятом классе.

Как проходит отбор в балетную академию

Чтобы поступить в балетную академию, нужно пройти три тура — независимо возраста.

В первом туре просто оценивают внешние данные. Обязательно должно быть красивое лицо, длинные руки и ноги. В целом, идеальный кандидат — худенький высокий пропорциональный ребенок с миловидной внешностью. Также смотрят растяжку, высоту прыжка (просят просто попрыгать на месте), шпагаты и так далее.

Второй тур — это проверка по медицинским показаниям. Ребенок должен быть полностью здоров, не иметь никаких ярко выраженных особенностей вроде сильного сколиоза или физических нарушений. Но, например, со зрением минус 1 или минус 2 — девочек и мальчиков берут абсолютно нормально. Это никак не влияет на профессию. Также во втором туре проверяют музыкальность — просят напеть мелодию, которую включают на несколько секунд, прохлопать ритм. Второй тур самый легкий.

В третьем туре ребенка просят станцевать, продемонстрировать артистичность. Если ребенок хорошо слышит музыку, правильно двигается — его берут. Словом, этот этап нужен для того, чтобы проверить, действительно ли ребенок горит танцами, хочет этим заниматься или его насильно привели родители.

Учебный день в академии длится с 9 до 19. В 9 утра начинается классический танец. Потом специальные предметы чередуются с общеобразовательными. С 17.30 до 19 обычно проходят репетиции. На старших курсах балетная нагрузка увеличивается, потому что скоро все пойдут в театр, а значит в приоритете профессиональное развитие.

Учёба в академии — это, в первую очередь, большая психологическая нагрузка. Нужно постоянно совершенствовать свою технику, учить что-то новое по специальным и общим дисциплинам, ведь у нас тоже есть ОГЭ, ЕГЭ, их никто не отменял.

Кроме того, мы все время живем в условиях жесткой конкуренции. Каждый год с потока отсеиваются минимум два человека — и это в лучшем случае. Например, в этом году с одного курса у нас отчислили 12 студентов.

Вообще из 50-60 учеников до последнего курса доучивается максимум 17-20. Мысль об отчислении психологически очень давит. Ты начинаешь думать, что если что-то не сделаешь сейчас, потом это никогда не сделаешь. Всё время идёт конкурс из серии «Быстрее, выше, сильнее». Ты должен всегда быть в лучшей форме. Были случаи, когда учитель говорил: «Посмотри, она делает это лучше, чем ты». И у тебя есть два варианта: стоять на месте и завидовать либо пойти в зал и добиться такого же результата.

В основном отчисляют за то, что не справляешься с программой. Не важно, плохо тебе или хорошо, нужно в любом состоянии идти и отрабатывать движения, улучшать технику. И делать это надо постоянно.

До балетной академии я никогда не сталкивалась с холодом, какой-то злостью со стороны других детей, девочек. Но именно учеба здесь научила меня разбираться, кто есть кто, отстаивать свою правоту.

Несмотря на то, что у нас был дружный класс, мне не хватало тёплого общения, в том числе потому что мы всё время были физически уставшими. Бывало такое, что мы приходили в раздевалку, садились на стул и смотрели в одну точку. И только потом начинали переодеваться и уходить домой. Тут уже не до общения, так как мы всё время в работе. Каждая ученица тут работает над саморазвитием и зациклена на себе.

Кроме того, все балерины, даже опытные, получают травмы. Это часть профессии

Травмы очень сильно зависят от техники, насколько академично ты двигаешься, как тебя научили. Педагог должен дать такую базу, после которой твои движения не будут наносить тебе вред.

Если ты получил травму, не нужно продолжать танцевать дальше. Одно дело, если это произошло во время спектакля, и ты можешь от избытка адреналина что-то не заметить, а другое дело, если это произошло во время занятия.

Чтобы реабилитация прошла успешно, нужно, во-первых, не бояться общественного мнения и честно рассказать преподавателю о полученной травме. Во-вторых, осознать ошибки, то есть проанализировать, почему получил травму, что делал неправильно. А дальше гимнастика и осознанная работа переучит тело действовать по-другому. Это сложно, но по-другому не восстановиться.

