«А можно ли было его остановить?». Психолог — о том, что должны знать и понимать родители

«А можно ли было его остановить?». Психолог — о том, что должны знать и понимать родители

Бомбора

4

09.10.2021

Когда в очередной раз подросток приходит в школу с оружием, мы задумываемся: можно ли было предотвратить трагедию? Публикуем отрывок из книги Питера Лангмана «Почему дети убивают. Что происходит в голове у школьного стрелка» (вышла в издательстве «Бомбора»), который дает несколько подсказок для родителей.

Со времен «Колумбайна» предотвращено немало нападений на школы. Это и хорошая новость, и плохая. Хорошая — люди стали бдительнее относиться к признакам насилия. Вместо того чтобы отмахиваться от угроз, теперь ученики склонны сообщать о своих тревогах. Их действия помешали ряду потенциальных нападений.

Плохая новость — многие дети еще стоят на грани насилия. Кроме предотвращенных нападений, освещенных в СМИ, многие не доходят до общественности. Поэтому нужно делать все от нас зависящее, чтобы поддерживать безопасность в школах.

Чему нас могут научить произошедшие и предотвращенные атаки? Пересматривая эти события, мы видим ряд выделяющихся моментов, которые могут сориентировать нас в будущем.

Урок 1: Границы частной жизни

Сильно достается родителям школьных стрелков. Их винят в том, что они воспитали злых детей. Винят, что они не разглядели тревожные признаки. Винят за сотворение чудовищ-убийц. Это ошибка. Ни один родитель не подстрекал своего ребенка совершать убийства и не помогал планировать нападения. Задним числом легко критиковать за то, что они сделали или не сделали. Однако это непродуктивно. Куда полезнее учиться на прошлых трагедиях в надежде предотвратить трагедии будущие.

Какова роль родителей в предотвращении школьных нападений? Чтобы снизить риск не только нападений, но и опасного поведения в целом, родители могут сделать следующее. Возможно, самая важная задача — знать своего ребенка. Конечно, это легче сказать, чем сделать, особенно с тинейджерами. Подростки умеют вести свою отдельную жизнь, которую их родители никогда не увидят. Тем не менее важно сохранять поддерживающие и заботливые отношения. Открытое общение позволит вам быстро реагировать при возникновении проблем. Знать друзей своего ребенка, куда он ходит, чем занимается, какие сайты смотрит, что постит на своих страницах и так далее — это может предотвратить массу неприятностей.

А как же частная жизнь? Часто родители хотят давать подросткам больше свободы по мере взросления.

Потребность в наблюдении за детьми зависит от их поведения

У большинства не нужно осматривать комнату на регулярной основе. Но если вы застали сына с самодельной бомбой, то регулярные осмотры обязательны. Если знаете, что ваша дочь злится на мир и одержима оружием, что она посещает сайты на тему оружия и поглощена мыслями о смерти и насилии, стоит присматривать за ней и обратиться за профессиональной помощью.

Например, родители Эрика Харриса знали, что он собирал трубчатую бомбу. Задним числом кажется очевидным, что им следовало быть бдительнее, но они жили в мире до «Колумбайна». Эрику нравилось запускать фейерверки и взрывать бомбы в поле; окружающих это не настораживало. Но мы живем в мире после «Колумбайна». Времена изменились. Если родители знают, что их сын или дочь мастерят бомбу или читают об этом книги вроде «Поваренной книги анархиста» (издание включено в Федеральный список экстремистских материалов. - Прим. ред.), им стоит озаботиться.

Кип Кинкл тоже делал устный доклад о сборке бомбы. Он сам их собирал и взрывал. Умолял и выпрашивал у родителей больше оружия. Пушки, пушки, пушки. Больше ему ничего было не надо. Родители понимали, что дела неладны, но отец продолжал покупать Кипу оружие в надежде, что сможет проследить за сыном и, возможно, укрепить их отношения. Задним числом легко разглядеть тревожные звоночки. Если сегодня школьники или студенты кажутся увлеченными оружием, открыто говорят о сборке бомб и отчаянно мечтают о пушках, это еще не значит, что они потенциальные убийцы, но критически важно не давать доступ к огнестрелу и изучить ситуацию.

И Кип, и Эрик мастерили и хранили дома большое количество бомб

Еще в их комнате и по дому было спрятано много оружия. Когда дети увлекаются такой темой, родителям нужно следить за их поведением и личным пространством, чтобы знать, что происходит. В случае Шализы из последней главы родители озаботились и отправили ее в больницу. Обыскали ее комнату и нашли нож и пистолет.

Не всем родителям нужно обыскивать свой дом, но когда есть повод для беспокойства, это обязательно. А если есть повод думать, что дома могут храниться бомбы, лучше известить правоохранительные органы и дать провести обыск им. Во-первых, они умеют распознавать бомбы, а, во-вторых, взрывчатка может представлять угрозу. После школьной бойни Кипа полиция обыскивала его дом. Они обнаружили не только тела родителей, но и столько сложных бомб, что пришлось эвакуировать район, прежде чем их выносить.

Родители должны быть настороже из-за признаков потенциального насилия. Если они прочитают рассказ или дневник своего ребенка и обеспокоятся содержимым, они должны знать, как поступить. В зависимости от повода для беспокойства нужно сообщить в школу, специалисту по психическим заболеваниям или полиции. О непосредственных угрозах насилия следует сообщать в правоохранительные органы. Гнев и депрессия в отсутствие явной угрозы должны привести к приему у специалиста. Другие угрозы могут потребовать известить школьную администрацию. Если ваш ребенок говорит, что его знакомый планирует нападение, немедленно передайте об этом в школу и в правоохранительные органы.

