Что такое «черная педагогика» родителей и как она разрушает будущее детей

Что такое «черная педагогика» родителей и как она разрушает будущее детей

Бомбора

20

16.10.2021

В издательстве «Бомбора» вышла книга швейцарского психоаналитика Алис Миллер «Тело не врет. Как детские психологические травмы отражаются на нашем здоровье». Она помогает разобраться с подавленными эмоциями и спокойно взглянуть в лицо детским травмам. Публикуем главу о том, как воспитательные методы родителей могут повлиять на будущее детей.

Жесткое воспитание негативно влияет на ощущение того, кто мы есть на самом деле, что мы чувствуем и что нам нужно, или даже полностью уничтожает наши ощущения. «Черная педагогика» порождает приспособленных людей, способных доверять лишь своим маскам, потому что в детстве они жили в постоянном страхе наказания. «Я воспитаю в тебе лучшее» — вот главный принцип «черной педагогики». «И даже если я тебя бью или мучаю словами, это тебе только на пользу».

Венгерский писатель и лауреат Нобелевской премии Имре Кертес в знаменитом романе «Без судьбы» рассказывает о своем прибытии в концлагерь Освенцим. Тогда он был пятнадцатилетним мальчиком, и в романе он очень точно описывает, как пытался истолковать все бессмысленное и жестокое, с чем тогда столкнулся, как нечто положительное и благоприятное, потому что иначе он погиб бы от страха смерти.

Вероятно, каждый ребенок, с которым жестоко обращаются, должен занять такую позицию, чтобы выжить

Кертес переосмысливает свое восприятие и пытается увидеть благодеяние в том, в чем другой человек обнаружил бы очевидное преступление. У ребенка нет выбора, ему нужно подменять ощущения, если рядом нет помогающего свидетеля и он находится полностью во власти преследователей. Только во взрослой жизни, если этому человеку посчастливится встретиться со знающими свидетелями, у него будет выбор. Он сможет освободить свою правду, перестать жалеть и понимать обидчика, отказаться от желания испытывать непрожитые чувства своего антагониста, от которых он дистанцировался; он сможет однозначно осуждать поступки того, кто его обидел. Этот шаг принесет большое облегчение организму. Теперь телу не нужно угрозами напоминать взрослому о трагической истории ребенка, теперь оно чувствует, что его понимают, уважают и защищают, если взрослый хочет знать всю его правду.

Я говорю о насильственном характере «воспитания» жестокостью, потому что ребенку не просто отказывают в его правах на достоинство и уважение собственной человеческой жизни, но и устанавливают своего рода тоталитарный режим, при котором малыш не в состоянии понять, что он вообще переживал унижения, лишения достоинства и жестокость, не говоря уже о том, чтобы он мог этому сопротивляться. Эти модели воспитания находят продолжение в жизни взрослых, которые используют их со своими партнерами и собственными детьми, на работе и в политике — там, где от страха когда-то неуверенного ребенка можно отбиться с помощью властной позиции. Таким образом и возникают диктаторы и человеконенавистники, которых никогда не уважали в детстве и которые пытаются принудить других к уважению с помощью инструмента гипертрофированной власти.

Исследовательская группа в Сан-Диего опросила 17 тысяч человек, средний возраст которых составил 57 лет, на тему «Каким было их детство и чем они болели в своей жизни». Оказалось, что у детей, с которыми когда-то жестоко обращались, было гораздо больше серьезных заболеваний, чем у тех, кто вырос без насилия и воспитательных побоев. Название этой короткой статьи звучало так: «Как сделать из золота свинец», а комментарий автора, приславшего мне свой труд, гласил: «Результаты однозначные, они о многом говорят, но они скрыты».

Зачем их прятать? Потому что они не могут быть опубликованы без обвинения родителей, а в нашем обществе делать это по-прежнему (сегодня даже больше прежнего) запрещено. Потому что сегодня все больше специалистов занимают позицию, что душевные страдания взрослых обусловлены генетической предрасположенностью, а не конкретными травмами и родительскими ошибками.

Просветительские исследования семидесятых годов о детстве шизофреников также остались безызвестны широкой публике, похороненные в научных публикациях журналов. Вера в генетику, поддерживаемая фундаментализмом, продолжает праздновать триумф.

Этот аспект освещает очень уважаемый в Великобритании британский психолог Оливер Джеймс в своей книге «They F*** You Up». Исследование производит неоднозначное впечатление из-за страха автора перед последствиями своих выводов и его явного предупреждения о том, что не нужно приписывать родителям ответственность за страдания их детей. И все же в нем есть четкое доказательство, обоснованное результатами многочисленных исследований, что генетические факторы играют весьма небольшую роль в развитии душевных заболеваний.

Так, темы детства сегодня тщательно избегают на многих сеансах терапии. Сначала клиентам помогают проявить свои сильные эмоции. Но с пробуждением эмоций обычно всплывают вытесненные воспоминания детства: воспоминания о жестоком обращении, эксплуатации, унижении и травмах, перенесенных в первые годы жизни. С ними терапевт, как правило, не знает, что делать. Он не может правильно обращаться со всем этим, если сам не прошел этот путь. Опытные терапевты редко встречаются, поэтому большинство предлагают своему пациенту «черную педагогику», то есть мораль, которая когда-то сделала человека больным.

Фото: shutterstock / Yuganov Konstantin

Организм вообще не понимает этой морали, ничего не может поделать с четвертой заповедью, также его не обмануть и словами, в отличие от разума. Тело является хранителем нашей правды, потому что оно несет в себе опыт всей нашей жизни и заботится, чтобы мы могли жить с этой правдой. С помощью симптомов оно также заставляет нас допустить эту истину когнитивно, чтобы мы могли гармонично общаться с живущим в нас когда-то оскорбленным и униженным ребенком.