«Завидовала детям, которые гуляют и катаются на коньках»

Юлия М., студентка второго курса хореографической академии

Мои родители — артисты балета, поэтому я выбрала этот путь вполне осознанно. В 9 лет поступила на подготовительное отделение хореографической академии, в 10 — успешно прошла вступительные испытании была зачислена в первый класс. Говорят, когда ребёнка отдают в балет, у него нет детства. Когда я сильно уставала, получала травмы, я вспоминала это высказывание — и думала, что могла заняться чем-нибудь другим. Но постепенно, в том числе благодаря поддержке родителей, понимала, чего на самом деле хочу.

Бывает, стоишь у станка, смотришь в окно и видишь других детей, которые спокойно играют, занимаются своими делами. Конечно, думаешь:

«Зачем я стою у станка, делаю тандю. Может, бросить всё и пойти поиграть, побегать?»

Но потом понимаешь, что мечта выйти на сцену — сильнее этого сиюминутного желания.

Помню, я завидовала детям, которые катаются на коньках, потому что мы не можем часто выходить на лёд. Это не большой, но всё же риск получить травмы.

Самое трудное в балете — каждый день выдерживать колоссальные физические нагрузки. Тяжело всё время работать у станка, не лениться, заставлять себя что-то делать, даже если больно или что-то не получается.

В конце каждого года мы сдаём экзамены. А в первом и пятом классах таких экзаменов два: полугодовой зимний и в конце года. Именно в этих классах отчисляют самое большое количество учеников. В первом классе педагоги обращают внимание на физические данные детей, как они справляются с программой. В пятом классе также смотрят на это, но еще на физическую форму ребенка, так как именно в это время начинается переходный возраст, телосложение меняется. И по этой причине тебя тоже могут отчислить.

Конечно, обучение балету — это очень тяжёлый путь, который проходят не многие. Но те, кто проходит, добиваются колоссального успеха. Главное — желание ребёнка, тогда он справится со всеми трудностями. А родители должны его поддерживать и быть готовыми к тому, что в любой момент ребёнок может прийти домой в слезах. Тогда его нужно обнять и подарить ему ласку и любовь — то, чего в балетных учебных заведениях часто не хватает.

Комментарии(21)
Вариант суворовского училища — детства нет, но тут хоть по желанию.
Они прекрасно понимают на что идут, даже в детском возрасте. Знакомая рассказывала, что ей показывали фильм про училище, не для широкой публики, где всё без прекрас. Она не поступила и спустя годы она всё равно стремилась танцевать.
Артрит в 18 лет? Трескается берцовая кость? Да ну его нафиг такой балет)) Я бы дочерей отговорила от такого занятия, которое так калечит и инвалидизирует женщину. Прыгать скелетиком по сцене, сверкая промежностью, а потом ни семьи нормальной, ни детей, ни здоровья… Глупость какая-то, мазохизм, не стоят того все эти танцульки.
И семьи у балерин есть, и дети не по одному. Мария Абашева, к примеру, прима и мама троих. У Дианы Вишневой сын…
Я двадцать лет преподавала в хореографическом училище. Не буду говорить в каком, скажу только, что преподавала общеобразовательный предмет и почти сразу поняла, что он детям не нужан. Ребёнку-артисту балета ни к чему знать таблицу Менделеева, для него важнее знать, какая диета ему подходит, сколько калорий и каких необходимых витаминов содержатся в яблоке. То, что написала молодая балерина мне знакомо по тем выпускникам, с которыми я продолжаю общаться. У мноих такие травмы, которым позавидует десантник из горячих точек, но спросите десантника и балерину — откажется ли он от своей работы? Никогда в жизни. Полёт Сильфиды и аплодисметы за фуите несравнимы ни с какой зарплатой. Это их жизнь, они проходят по ней с гордо поднятой головой и сознанием своей значимости. Они все, и те, кто был отчислен за «форму», и те, кто блистает на сцене совсем другие люди. Они герои.
«Ребёнку-артисту балета ни к чему знать таблицу Менделеева…» Этому ребенку нужно знать и таблицу Менделеева, и все остальное, т. к. в случае балетной неудачи у него будет шанс найти себя в другой профессии. Куда он пойдет с травмой, несовместимой с балетом, и со знанием количества калорий в яблоке? Сами подумайте.
Показать все комментарии
Больше статей