«Только две трети российских учителей знают, что такое дислексия»

«Только две трети российских учителей знают, что такое дислексия»

Нейропсихолог — о том, что мы упускаем в обучении детей
21 738
6

«Только две трети российских учителей знают, что такое дислексия»

Нейропсихолог — о том, что мы упускаем в обучении детей
21 738
6

Знания большинства россиян о дислексии довольно скудные. При этом, по статистике, трудности в обучении чтению испытывают 7–15% детей. В октябре в Эрмитаже впервые пройдёт Международная неделя осведомлённости о дислексии. Её участник — нейропсихолог и доктор психологических наук Татьяна Ахутина. Она рассказала, какие ошибки родителей могут привести к дислексии, даже если к ней нет предрасположенности.

Почему в России так мало знают о дислексии и часто даже путают её с дисграфией?

До недавнего времени мы вообще слабо представляли, как в регионах обстоят дела с осведомлённостью об этих нарушениях. В этом году по инициативе Ассоциации родителей детей и взрослых с дислексией в России провели впервые такое исследование. К сожалению, выяснилось, что населению оба эти понятия мало известны.

Две трети россиян (61%) не знают об этой проблеме абсолютно ничего. Ещё 22% слышали термины, но не могут объяснить их смысл. Около 60% считают, что это достаточно редкое явление. Следовательно, эти люди не насторожены и не готовы встретиться с проблемой.

Большая часть населения даже не понимает её истинных причин. Половина россиян (49%) считает, что дисграфия и дислексия возникают из-за невнимания родителей, отсутствия необходимого участия в воспитании и обучении. Четверть (26%) полагает, что причина в нерационально организованном учебном процессе. То есть, по сути, обвиняет педагогов.

Характерно то, что и дислексию, и дисграфию обнаруживают неожиданно. Ребёнок может хорошо развиваться, пусть даже с небольшими логопедическими проблемами. И вдруг в школе оказывается, что чтение или письмо ему не даются.

Дислексия и дисграфия — не заболевания, как многие привыкли думать

Это определённые особенности развития, которые связаны со спецификой обработки когнитивной информации. В их основе лежит определённая биологическая дисфункция, и, чтобы её преодолеть, нужна помощь специалиста. Но только 57% россиян считают, что при дислексии и дисграфии необходимы занятия со специалистами. Остальные (43%) не могут сказать, к кому обращаться, если у ребёнка есть такие особенности. Идти нужно к психологам и логопедам.

Почему люди так мало знают об этом? Во-первых, потому что в СМИ и интернете, откуда люди в основном получают информацию, о дислексии и дисграфии говорят мало. Есть специализированные сайты, на которых можно узнать, где получить помощь в такой ситуации. Но чтобы их найти, нужно знать об их существовании. Поэтому результаты этого исследования, первого в своём роде для России, должны стать широко известны. О нём, в частности, всем желающим расскажут на Неделе осведомлённости о дислексии, которая пройдёт в октябре в Эрмитаже.

Вторая причина — при подготовке педагогов начальной школы уделяют мало внимания трудностям в обучении

Только две трети российских учителей (66%) знают, что такое дислексия. Существуют определённые признаки, по которым можно распознать у ребёнка дислексию или дисграфию. Но если педагоги слабо знакомы с той или иной проблемой, они не могут обратить на неё внимание родителей.

Сколько сейчас в России детей с трудностями чтения и письма?

Чтобы получить статистику, нужно договориться, какую степень нарушения мы называем дислексией и дисграфией. Например, в США этот норматив отличается от штата к штату.

В мировой практике нет чёткой границы. Для этого нужно проводить популяционные исследования. Если ориентироваться на точечные исследования, то дисграфией и дислексией сегодня страдают 7–15% детей. Это очень большие цифры: получается, что среди ста детей как минимум семеро будут испытывать трудности с чтением, письмом и счётом. В классе по 25 человек будет учиться один или два ученика с дислексией. Эти данные от страны к стране практически друг от друга не отличаются.

Почему у ребёнка может развиться дислексия?

Это сумма факторов. Влияют наследственность, соматическое и психическое развитие ребёнка, то, насколько благополучно протекала беременность, переживала ли мать стресс.

Все мы воспринимаем информацию по-разному. Это следствие неравномерности развития психических функций у разных людей. В целом это нормальное явление, просто у некоторых отставание в развитии функционирования определённых участков мозга проявляется более отчётливо.

Эту дисфункцию можно преодолеть, и сделать это легче всего в детстве. Если взрослый будет регулярно заниматься по подходящей методике, то у него тоже могут произойти определённые позитивные сдвиги. Но всё-таки его мозг уже не так податлив и пластичен и обновляется менее интенсивно, чем у ребёнка. К сожалению, в наших детских садах не проводят обследований, позволяющих выявить дислексию или дисграфию как можно раньше.

Другой важный фактор — воспитание в первые годы жизни. Сейчас мы переживаем два глобальных тренда в поведении родителей. С одной стороны, они хотят наполнять ребёнка знаниями и умениями, в том числе учить писать и читать чуть ли не с младенческого возраста. Это ненормально: ребёнок биологически готов к восприятию определённой информации только в определённом возрасте.

