«А ведь без неё мы ничто!» Как география стала второстепенным предметом в школе

«А ведь без неё мы ничто!» Как география стала второстепенным предметом в школе

И почему это вредит всем нам

Валерия Кузнецова

12

06.04.2021

Школьная география превратилась из интересного и захватывающего предмета во второстепенный. Ученики относятся к ней несерьезно и редко выбирают для сдачи ЕГЭ. В эфире нашей «Радиошколы» учитель географии Елена Шалупина объяснила причины спада интереса к географии.

Самый сложный предмет

Интерес учеников к предмету зависит от нескольких факторов. Первый и один из самых важных — вовлеченность преподавателя, желание донести знания до детей, его грамотность и эрудиция. Второе, на что нужно обратить внимание, — сложность учебного материала.

География — один из самых тяжелых для усвоения предметов в школьной программе, наравне с историей и литературой. Эти предметы совмещают в себе на первый взгляд совершенно несовместимые вещи. С одной стороны, это умение анализировать, четко мыслить, оперировать статистикой, цифрами и фактами. С другой — применение гуманитарных знаний и достаточно большой запас эрудиции для ориентации в предмете.

Еще один важный фактор — социальный запрос общества. Любой предмет отражает потребности общества, сформированные в определенное время в определенном месте. И здесь происходит несостыковка. Банальная фраза — «без географии мы с вами нигде». Но это действительно так. Потому что эта наука сейчас везде: начиная с банковских карт и телефонов и заканчивая рисованными мультфильмами и фильмами.

На первый взгляд это совершенно не связанные с географией области. Однако они состоят из геоинформационных систем. Здесь же можно упомянуть разные мониторинги и социологические опросы, которые нуждаются в географических исследованиях. Сложно сказать, в какой сфере деятельности современного человека мы их не применяем. При этом в школе география — второстепенный предмет.

От ЖКХ до политики

Важность развития географии на государственном уровне легко доказать, если мы обратимся к истории. Эпоха Великих географических открытий известна всем хотя бы на поверхностном уровне. Начинается она с создания навигацкой школы Генрихом Мореплавателем, который стоял у руля власти Португалии. На самом деле никаким мореплавателем он не был. Однако при этом создал первую географическую школу. В ней не только изучались наука мореплавания и картография, но и данные, собранные великими путешественниками и исследователями Европы того времени. К чему это привело? Через 40–50 лет Португалия наряду с Испанией стала мировой державой.

Планисфера Кантино (1502), старейшая из сохранившихся португальских навигационных карт, показывающая результаты экспедиций Васко да Гамы, Христофора Колумба и других исследователей. На ней также изображён меридиан, разделявший по Тордесильясскому договору португальскую и испанскую половины мира

На примере России мы также можем увидеть важность географии в развитии государства. После войны страна пытается оправиться от огромных потерь, разрухи, голода. И при этом в Москве строится новое здание Московского государственного университета, где географический факультет становится главенствующим. Его располагают на 17 этажах, 5 из которых заняты огромным музеем. Казалось бы, после войны нужно поднимать математику, физику, что угодно, но большее внимание уделили все-таки географии.

Сейчас мы с вами наблюдаем, как география постепенно возвращается на свои позиции

Россия находится на важном перепутье: нужно искать геополитические пути развития нашей страны. Куда мы должны двигаться, куда должны направлять свои ресурсные потоки, где наша главная геополитическая опасность, а где, наоборот, стратегия развития? Это все очень важно, и это все сильно связано с географией.

Сейчас, в период эпидемии, мы тоже нуждаемся в географии: отслеживание районов распространения вируса, его направления и тенденции. Это всеобъемлющая наука, она везде: начиная с ЖКХ и заканчивая политическими декретами. К сожалению, огромное количество экономических и политических упущений связаны с неучетом тех или иных географических факторов.

С первого по одиннадцатый

Началом всего должен быть мощный старт. И если его нет, то потом приходится все исправлять. Так же и в процессе обучения. Учителя начальной школы — это прежде всего преподаватели русского языка, математики и чтения. Естественно, они имеют свои предпочтения, интересы, пристрастия. Однако как предметники они должны в первую очередь научить детей писать, читать и считать. Всё остальное уходит на второй план.Но почему мы понимаем, что английский язык должен преподавать учитель английского, а не учитель начальной школы? То же самое с физкультурой. Потому что эти предметы должны проходиться со специалистами в своей области. Однако почему-то мы не понимаем, что музыку, рисование, окружающий мир должны вести такие же специалисты. Если окружающий мир, который является началом курса географии и биологии, был бы отдан учителям-предметникам, то программа была бы намного полезнее. Потому что они понимают, что нужно давать детям, когда и в каком объеме.

Фото: Shutterstock / gpointstudio

Учитель-предметник в пятом классе получает детей из начальной школы, у которых по итогу не имеется даже фундаментальных знаний о его предмете. Иногда их даже приходится переучивать, потому что в начальной школе они получают очень разрозненные знания в разных областях, в результате чего не складывается целостная картина. В процессе дискуссии ребенок начинает думать, подтверждать или опровергать те вещи, которые ему рассказали за первые четыре года.

