«Тут не принято кичиться деньгами». Правила воспитания стартапера из Кремниевой долины Ксении Чабаненко
«Тут не принято кичиться деньгами». Правила воспитания стартапера из Кремниевой долины Ксении Чабаненко
«Тут не принято кичиться деньгами». Правила воспитания стартапера из Кремниевой долины Ксении Чабаненко

«Тут не принято кичиться деньгами». Правила воспитания стартапера из Кремниевой долины Ксении Чабаненко

Анжелика Хмелевская

2

08.08.2020

Шесть лет назад предприниматель Ксения Чабаненко вместе с мужем переехала из Москвы в США. О том, как живут женщины — сотрудницы технологических компаний Кремниевой долины, Ксения рассказывает на своем канале Techies. А в наших «Правилах воспитания» — другая сторона ее жизни: дом, семья, четырехлетний сын Патрик и размышления о том, как совместить американские ценности и русскую культуру.

1. Наш сын Патрик родился в США, но русский стал для него первым языком. У многих детей из русских семей в США есть проблемы с сохранением родного языка, а мы бы хотели, чтобы ребенок знал свои корни, культуру, осознавал себя русским. Поэтому дома мы общаемся только на русском языке, а когда ездим в Россию, то каждый раз привозим чемодан детских книг. До трех лет мы намеренно не отдавали сына в американский детский сад, хотя я работала. Патрик был дома с русскоязычной няней. Просто в социуме у ребенка быстро повышается словарный запас на доминирующем языке, а для нас было важно, чтобы сначала Патрик, насколько это возможно, свободно заговорил по-русски и только потом уже начал знакомиться с другими языками.

2. Я не верю в занятия иностранным языком для малышей. На мой взгляд, ключевую роль тут играет погружение в среду. В Америке не предусмотрено бесплатное дошкольное образование, есть только частные детские сады. Разнообразие большое, поэтому мы выбирали тщательно. Хотелось, чтобы Патрик с детства был адаптирован к мультинациональности штата. В Кремниевой долине более 50% населения — представители азиатской этнической группы, и мы остановились на садике, где практикуется два языка: английский и мандаринский, это основной диалект китайского. Учителя (так называют воспитателей) здесь проговаривают каждую фразу на обоих языках. Дети не учат ни отдельные слова, ни алфавит, идет лишь запоминание словосочетаний, которые соотносятся с тем или иным событием в обычной жизни.

За недолгое время в садике Патрик начал кое-что понимать и петь на мандарине песни. Мы решили, что если он сможет и захочет освоить китайский язык — хорошо, нет — значит, нет. Я пыталась учить китайский, когда была студенткой, — занятие непростое, совершенно другая форма речемыслительного процесса, но здесь есть возможность пообщаться с носителями, это круто и безумно полезно.

3. Сыну уже четыре года, пора выбирать школу и подавать документы. Обучение в начальных классах тут начинается с пяти лет. В Кремниевой долине государственные школы привязаны к месту жительства, распределение идет строго по прописке, поэтому и жилье в районах с хорошими школами намного дороже. Не хочешь отправлять ребенка в обычную школу, выбирай частную, они находятся где угодно. Мы как раз нашли такую школу: маленькую, милую, там тоже преподают мандарин, и она не слишком дорогая. Будем опираться на интересы Патрика, посмотрим в течение нескольких месяцев, как ему китайский язык, тогда и решим.

Мне говорили, что программа государственных школ построена так, что в началке — вальяжность и размеренность графика, почти нет домашних заданий

Нагрузка увеличивается по мере взросления детей и достигает пика к старшим классам. Мамы из недавно переехавших семей часто переживают, что дети начинают отставать от российской программы, потому что тут все суперспокойно. Многие воспринимают это как минус, я же считаю такой подход правильным. В младших классах главная задача — это адаптировать и научить коммуницировать, для меня это приоритет.

К тому же здесь есть много самых разнообразных частных школ, в том числе и с очень напряженной академической программой, так что у родителей всегда есть выбор в зависимости от их представлений, что лучше для ребенка.