Другая категория родителей, наоборот, небрежна к детям. Они могут, например, всюду возить в коляске двухлетнего ребёнка: так он не мешает им смотреть в экран. Хотя в таком возрасте ему уже полезно передвигаться самостоятельно. Дома они предпочитают поставить перед ребёнком гаджет и включить передачу. Так он будет играть тихо и молча. Такие родители не интересуются, понимает ли ребёнок, что происходит на экране, или его внимание привлекают только мелькающие фигуры. Они вообще мало с ним разговаривают, и в этом их главная ошибка. У ребёнка, особенно до трёх лет, мозг — это губка, которая жадно впитывает знания.

Развитие речи в связи с окружающими событиями — важнейший фундамент психического развития ребёнка. Вместо того чтобы смотреть в экран, можно обратить внимание ребёнка на уточку в пруду — как она нырнула, как поплыла. Если мимо прошёл мальчик, сказать: смотри, какой мальчик, какая у него интересная шапочка. Но родители упускают момент, когда ребёнка нужно знакомить с речью и миром. В итоге в детский сад ребёнок приходит менее подготовленный, чем должен быть.

Это плохо отражается на способности к обучению?

Во всех индустриальных странах процесс обучения становится более интенсивным. Программу, которую раньше растягивали на четыре года, сейчас проходят за три. Получается, что психически менее готовым детям предъявляют всё более высокие требования. Это создаёт почву для развития трудностей обучения.

Но ещё во время дошкольной подготовки родители могут заметить особенности, которые говорят о возможных трудностях. В России, например, большинство учит детей читать ещё до школы. Так вот есть дети, которые легко запоминают, как пишутся частотные слова, которые встречаются им в разных жизненных ситуациях. Например, сегодня он увидел слово «чай» на коробке, а завтра узнал его написанным без ситуативной подсказки.

Другие дети плохо запоминают слова и с трудом овладевают чтением по слогам. Например, они знают, что буква «м» есть в слове «мама», но в слове «метро» её не узнают. Такие вещи должны настораживать, и родителям стоит поделиться этими наблюдениями с логопедом.

Ребёнок с дислексией — нередко предмет насмешек сверстников. Не стоит ли в таком случае перейти на домашнее обучение?

Я бы назвала это рискованным решением. Учёба в школе важна не только тем, что там ребёнок получает знания. Здесь он учится жить в социуме. Правильная позиция учителя или классного руководителя поможет уберечь ребёнка от ненужного интереса окружающих. Достаточно учесть его трудности при составлении индивидуального плана работы. По идее, это делают в любой школе.

Некоторые привычные задания, например чтение вслух, дети с дислексией действительно выполняют с большим трудом. Тогда учитель может проверить их другими способами. Например, не просить прочитать фрагмент текста, а задать вопрос по его содержанию, не акцентируя тем самым внимание на его проблеме.

Можно попробовать такое упражнение: раздать детям карточки и попросить подчеркнуть одним цветом слова, которые обозначают животных, а другим — посуду. Учитель может проанализировать ошибки ребёнка и таким образом подготовиться к следующему уроку, чтобы понять, с чем они связаны — с трудностями чтения или невнимательностью.

Но, судя по статистике, которую вы озвучили в начале, такие приёмы используют нечасто?

К сожалению, недостаточно повсеместно. В наших педагогических вузах не готовят учителей к работе с детьми с задержками психического развития, из-за которых возникают трудности в обучении чтению и письму.

В курсе дефектологии, который читают всем будущим педагогам, уделено внимание наиболее заметным отклонениям — отсутствию слуха, зрения, умственной отсталости. Про детей с задержкой психического развития рассказывают по принципу «средней температуры по больнице», хотя каждое такое нарушение имеет специфические варианты. Это видно при нейропсихологическом обследовании ребёнка.

Учитель, у которого учится ребёнок с дислексией и дисграфией, должен способствовать тому, чтобы путь до специалиста, который ему поможет, был максимально коротким. И если он вооружён специальными знаниями, то действительно может сделать многое.

Иллюстрации: Shutterstock (miniwide)

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(6)
Подписаться
Комментарии(6)
Да, было бы очень полезно для всех участников этой программы, если бы авторы пояснили по какой причине во всех индустриально развитых странах (как сказано в тексте) обучение в школах стало более интенсивным. Что случилось?.
Хотелось бы статью на тему, что делать, если дислексия у ребенка уже факт, конкретный алгоритм действий родителей. Московская область, 15 лет, отправлен на домашнее обучение. Читает очень медленно и плохо, информацию из книг практически не воспринимает. С интеллектом все нормально, но я не могу пересказывать все учебни…
Показать полностью
Собственно зачем об этом знать всем? Родителям, у которых проблемные дети, должны объяснить врачи. А если родителям пофигу на проблему детей, то никакой учитель не поможет. Впрочем, требовать индивидуального подхода и получать при этом общий документ, редкостное свинство.
Показать все комментарии
Больше статей