Написать в блог
4 небанальных способа показать ребёнку, что он не зря что-то учит (и даже ходит в школу)
воспитание

4 небанальных способа показать ребёнку, что он не зря что-то учит (и даже ходит в школу)

Пятёрка или похвала — для детей, увы, не показатель
24 752
21

4 небанальных способа показать ребёнку, что он не зря что-то учит (и даже ходит в школу)

Пятёрка или похвала — для детей, увы, не показатель
24 752
21

4 небанальных способа показать ребёнку, что он не зря что-то учит (и даже ходит в школу)

Пятёрка или похвала — для детей, увы, не показатель
24 752
21

Нам важно постоянно достигать цели: прокачать немецкий до уровня «понял кино», победить в конкурсе макраме или стать эльфом 80 левела. Но детям, оказывается, не всегда очевидно, что они что-то прокачивают, пока шепчутся с соседом на уроках. Много лет они отдают сидению за партой, а судить о своём успехе могут по скупой фразе учительницы: «Фауна лесостепей у тебя — на четвёрочку».

Да и родителям бывает интересно выяснить, как ребёнок успевает на пути просвещения: тащит его школьный эскалатор к вершинам познания или дитя буксует где-то внизу. Или страшно любопытно, как там дела с арифметикой, а младший отвечает: «Примеры какие-то решали, не знаю зачем». То есть ребёнок ходит в школу безо всякого ощущения своего прогресса, просто сидит на уроках и ждёт, когда эта морока кончится.

За счёт потока домашних заданий, итоговых контрольных и тестов, нам кажется, что мы в целом улавливаем направление, в котором плывут дети. Отмечаем важные рубежи. Особенно если эти рубежи сопровождаются пояснением учителя: «Повторите дома дроби, на уроках — дурака валял». Но знаем ли мы на самом деле, как ребёнок учится и развивается? Понятно ли ему самому, зачем он выполняет однотипные упражнения, расставляя шипящие гласные в квадратных уравнениях?

Стандартизированные тесты показывают успеваемость ребёнка в сравнении с государственными стандартами или даже по сравнению с другими детьми. Но как понять — усвоил или проскочил? Разобрался или увяз? И главный вопрос мироздания: как учиться осознаннее, а значит, эффективнее.

В педагогике и воспитании теперь принято говорить об осознанности — умении понять, чем ты занят и зачем тебе это нужно

В общих чертах учителя, конечно, объясняют такие мелочи: «Сегодня на технологии каждый выпилит ножку от стула. Это пригодится вам…эээ… В любом случае вы поймёте, что стул из 28 ножек нам не собрать».

С одной стороны, осмыслить прогресс в учёбе важно ребёнку, чтобы у него не было ощущения, будто он едет в общем вагоне неизвестно куда. С другой стороны, родителям тоже было бы полезно быть в курсе. А то в конце 10 класса может внезапно выясниться, что ваша школа была не с углублённым французским, а не очень хорошим русским (и эти записи в дневнике означали не «вернисаж», а «Верни, Саш, монеты!»).

Ещё важнее как-то показать это тем, кто выбрал альтернативное образование (там часто вообще нет никаких оценок) или ребятам на семейном обучении. Ориентироваться на базовые вопросы, которые видишь в тесте раз-другой за год, — точно не лучшая идея. Так как же быть?

1. Ставьте ребёнку понятные цели (выучить таблицу Менделеева или все океаны и материки)

В массовой школе для «среднего ученика» цель — перейти в 5 класс и носить гордое звание «ученика 5 класса средней школы такой-то» — казалась неплохой. Потому что альтернатива остаться на второй год и стать ходячим позором никого не вдохновляла. Сегодня массовости поубавилось. Один и тот же пятиклассник может учиться в суровой гимназии-интернате, где его кормят латынью и высшей математикой, другой — отсиживать редкие уроки в дворовой школе, где классный руководитель меняется раз в три месяца.

Класс как ступенька к прекрасному будущему никак не работает показателем. Впрочем, как и оценки. Некоторые дети после полугода в англоязычной стране возвращаются в школу и тут же хватают двойку по английскому «за оформление». Другие — умеют прилежно кивать и ходят с четвёркой по предмету, о котором не имеют ни малейшего представления.

Понятная образовательная цель может быть, во-первых, достигнута вашими стараниями, во-вторых, измерена объективно (минуя симпатии учителя). Оформление и поведение — в одну сторону, учебное достижение — в другую. Например, выучить таблицу Менделеева, набить руку на умножении и делении дробей, запомнить природные зоны Земли и прочее.

Если человек корпит над книгой, ему будет легче, если он будет представлять настоящую цель: не получить чью-то оценку, а уметь процитировать поэтов революционной эпохи в 10 разных случаях жизни. Эти цели на образовательном маршруте ребёнка важно фиксировать и обсуждать. Может, игра вообще не стоит свеч лучше поехать кататься на велосипеде. В некоторых школах беседы о целях и методах достижения берут на себя тьюторы. Если в вашей школе никого с таким названием нет, стоит написать с ребёнком на бумаге пару учебных целей на ближайшее время.