4. Усаживать трехлетнего ребенка за компьютер и заставлять слушать преподавателя на экране — довольно противоестественное дело. С наступлением карантина наш сад начал небольшие онлайн-занятия — по 30 минут 2 раза в день. Ничем посторонним в это время заниматься было нельзя. Может быть и есть дети, которые заинтересованно сидят перед Zoom, но это не наш случай точно: Патрик отрицал происходящее. Ему не нравилось, что садик вместе с играми и песенками переехал в компьютер. Он отворачивался, прыгал на маленьком батуте, чем отвлекал всех детей. Ребятам было весело, никто из них не слышал, что говорил учитель. А я сидела рядом и понимала, что сделать с этим ничего не смогу. Только еще раз убедилась в том, что для детей важен личный контакт, а компьютерные занятия — это не погружение в социальную среду, а полная ерунда. Ради чего все это — Патрику было непонятно, поэтому в какой-то момент он просто начал отказываться и говорить: «Я не хочу». Вполне предсказуемая реакция — еще вчера можно было поиграть вместе с друзьями, а сегодня остались одни только мордашки на экране монитора. Помучились, а потом поняли, что в таком возрасте это пустая трата времени.

5. Мне нравится образование в Америке, здесь с детства развивают навыки самопрезентации. Уже в детском саду дети готовят разные интересные проекты, учатся выступать на публике, аргументированно отстаивать свою точку зрения, зажигательно и структурированно говорить. В России, когда я училась, такого не было, да и сейчас, насколько я знаю, подобные штуки мало где практикуются.

Чтобы поступить в топовые университеты, тут недостаточно иметь хорошие оценки, нужно показать свои лидерские качества и способность добиваться желаемого. То есть у спортсменов, например, при поступлении будет преимущество при равных результатах с другими абитуриентами. Здесь очень важно уметь соревноваться в выбранной области, а потом побеждать — на уровне штата, страны, мира.

6. Дети в Кремниевой долине не кричат о достатке своих родителей. Тут много богатых людей, однако никто не демонстрирует свой заработок. Друзья из Москвы рассказывали, как их ребенок пришел и попросил новый телефон, ведь у всех в классе уже последняя модель, и ему не хотелось быть белой вороной. Здесь же легко можно встретить мультимиллионера на простой машине и в трениках из масс-маркета. Это поражало меня в первые месяцы после переезда.

Кичиться брендовой одеждой или дорогими аксессуарами тут не принято, это моветон. Благодаря поведению родителей такое отношение к деньгам складывается и у детей

Такая же история и с толерантностью: она перенимается от взрослых, которые знают, что дискриминировать людей по какому-либо признаку противозаконно, и обычно не станут допускать спорных высказываний. Пока мне кажется, что отношение к деньгам, толерантность тут воспитываются примером взрослых и особенностями места. В мультикультурной Кремниевой долине, где почти все переехали недавно, говорят с акцентом, многие начинают карьеру почти с нуля, дети изначально погружены в такую среду.

7. Детей важно учить гигиене отношений так же, как и чистке зубов по утрам. И говорить с ними на сложные темы должны родители, это один из способов выращивания личности, которой в определенном возрасте важно получать ответы на конкретные специфические вопросы. Это общение — подготовка ребенка к внешнему миру. И лучше, чтобы он узнал многое о нем заранее, а не постфактум.

Не помню, чтобы со мной в детстве обсуждали вопросы пола лет до 11. Когда я в подростковом возрасте отправлялась в летний лагерь на три недели, мама попыталась что-то мне рассказать о критических днях и рождении детей, но это было, конечно, очень поздно. Я уже все прочитала в медицинской книжке, которая стояла у нас на полке. Но гораздо раньше узнала «про это» от друзей во дворе, которые сами непонятно где и что услышали. Все эти рассказы состояли из смешков и перешептываний, слабо соответствующих действительности.

Мне хочется, чтобы Патрик получил более объективную информацию об устройстве мира, отношениях между людьми и так далее. Безусловно, объяснения должны соответствовать возрасту и дополняться по мере взросления. Думаю, школа тут может стать лишь вспомогательным элементом. Например, в 10–12 лет детям будут рассказывать про половое воспитание, по большей части эти уроки предполагают курс самозащиты — там объясняют, что такое неприкосновенность тела, личные границы и так далее. Но все же полностью сваливать такие важные штуки на образовательное учреждение неправильно.