Урок No 2: Не врите, чтобы защитить ребенка

За день до бойни Кипа задержали за то, что он пришел в школу с оружием, и забрали в полицейский участок. Когда за ним приехал мистер Кинкл, он обещал офицеру, что дома сын будет в безопасности. Заверил, что больше дома оружия нет. Это была неправда, и мистер Кинкл об этом знал. Он сам покупал сыну оружие — очевидно, он знал, что оно есть. Видимо, мотивацией мистера Кинкла было минимизировать скандал. Хоть у Кипа и нашли в шкафчике заряженный пистолет, отец больше беспокоился об оценках Кипа и о том, чтобы он закончил учебный год. Он не осознал тяжесть ситуации, а если и осознал, то первым делом задумался об учебе Кипа, а не о безопасности окружающих. Умалчивание об оружии стоило жизни мистеру и миссис Кинкл и двум школьникам.

Задолго до убийств миссис Кинкл тоже лгала с опасными последствиями. Она достаточно беспокоилась о Кипе, чтобы отвести его к психологу. Однако когда психолог спросил, есть ли у них семейная история психических болезней, она сказала, что нет.

Серьезных болезней хватало с обеих сторон семьи; были буйные родственники, многих из них помещали в больницы

Психологи спрашивают о семейной истории, потому что у многих психологических проблем генетическое происхождение. Возможно, знай психолог об опасном психологическом фоне семьи, он бы действовал иначе. Возможно, он бы внимательней отнесся к Кипу или посоветовал родителям пристально наблюдать за поведением мальчика. От лжи профессионалам, когда ребенок в кризисе, бывает только хуже.

Урок No 3: Действуйте в установленном порядке, о ком бы ни шла речь

В истории Кинкла есть еще один момент. Его родители были учителями, отец много лет преподавал в школе Кипа. Тот факт, что в школе знали семью мальчика, изменил ход событий. Никто не следовал необходимым процедурам, к Кипу относились не так, как положено относиться к ученикам, когда они приносят в школу заряженное оружие.

Кто бы ни представлял угрозу, необходимо провести должную оценку угрозы. Это относится ко всем, будь то сын директора или дочь начальника полиции. Процедуры придуманы неспроста, и обход протокола из-за известности или хорошей репутации семьи может обернуться ужасной ошибкой. Дик Дойл, замдиректора в школе Кипа, говорил: «Когда стала известна правда, установленные правила проигнорировали. Им не последовали просто потому, что он Кинкл. Вместо того чтобы задуматься об оружии, задумались о семье мальчика, которого поймали с оружием».

Урок No 4: Обратите внимание, если в школе беспокоятся о вашем ребенке

Родителям не всегда просто выслушивать отрицательные отзывы о своем ребенке. Их можно понять. И все же если из школы звонят и сообщают, что его поведение может представлять угрозу, родителям следует отнестись к этому серьезно. Тревога может быть ложной, а может оказаться и вопросом жизни и смерти.

За несколько недель до «Колумбайна» Дилан Клиболд написал рассказ о жестоком убийстве компании школьников. Его учительницу английского это настолько встревожило, что она поговорила с Диланом и звонила Клиболдам. Дилан оправдывался тем, что это «просто рассказ».

Родители на этом все и оставили, потому что повода для волнений у них не было. Откуда им было знать, что Дилан планирует воплотить рассказ в жизнь?

Та же ситуация повторилась, когда Кип Кинкл выступил на уроке с докладом о сборке бомб. Об этом узнал школьный психолог и просил миссис Кинкл найти для сына профессиональную помощь. Миссис Кинкл обиделась и потребовала назначить Кипу другого психолога. Урок здесь в том, что родители должны доверять школе.

Учителя читают тысячи сочинений, ни о чем не извещая родителей

Если учитель все-таки связался из-за того, что написал их ребенок, для этого может быть уважительный повод. Это еще не значит, что в отсутствие существенной угрозы ребенка надо отчислить или арестовать, но какие-то последствия наступить должны. Если родители не знают, как поступать в такой ситуации, можно обратиться за помощью к школе или отвести ребенка на психологическое обследование.

Учителей здесь касается то, что им стоит прислушиваться к собственной реакции. Они работают с сотнями учеников и читают тысячи работ. Если конкретная работа выглядит настораживающей или угрожающей, это может быть неспроста. Учительница Дилана Клиболда правильно озаботилась рассказом о бойне среди школьников. К сожалению, ее никто не послушал.

Комментарии(4)
Да хватит винить родителей! Во всем виноваты школы и учителя! Та травля, которая там происходит и на которую все учителя и администрация школ закрывают глаза! Более того, сами травят жертву, поощряя потенциальных убийц и будущих криминальных элементов, сидящих за партами! Школа поощряет насилие! Для них эти «сильные», которые травят жертву, лидеры классов! Вместо того, чтобы нивелировать таких уродов, они поощряют их к ещё большим издевательствам над жертвами. И доводят детей до самоубийства, терроризма, убийст и издевптельст в армии, когда родителям привозят ребят-срлчгиков в гробах-убиты вот такими нелюдямт, которых поощряли на это в школах. Начинать надо не с семей, а со школ и СМИ!
Согласен
Больше статей