«Не смотрите, не слушайте, не лайкайте!» Как предотвратить массовые убийства — в школах, кинотеатрах, клубах

«Не смотрите, не слушайте, не лайкайте!» Как предотвратить массовые убийства — в школах, кинотеатрах, клубах

2 746
1
Фото: Shutterstock

«Не смотрите, не слушайте, не лайкайте!» Как предотвратить массовые убийства — в школах, кинотеатрах, клубах

2 746
1

20 июля 2012 года 24-летний Алекс Тевес погиб во время массового расстрела в кинотеатре американского города Орора. После этого его отец, Том Тевес, организовал проект «Нет дурной славе». Цель кампании — не делать убийц и террористов популярными, не светить их имена и фото в медиа, не говорить о них на каждом углу. В своем выступлении на TED Том объяснил, как такая тактика может снизить случаи массового кровопролития — в том числе в школах.

Главный кошмар любого родителя

20 июля 2012 года в 04:30 утра мне в истерике позвонила Аманда — девушка моего сына Алекса: «Том, Том, здесь была стрельба, они вытащили меня из кинотеатра. Они не позволили мне остаться. Я хотела остаться, но они меня выволокли». Я спросил у нее: «Аманда, ты в порядке? Ты ранена?» Она сказала, что в порядке и что Алекс спас ей жизнь. Затем я спросил: «Аманда, а где Алекс?» И она сказала, рыдая: «Не знаю, мы не можем его найти. Они вытащили меня. Они заставили меня уйти. В него выстрелили. Я пыталась привести его в чувство, но у меня не получалось. Он не встал. Они оттащили меня. Я не хотела бросать его». И я спросил Аманду: «Когда ты в последний раз видела Алекса, у него была кровь? На тебе осталась его кровь?» Она прорыдала: «Да, много», — и отключилась.

Теракт в кинотеатре города Орора

Том Тевес рассказывает о массовом убийстве в кинотеатре города Орора, штата Колорадо. 20 июля 2012 года на премьере финала трилогии Кристофера Нолана «Тёмный рыцарь: Возрождение легенды» 24-летний Джеймс Холмс открыл огонь по зрителям. Он зашел в зал в форме штурмовика, распылил слезоточивый газ и начал стрелять. Оружия у него было достаточно, чтобы убить в зале всех: полуавтоматическая винтовка, ружье и пистолет. Сначала он стрелял по первым рядам, потом по тем, кто пытался сбежать. Несколько пуль пробили стену и ранили зрителей соседнего кинозала. Полиция приехала спустя 90 секунд после первого поступившего звонка. В итоге инцидента 10 человек скончались на месте, двое умерли в больнице, еще 70 были ранены.

Алекс любил Аманду. Он был одним из самых благородных людей на планете: в возрасте 24 лет ему пришлось рискнуть своей жизнью, чтобы она жила. В глубине души я понимал: раз Алекс не встал, значит, он мертв.

За ночь до этого я только приехал со своей женой Карен и младшим сыном на Гавайи в недельный отпуск, то есть мы находились примерно в 5500 км от них. Мы с женой сразу же начали названивать Алексу, но безрезультатно. Оставили множество сообщений. После этого обратились к медиа, но все, что смогли найти, — это информацию об убийце и заминированной квартире преступника.

Мы пытались звонить в городской полицейский участок, но никто не брал трубку. Сейчас, оглядываясь назад, мы все понимаем. Полиция имела дело с 12 погибшими и 70 ранеными. Некоторых жертв приходилось доставлять в госпиталь на задних сиденьях полицейских машин, потому что карет скорой помощи не хватало.

Его фото были везде

Мы больше никогда не увидим Алекса. Раны были настолько серьезными, что мне пришлось заслонить его маму, чтобы она не смотрела на него. Я боялся, что она надолго запомнит его таким.

Но знаете, кого мы видели снова и снова? Убийцу. Его фото были везде. В одной статье из шести параграфов это имя повторялось 41 раз. Медиа сделали его популярным. Но про моего первенца Алекса, героя, не было ни слова.

Стрелок из Колорадо

Полиция в тот же вечер задержала убийцу на парковке кинотеатра. Им оказался Джеймс Холмс, 24-летний житель северной Ороры, которого СМИ быстро окрестили «стрелок из Колорадо». Позже в одном из интервью он сказал, что у него не было никакого плана, он мог убить больше людей, включая полицейских, но автомат заклинило, и он решил сдаться. При задержании Холмс заявил, что заминировал торговый центр и свою квартиру. В последней сапёры действительно обнаружили взрывчатку. До инцидента юноша регулярно наблюдался у психиатра Линн Фентон. По ее словам, он и раньше думал об убийствах — за несколько недель до случившегося сказал ей, что делит людей на «стадо и пастухов». Сам Холмс не считает себя виновным, хотя в 2015-м суд постановил обратное. Защита просила признать его невменяемым, но, как отмечает ABC News: «Двое назначенных судом психиатров заявили присяжным, что в ту ночь подсудимый был психически болен, но не безумен».

Мы с Карен поняли, что медиа неверно реагируют на случаи массовой стрельбы еще со времен Колумбайна. Начав исследовать этот вопрос, мы осознали — если бы можно было изменить то, как медиа освещают эти случаи, количество таких историй могло бы уменьшиться.