8. Избалованных детей не бывает, это клеймо, которое ставится взрослыми. Такое же, как и другие эпитеты, относящиеся не к конкретному действию, а к самому ребенку. Как только мы даем ему такое определение, мы навязываем неконструктивное представление о себе. Ребенок все время находится в процессе формирования, он может сделать что-то вообще без умысла. Есть суждения, мотивы, эмоции, которые иногда могут выражаться неэкологично и неаккуратно, но это не является для него характерной чертой. Соответственно, даже если поведение противоречит нашим представлениям о «воспитанном ребенке», реагировать нужно только на конкретное действие.

Ставить ребенку диагноз — «избалованный» или «непослушный» — значит вгонять его в рамки социальных ожиданий

Выбраться из них крайне сложно. Поэтому я считаю, что в коммуникации с ребенком необходимо характеризовать только поступки.

9. Правилами мы показываем ребенку модель, которой не существует. Наша жизнь довольно сложна, в ней много событий и поворотов, поэтому невозможно уложить ее в свод конкретных правил. Точнее, правила и режим должны быть, детям так проще, но важно оставаться с ними в контакте. Например, вместо того чтобы прогонять в комнату, потому что пришло время отбоя, можно сказать: «Знаешь, вообще-то мы должны пойти спать, но сегодня пришли наши замечательные друзья, если хочешь с нами посидеть — посиди. Хочешь, возьму тебя на ручки, или садись рядышком и послушай взрослые разговоры». В этом нет никакого ужаса, наоборот — подобный опыт развивает в ребенке гибкость, которая, несомненно, пригодится в дальнейшей жизни.

10. Я не верю в наказания. Когда детей наказывают, они не понимают в полной мере причинно-следственную связь. Вместо этого они сильно обижаются и злятся, не отдавая себе отчет, за что их наказали. Родители обычно говорят, что нужно раскаяться, но с маленькими детьми это не работает. Они просто не способны такое переварить. Если Патрик в чем-то провинился, мы разговариваем, причем довольно мягко. Когда какой-то поступок повторяется или он совершает что-то, что мы считаем недопустимым, например бьет другого ребенка, конечно, отводим его в сторону и разговариваем строго.

Вообще, у нас безумно демократичный стиль воспитания. Я даже не представляю, что можно было бы жестко запретить ребенку

Например, у нас нельзя съедать два мороженого в день: могут зачесаться ручки. Можно только одно, а еще можно разделить его пополам и поесть утром, а затем вечером. Ведь ребенка не интересует вес продукта в граммах, ему важно, что позже он захочет еще. Пусть это будет половинка, зато он порадует себя несколько раз за день. Будет постарше, перестанет чесаться — пересмотрим наши правила. Мы всегда и все стараемся аргументировать — что-то понимается, что-то пропускается мимо ушей. Главное, чтобы у Патрика был опыт и осознание, что с ним договариваются, что ему всегда готовы предложить альтернативу, при которой он не будет страдать от имеющихся ограничений.

11. Важно знать свои корни: они способны определять нас. В свое время у меня не было возможности тесно общаться с бабушками и дедушками, я дочь военных инженеров, так что приходилось много ездить по стране. Хорошо, что сейчас благодаря интернету поддерживать контакт с бабушками и дедушками довольно легко. Мы созваниваемся по скайпу, переписываемся в семейном чате — регулярно отправляем туда фото и видео. Многие наши знакомые привозят бабушек и дедушек в Америку, но в нашем случае это проблематично: они плохо себя чувствуют, а лететь сюда долго. Поэтому в прошлом году мы всей семьей встречались в Европе, где провели вместе целый месяц, чтобы вдоволь насладиться компанией друг друга.

Я считаю такое общение очень важным и сейчас мечтаю об идеалистической картинке итальянской семьи, которая может собраться во дворе под фамильным деревом, где три или даже четыре поколения будут общаться и веселиться. Такие представления о большой дружной семье очень меня согревают.

Читайте также
Комментарии(2)
Походу, это все же описывается некое элитарное (не в денежном смысле, скорее интеллектуальном) общество, этакий академгородок. А в другой Америке есть BLM. Я вот тоже не понимаю, как можно дискриминировать человека за то, что у него, к примеру, рыжие волосы. Но и не понимаю, как на том же основании позволять ему совершать преступления. Ну почему нельзя просто по конституции: все люди равны, независимо от цвета кожи и пр.?
«все люди равны, независимо от цвета кожи и пр.?» — только некоторые люди этого не знают).