Ученик начальной школы — это прежде всего визуал. Чтобы понять, он должен увидеть или представить

Первое время география строится именно на этом, и только потом предмет становится более академическим. В средней и старшей школах на географию отводится всего один час в неделю. Поэтому учителя пытаются просто «добить» эти часы хоть какими-то знаниями. По итогу это пустая трата времени. Видя учителя один раз в неделю, ученики даже не могут запомнить, как его зовут. И это не говоря уже о количестве материала, который они получают.

Однако поверхностность знаний — это не единственная проблема. Раньше география начиналась с шестого класса по два часа в неделю. Сейчас же курс разбили на два класса: самые интересные описательные темы спустили на пятый, но в шестом они все равно дублируются, потому что дети все забыли и не усвоили. В результате в седьмой класс дети идут снова без знаний.

Решить эту проблему, конечно, можно, но это зависит от администрации школы, желания учителя и помощи родителей. Администрация иногда пытается помочь: дает дополнительный час за счет москвоведения, где-то выкручивается за счет факультативов МХК.

Еще одна проблема — отсутствие географии в 11-м классе. Даже те выпускники, кто хочет выбрать географию в качестве предмета для сдачи ЕГЭ, часто отказываются в последний момент, потому что за год все забывается. А самые важные и серьезные вопросы, которые должны подниматься в 10–11-х классах, нельзя спустить на девятый. Потому что для всего нужен свой возраст и накопленные знания, которых у девятиклассников еще нет.

В итоге у выпускников отсутствует геополитическое мышление, что приводит к тяжелым последствиям. Молодежь ничего не понимает и оказывается в ловушке политических дельцов, которыми сильно манипулируют. Они не понимают место своей страны в истории, в современной политике, в экономике. Это все сказывается на нас и бьет по современному обществу.

А что с ЕГЭ?

Вообще, уровень географии в школе — это показатель уровня образования в ней. Если там есть географический курс, значит, дети в этой школе мотивированы на использование знаний математики, естествознания, истории. Что же делать, если такого нет, а сдавать ЕГЭ нужно?

Для учителей 11-х классов, где ученики сдают географию, можно придумать некоторые маневры. Первый — это факультативы, где ученики готовятся к сдаче ОГЭ и ЕГЭ. Второй — экономические классы, которые созданы во многих школах. В них география должна занимать особенное место. Третье — добавка часов москвоведения, МХК, экологии, которые распределяются между учителями истории, географии, биологии.

Очень многие вузы сняли с себя географию, причем те, которым география жизненно необходима

Например, МГИМО. Как могут обучать международным отношениям без географии?

Но географию все-таки выбирают, она нужна на очень маленький спектр профессий: географы университетов, геодезисты, туризм.

Конфликт прогресса и программы

У московских и региональных школ немного разный уровень технологического развития. Поэтому и разные желания что-либо улучшить. Хоть многие школы имеют современное оборудование, проблемы все-таки остаются. Многие считают, что география без компьютерных и интернет-технологий — мертвая наука. Но это иллюзия. Да, в пятом-шестом классе дети начинают знакомство с географией с топографии, изучения карт. Это фундаментальная наука, необходимая для изучения курса. Дети изучают бумажные топографические карты, знаки, масштабы, азимуты. Это нужно и важно. Мы сталкиваемся с картами каждый день, когда стоим на остановке и наблюдаем с телефона за автобусом, когда прокладываем маршрут в навигаторе и т. д. Мы едем отдыхать в какую-нибудь страну или регион России и смотрим по карте, где там что находится. Однако при этом мы все это не проходим на уроках.

В этом состоит конфликт прогресса географии в реальной жизни и школьной программы, которая сильно отстает от этого развития

Контурные карты, рельеф — это все проходит мимо детей. А вот 3D-моделирование, знание новых технологий, на чем строятся множество сфер общества, мы в школе не даем.

Фото: Shutterstock / AnnaKalinicheva

География должна идти вслед за наукой, и дети должны знакомиться, даже не понимать и разбираться, а знакомиться с тем, что происходит в науке: какие есть новые открытия, исследования. Здесь очень важно то, что родители объяснили ребенку. Работа родителей сразу чувствуется, когда ребенок знает, как скачать программу, как использовать ее инструментал и любые другие базовые навыки. С такими детьми интересно работать. А объяснять ребенку простейшие вещи, которые он должен был изучить на информатике, — это трата времени, которого и без того мало.

Поэтому было бы гораздо легче, если бы у каждого ребенка на уроке был планшет и он мог его использовать. Тогда на уроке мы бы с ними сразу смотрели космические снимки, разбирали бы их, строили по ним карты. Это намного интереснее и дает больше знаний, чем чтение учебников и лекционный материал. Хотя они тоже очень важны.