2. Объясните ребёнку, на каком он сейчас этапе (знает Менделеева, но ещё путает калий и кальций)

Детей трудно заинтриговать объяснением, как всё это пригодится через несколько лет, когда задачи по физике будут про атомы, а это придаст им остроты. Никто в такое не поверит!

Место параграфа в общей картине всегда можно было отследить, открыв оглавление учебника: «Ага, мы начали с клеточного строения листа, значит до пестиков и тычинок дойдём уже через месяц!». Но сегодня образование чаще транслируется через мобильные экраны, странные комиксы и даже научные шоу на детских праздниках. Почему бы и нет, но многое остаётся непонятным: вот этот взрыв, который ребёнок пытается вторую неделю повторить в домашних условиях, какие у него последствия для науки?

Ещё лучше, чем в оглавлении советских учебников, система знаний показана в компьютерных играх: сначала добыча руды, потом постройка кузницы и только потом у тебя появляются железные доспехи. Так же и родители могут иногда приоткрыть всю картину целиком: «Да, фонетика — печальная вещь. Но после звуков есть шанс перейти к словам, а оттуда — к предложениям и даже текстам».


3. Нарисуйте на бумаге весь процесс обучения: цели, достижения и успехи ребёнка

Современный мир повёрнут на визуальной культуре, стремится всё упаковать в красивую картинку. Учебные задачи могут выглядеть интереснее всяких мультфильмов. Раз папа схватил маркер и чертит ментальную карту будущих умений сына или дочери — значит, всё не зря. На ватмане обозначают цели, рисуют стрелочки, и сразу видно, как задачка про наклонные поверхности может помочь в изготовлении машины Голдберга, о которой грезит ребёнок.

Ещё можно нарисовать пройденный путь: вот здесь он ещё не знал таблицы умножения, а в этой точке графика — уже может. Геймерские элементы с ачивками, ростом уровней и графиками достижений заинтересуют младшего куда больше, чем перспектива порадовать нелюбимого учителя докладом.

Тяжёлый труд с прописями, зубрёжкой, прорешиванием уравнений можно сопроводить инфографикой или распечатанными картинками с приключениями героя. Решаешь 10 задачек — переходишь мост из 10 досок, закрашивая по одной. Пробиваешь стену из кирпичей, закрашивая по одному.

Поднимаешься на стену из 10 уступов, а наверху тебя ждёт монстр — босс — контрольная работа. Его можно тоже нарисовать, а потом пронзить правильными ответами

Решил — победил, после чего на парадный портрет героя клеится новая медаль «Повелитель равнобедренных треугольников», и все отправляются праздновать. Такие штуки помогают детям увидеть процесс с началом и концом и избавляет от ощущения, что неправильные глаголы даны на всю жизнь в наказание за грехи. Есть конкретная задача, есть определённые шаги. Да, они требуют напряжения, но каждый маленький пример даёт шанс подняться чуть ближе к победе: «Вот же у меня закрашено полкирпича!»


4. Давайте ребёнку обратную связь («Ура, 72% правильных ответов!»)

То есть всего-навсего говорить, насколько ученик приблизился к результату. «Смотри-ка, у тебя пять ошибок в слове „корова“! А ведь в прошлый раз было шесть! Давай отметим тебя на шкале успеха!» Многие родители, начитавшись о вреде оценок и внешней мотивации, боятся сказать лишнего и только смотрят с грустным лицом в детские тетрадки. Сказать, что всё ужасно, — демотивация, говорить «Молодец, смешной почерк» — незачем.

Если оценить сложно, введите разные параметры, хотя бы один должен быть утешительным: правильность решения, аккуратность, умение намалевать букашек на полях… А шкала — не от двойки до пятёрки, а в процентах. Например: «Ты сегодня очень постарался — 66% правильных ответов! Давай искать, где ошибка». И пусть там было всего три примера, 66% звучит солидно.

Неправильно, если в процессе учёбы возникает ощущение бессмысленности своих усилий или их незначительности. И, кажется, только мы можем помочь ребёнку испытывать от работы другие, более радостные чувства.

Иллюстрации: Shutterstock (miniwide)

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(21)
Комментарии(21)
Всё это очень интересно, но текст портит неудачный пример с выученной таблицей Менделеева, дважды упомянутый в статье. Нет никакой нужды выучивать таблицу Менделеева. Это совершенно бесполезно по сути и не входит в школьную программу.
Возможно Вы правы и сейчас не входит, но когда я учился входила и знание атомной и молярной массы каждого элемента т.е. полная таблица а не просто названия. И это в простой школе без уклонов
А еще можно мотивировать через участие в совместной работе с родителями. К примеру, пишу на МЕЛ, а подросток дает свои замечания, корректирует, редактирует. Тогда есть возможность обсудить то, чего он не станет обсуждать со мной в иных случаях. Так происходит обучение через осознание более общих проблем. Иными слова...
Показать полностью
А может быть просто поддерживать любопытство? Если папа с мамой обсуждают вечером ту же самую таблицу или спорят, какой океан глубже, может и ребенок тогда заинтересуется?
Сто процентов, что это работает. Вообще, родители должны быть очень хорошими актёрами и разыгрывать увлекательные представления для своего чада - в лучшем смысле, конечно.
Показать ответы (2)
Показать все комментарии
Больше статей