Наказания с целью выработки послушания я лично получала уже в первые месяцы жизни

Конечно, десятилетиями я не имела об этом ни малейшего представления. В детстве, по рассказам моей матери, я была настолько послушной, что у нее не было никаких проблем со мной. Этим она, по ее собственным словам, была обязана последовательному воспитанию меня, беспомощного младенца. Поэтому у меня так долго не было воспоминаний о детстве.

Только во время последней терапии сильные эмоции сообщили мне об этом. Хоть они и были связаны с другими людьми, но постепенно мне все лучше удавалось понять их корни, интегрировать их как осознанные чувства и таким образом реконструировать историю моего раннего детства. Таким образом я избавилась от застарелых, до тех пор непонятных мне страхов и благодаря чуткому сопровождению смогла залечить старые раны.

Страхи касались в первую очередь моей потребности в общении, которую мать не только никогда не удовлетворяла, но за которую она меня даже наказывала как за непослушание, руководствуясь своей строгой системой воспитания. Поиск контакта и понимания проявлялся сначала в плаче, потом в вопросах, в сообщении собственных чувств и мыслей. Но за плач я получала шлепки, на вопросы — нашпигованные ложью ответы, а выражать чувства и мысли мне было запрещено, поскольку молчание матери целый день было постоянной угрозой. Она никогда не хотела истинных проявлений меня, поэтому я должна была скрывать от нее свои подлинные чувства.

У матери случались вспышки гнева, но она была не способна проанализировать их или подвергнуть сомнению свои эмоции. Поскольку она с детства была фрустрирована и недовольна, она постоянно в чем-то обвиняла меня. Если я сопротивлялась несправедливости и пыталась доказать ей свою невиновность, она понимала это как нападки, которые часто очень жестоко пресекала.

Она путала эмоции и факты. Если она чувствовала, что я нападаю на нее со своими объяснениями, то была уверена, что так и есть на самом деле. Помочь понять, что ее чувства не имеют ничего общего с моим поведением, ей могла бы способность к рефлексии. Но я ни разу не заметила, чтобы она о чем-то сожалела, она всегда вела себя как «право имеющая». Так, в тоталитарном режиме, я провела свое детство.

Фото: shutterstock / Yuganov Konstantin

Комментарии(20)
(Комментарий скрыт редакцией)
Я так провела своё детство. Страх, ложь родителям, мысли о самоубийстве. Сейчас я мама 2 дочерей. Я НИКОГДА не вела себя так, как моя, несмотря ни на что, любимая мама, я ни разу их не ударила, ни разу не накричала. Потому что я всё это помню
Благодаря такому воспитанию, я научилась виртуозно врать, от страха, что сейчас ей опять что то не понравится, и начнется ремень, недельное молчание, ненавистный взгляд. Лет с 13 я мечтала жить отдельно, но только мечтала. мне постоянно указывали на то, что я ничего не стОю без родителей, что я в жизни ничего не добьюсь, что я никому не нужна. на волю я вырвалась в 24 года. состоялась в профессии и семейной жизни. своих детей ни разу не била, бывает ругаю, но куда без этого. и чем старше становятся мои дети, тем чаще я отматываю назад воспоминания и понимаю, что мое детство не такое уж прекрасное, как мне внушали, регулярно повторяя что то вроде, вот вырастешь и поймёшь, , вот будут свои дети и посмотрим, как ты их не будешь бить,. я выросла и действительно все поняла.поняла, что так нельзя воспитывать детей. сейчас у меня с мамой ровные отношения, она пытается влезать в мою семью и устанавливать свои порядки, но я не позволяю, на этом фоне случаются конфликты.частенько подстрекает меня к воспитанию детей ее методами, но я этого не делаю, что тоже не очень ей нравится… Пытается указывать мне на недостатки моих детей. не понимаю этого все больше и больше. складывается впечатление, что она просто пыталась компенсировать свои недостатки и выместить на нас свою злобу на себя саму. чтоб этого избежать, я просто живу совсем другой жизнью, почти всегда нахожусь в процессе обучения, занимаюсь с детьми.не хочу, чтоб мои дети помнили вечно недовольную, злую, орущую мать
да вашей матери памятник надо поставить что ТАКУЮ дочь воспитала!
Научилась врать маме, к примеру что гуляю с друзьями, чтобы отпустила, а в итоге была одна постоянно. Она меня никогда не хвалила, что сейчас мне нужно одобрение других людей. Всё моё творчество, она почему-то не воспринимает. Обид скопилось достаточно, но забывать я не хочу, это моё бремя. Она никогда не понимала, почему я здороваюсь с другими, будто меня на это не воспитывала. Детство моё не задалось, я шла на контакт легко, но если меня обижали, я реагировала в штыки. Взрослые кто был знаком с моей мамой, негативно ко мне относились. Почему я не знаю. Если болели нервы, то она говорила надо работать, и в итоге я перегорела у меня потерялся интерес ко всему, кроме своего хобби. Раньше хотела детей, но сейчас я не готова к ним пусть мне 31 год, лучше сначала я приведу себя в норму, не могу без успокоительных по рецепту, травушки мне не подходят. Иначе что я буду за мама, если буду орать на свою кровинушку. Сейчас моё эмоциональное состояние берет вверх моему рассудку и спасибо за это родителям. Я ненавижу всех людей, ненавижу политику, и являюсь главным хейтером самой себя. Меня пытались сломать всю жизнь, но в итоге разрушили меня полностью. Муж вообще считает что у меня синдром жертвы, но это далеко не так.
Показать все комментарии
Больше статей