Тандем с учителями

Как можно еще разнообразить курс географии и помочь детям его понять? Нужно кооперироваться с другими учителями-предметниками. Например, делиться с учителем математики задачами на тему географии: «С какого расстояния увидит приближающийся корабль человек, находящийся на вершине Ключевской Сопки?»

И ребенок, используя тригонометрические измерения, должен все рассчитать. Можно создать тандем с учителем русского языка, чтобы при прохождении сложных для написания слов он приводил географические термины: «Северный Ледовитый океан», «землетрясение» и т. д. То же и с учителем литературы.

Сколько угодно можно разбираться с «Мертвыми душами»: по каким губерниям путешествовал Чичиков, куда он ездил, где теперь эти губернии и как они называются

Все зависит от того, хочет ли учитель, чтобы его предмет поняли. Создавая такие тандемы с другими преподавателями, можно дополнить базовый материал или рассказать то, что не успели изучить на уроке.

Как еще решить проблему нехватки часов? Продумать наглядный материал через визуальные вещи. Например, автоматы, которые сейчас устанавливаются во многих школах, где ребенок может сам выбрать себе обед. Они многофункциональны. В них можно загрузить программу — кроссворды, сканворды, тесты — и использовать в качестве интерактивного элемента вне урока.

Куда делась романтика походов?

Нельзя сказать, что романтика исчезла. Скорее она немного изменилась. Во-первых, чтобы заниматься походами, экспедициями, выходами на природу, человек должен иметь свободное время. Однако в современном темпе жизни, когда люди работают по 10–12 часов в день 5 дней в неделю, а выходные тратят на быт, большинство предпочитают «матрасный» отдых. И их можно понять.

Когда в году есть один 10–12-дневный отпуск, последнее, что хочется делать человеку в эти дни, — брать рюкзак и идти в лес

Во-вторых, изменилось само отношение людей к походам. Многие родители сейчас находятся в состоянии гипертрофированной опеки, что обуславливается опять же современным ритмом жизни. Современные родители выросли уже без походов. Или имели такой опыт, но он был неудачным. Поэтому они боятся за своих детей. Невозможно сказать, какой именно риск несет в себе поход. Поэтому попытка обезопасить превратилась в огромное количество административной работы и бумажной волокиты, которыми не хотят заниматься ни администрация школы, ни директора, ни учителя. Здесь очень многое зависит от желания родителей, учителей и самих учеников.

Фото: Shutterstock / Sergey Lyashenko

Кроме того, сейчас намного больше развита инфраструктура, чем раньше. Гостиницы были только в городах, готовых маршрутов не было. А сейчас все готово. И в результате человек просто перестал ходить.

Учитель может спасти ситуацию. Решение этой проблемы — практика. Инициатива сходить куда-то с ребятами должна исходить от учителя. Ведь география без практики бесполезна. Пока ребенок сам не пощупает, не побегает с компасом и не заблудится, он вряд ли что-то поймет. А если выпустить детей с телефонами куда угодно, но где не ловит связь, то они и не смогут выбраться. Поэтому практика очень нужна.

Регулярно вывозить детей на природу — это первый этап, который нужно начинать уже с третьего-второго класса. И в рамках этой практики нужно организовывать походы: однодневные, двухдневные с ночевкой. И тогда дети смогут прочувствовать романтику костра, песен под гитару, раскладывания палатки. Однако опять же это все должно идти от учителя и зависит от него, от его личности.

Разговор прошёл в эфире «Радиошколы» — проекта «Мела» и радиостанции «Говорит Москва» о проблемах образования и воспитания. Гости студии — педагоги, психологи и другие эксперты. Программа выходит по воскресеньям в 17:00 на радио «Говорит Москва».

Фото: Shutterstock / stockfour

Комментарии(12)
Учитель географии, оперирующий понятием «геополитика» не должен ни на шаг вообще приближаться к детям.
Соглашусь! Геополитическое мышление порадовало, азимуты и то, что в средней и старшей школе география 1 час. В 7-9 она по 2 часа в неделю. Незнание фактуры многое говорит об авторе. Про экскурсии и походы — отдельная песня: в них не ходят не потому что лень, а потому что все забюрократизировали…
Одна из важнейших функций школы — формирование научного взгляда на мир. Знания, которые получают дети в школе должны опираться на науку.
КОМИССИЯ ПО БОРЬБЕ С ЛЖЕНАУКОЙ при Президиуме Российской академии наук, публикует «Актуальные лженаучные тренды в России» в ряду других, геополитику относит к лженауке.
http://klnran.ru/2016/09/trends/
С нетерпением ждем на меле публикации от учителя биологии, освещающим телегонию.
Странно, что из огромной статьи Вы выдернули самый маленький кусок, касающийся геополитики. Это называется, вырвать из контекста.
А если слово «геополитика» заменить «политической географией», то в чем автор не права?
Бессмысленный предмет. Вместо чего-то полезного идет тупое перечисление. Пока физическая география — еще нормально. Как только политическая и экономическая. так превращается в такую же муть как история с «пгопогандой»
Географию не каждый способен преподавать.
Показать все комментарии