Стоит пролить немного крови, и весь мир заговорит о тебе

Почти у всех таких террористов есть кое-что общее: они хотят известности. Хотят быть знаменитыми. Они сами нам об этом говорят. Стрелявший в школе «Сэнди-Хук» хранил таблицу предыдущих массовых убийств с количеством жертв. Убийца в клубе «Пульс» в Орландо позвонил в местную службу новостей прямо во время стрельбы! А затем остановился проверить Facebook, не стала ли уже новость о нем вирусной. Стрелок, открывший огонь в старшей школе Паркленда, записал и выложил видео, в котором говорит: «Когда вы увидите меня в новостях, вы узнаете, кто я».

Убийца, стрелявший тогда в кинотеатре Ороры, сказал своему психиатру — он осознал, что не может повлиять на мир, занимаясь наукой, но может стать известным, взрывая людей. И самый яркий пример: стрелявший в колледже Ампква в Розбурге написал в своем блоге об убийце, стрелявшем там до него: «Я заметил, что люди вроде него одиноки и никому не известны, но стоит им пролить немного крови, и весь мир узнает, кто они такие».

Человека, которого не знал никто, узнают все. Его лицо на каждом экране, его имя на устах каждого человека на планете, и все это происходит за один день. Выглядит так, будто чем больше людей ты убьешь, тем больше внимания на тебя обратят. Эти убийцы говорят нам, что хотят быть популярными, как убийцы до них, и медиа продолжают давать им именно то, что они ищут: известность.

«Нет дурной славе»

Споры по поводу права на хранение и ношение оружия очень горячие, а вопросы нашего психического здоровья очень сложные. И то и другое требует времени, чтобы что-то исправить. Но нам не нужен акт Конгресса, чтобы уменьшить количество случаев кровопролития. Что нам действительно нужно, так это акт совести продюсеров и потребителей массмедиа, чтобы они не награждали убийц славой.

Чтобы остановить убийства, мы с Карен запустили проект «No Notoriety» («Нет дурной славе»), бросающий вызов медиа, призванный защитить наше общество, придерживаясь принципов, которые мы выделили в ходе нашего исследования.

  • Публикуйте любые факты об образе мышления, происхождении, мотивации этих стрелков, но не используйте так часто их имена и фотографии. Исключение — если преступник на свободе и его важно знать в лицо.
  • Один абзац — один раз встречается его имя, оно не используется в заголовках, а фотографии не бросаются в глаза.
  • Не публикуйте материалы, предоставленные самими стрелками в корыстных целях.

Это не нарушает чьих-либо конституционных прав. Это не цензура. Мы всего лишь просим медиа следовать принципам, которое они и так соблюдают. Например, они не публикуют информацию о журналистах, которых похитили, чтобы защитить их. Медиа не публикуют имена и фотографии жертв сексуального насилия или суицида. Такой ответственный подход к журналистской практике обеспечивает общественную безопасность, не посягая на право на информацию.

Академические исследования показывают, что средний потребитель новостей хочет меньше слышать о террористах. Вместо этого медиа должны публиковать имена и фотографии жертв, погибших, раненых, героев и членов служб экстренной помощи. Они должны продвигать данные и исследования экспертов в областях психического здоровья и общественной безопасности.

Все эксперты согласны. ФБР, Международная полицейская ассоциация, Ассоциация шефов полиции крупных городов и A.L.E.R.T., правоохранительная организация, занимающаяся подготовкой тех, кто первым реагирует на действия по прекращению активных действий стрелков, — все поддерживают принципы «Нет дурной славы».

В 2014 году ФБР начало кампанию «Don't Name Them»/ «Не называйте их» в поддержку идеи. Американская ассоциация психиатров поддерживает идею минимизации идентификации стрелков. Идея разлетелась по всему миру благодаря премьер-министру Новой Зеландии, который привлек внимание к «Нет дурной славе» после стрельбы в мечетях Крайстчерча.

Не смотрите, не слушайте, не лайкайте!

Но как бы сильно мы ни хотели, чтобы СМИ менялись, это коммерческие организации. Они не изменятся, если мы не привлечем их к ответственности.

Медиа зарабатывают деньги на рекламе, основанной на количестве зрителей и кликов. Если уменьшить количество зрителей и кликов на материалах любой тематики, медиа изменят способ подачи материала. Так что в следующий раз, когда вы увидите медиаорганизацию — печатную, цифровую, радио- или ТВ-, — необоснованно использующую имена или фотографии стрелков, не смотрите, не слушайте, не кликайте, не лайкайте и не делитесь. Пишите продюсерам, редакторам, менеджерам станции и главным исполнительным директорам этих новостных организаций. Обратите внимание на рекламодателей, которые поддерживают эти сегменты, и напишите их руководителям. Вместе мы можем подтолкнуть СМИ действовать в интересах общественной безопасности, а не в интересах выгоды.

Алексу уже не помочь, как и нам, его семье. Но, пожалуйста, не вступайте в наш клуб, бездействуя — такого никому не пожелаешь. Плата слишком высока. Но не все потеряно для людей, которые еще не стали жертвами. В наших силах уменьшить случаи массовой стрельбы. Так давайте сделаем это!

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(1)
Комментарии(1)
Я всё понимаю, но папа борется с ветряной мельницей. Единственный способ пресекать массовые расстрелы — закрывать ган-фри зоны. Потому что преступник, идущий устраивать бойню в ган-фри зоне, отлично знает, что ему никто не сможет до прибытия силовиков помешать. А на нарушение закона о недопустимости ношения оружия в ган-фри зоне массшутеру просто наплевать с высокой колокольни.
Единственное, что может остановить массшутера — это четкое понимание того, что у любого из назначенных в жертву может быть ствол, и в массшутере наделают не предусмотренных конструкцией дырок, сорвав всю забаву.
Больше статей