«Скажу честно: я очень сильно уставала». Молодые учителя — о первом годе в школе

«Скажу честно: я очень сильно уставала». Молодые учителя — о первом годе в школе

Время чтения: 6 мин

«Скажу честно: я очень сильно уставала». Молодые учителя — о первом годе в школе

Время чтения: 6 мин

Год назад мы рассказывали вам о трёх молодых педагогах, которые только начинали работать. Тогда они поделились с нами своими переживаниями и надеждами. В этом году мы решили узнать, как у них дела, и выяснить, получилось ли то, что они планировали и о чем мечтали. Спойлер: в школе остались работать не все.

«Ожидания от работы в школе не равны реальности. Всё оказалось намного интереснее»

Валерия Есипенко, учительница русского языка и литературы

Перед первым годом в школе у меня была целая стопка записей под табличкой «страхи». Больше всего я боялась того, что не найду общего языка с руководством и уже устоявшимся коллективом. К счастью, переживания оказались совершенно беспочвенными. Коллектив, в большой степени состоящий из опытных преподавателей, принял меня хорошо.

Я учитель-предметник, а потому больше всего в первое время общалась с классными руководителями. Плюс ко всему у меня не было собственного кабинета, и я буквально бегала по школе из класса в класс, так что очень быстро познакомилась вообще со всеми. Теперь у нас хорошие рабочие отношения, а с некоторыми учителями я общаюсь достаточно близко.

Педагогический коллектив, в котором я работаю, — это большая дружная семья, в которой, конечно, все друг друга обсуждают, но в то же время всегда готовы прийти на помощь и поддержать.

Более опытные преподаватели часто приносили мне какой-то дополнительный интересный материал, а я как молодой специалист, более близкий к современным технологиям, старалась помочь им. Однако даже я опешила от дистанционного обучения и связанных с ним нюансов, но сообща мы справились и с этим.

Вообще, взаимоподдержка в нашем коллективе очень развита. Главное — не бояться просить о помощи, если она необходима. Причем помощь проявляется не только в течение года, но и в подготовке к новому или если нужно выйти на замену.

С детьми контакт наладился очень быстро. Я думаю, дело в том, что между нашими поколениями не такой большой разрыв

В общении с ними я старалась придерживаться правила, которое поставила перед собой еще в начале учебного года: общаться на их языке, но при этом дать им понять, что я все-таки учитель. Я не вела себя с ними так, будто я царь и бог, а они должны только подчиняться.

Например, уроки литературы чаще всего были в формате дискуссии. Когда мы читаем какое-то произведение — прежде всего я спрашиваю, понравилось ли оно детям. Если нет, даю рассказать, почему так. Их видение самих произведений и проблем в них очень часто разнится с моим, поэтому слушать детей особенно интересно, а слышать еще и очень важно.

Я заметила, что дети ко мне тянутся, потому что я вижу в них личностей, а не общую массу, не обесцениваю их мнение. Постепенно они стали приходить поговорить или за советом, я никогда не отказывала. Они тоже стараются мне помогать. Дети поднимают мне настроение, шутят, рассказывают истории из своей жизни, показывают видео, которые им нравятся. Я очень ценю их доверие.

Я, как и хотела, рассказываю детям о предмете на их языке, по-простому. Это просто необходимо, потому как текст из учебников очень часто плохо усваивается. Иногда приходится объяснять на пальцах. Например, в произведении затронута тема крепостного права, а они еще не проходили это по истории. Приходится объяснять, что это и почему в конкретном произведении все происходило именно так, а не иначе.

Мой второй предмет, русский язык, полегче. Все-таки это история про «учить» и «зубрить», хоть мне и очень не нравится это слово. Там мы рисуем таблички, а детям часто становится скучно, и приходится как-то выкручиваться, прыгать зайчиком, чтобы не казалось, что мы занимаемся чем-то очень скучным и унылым.

На моих уроках ни один ученик не сидит в телефоне. Они видят, что я хочу сделать уроки интересными, и полностью отдаются процессу

По ним видно, что они слушают с интересом. Я думаю, что это и есть мое главное достижение как учителя за текущий год.

Конечно, не всегда все проходит гладко. К сожалению или к счастью, все дети обладают разными способностями к обучению. Поэтому приходится балансировать между теми, кто понял тему с первого раза, и теми, кому необходимо выделить на это намного больше времени, возвращаться к одной и той же теме раз за разом. Конечно, дети, которые уже все поняли, начинают скучать. Но от этого никуда не деться, потому что усвоить материал должны все. Стараюсь найти к каждому подход, и вроде бы получается.

Этот навык очень поможет мне в классном руководстве, которое у меня будет в новом учебном году. Честно говоря, я бы хотела как можно дольше не брать на себя класс. Ведь классный руководитель должен быть не только другом и соратником, но порой и защитником и помощником. Но я думаю, что мне будет проще, потому что я уже знаю всех детей, которые будут в моем классе.

Подводя итог, могу сказать, что до сих пор придерживаюсь мнения «за молодыми педагогами будущее». Мы привносим что-то новое в учебный процесс. Я не могу сказать, что конкретно я большой новатор, но и традиционная система преподавания мне не подходит.

Дети готовы к новым видам заданий и взаимодействию с учителем. Некоторые опытные педагоги тоже не останавливаются в своем развитии, потому что понимают, как это нужно их ученикам. Мы учимся новому сами и приносим это в наши аудитории. Школа стала для меня буквально вторым домом, а дети — новой жизнью.


«35 часов в неделю — это очень сложно, но я слишком люблю работать с детьми, поэтому никуда не уйду»

Мария Горбунова, учительница русского языка и литературы

Этот год был для меня очень тяжелым. В день по 8 уроков, которые заканчивались в 15:00, а уходила я из школы примерно в 16:30. Я преподавала детям с 5-го по 9-й класс, а потом мне дали еще и русский язык в 10-м. Это колоссальная нагрузка для молодого учителя. Только на обычную подготовку материала к уроку я тратила 5–6 часов в день.

Скажу честно: я очень сильно уставала. Часто было так, что у меня просто не получалось вовремя проверить тетради. Приходилось выбирать: либо я тщательно готовлюсь ко всем урокам, либо проверяю контрольные и домашние работы. Чаще всего я уносила их с собой домой, потому что с чашкой чая было как-то полегче.

Конечно, из-за такого погружения в школьную жизнь у меня совсем не было времени на жизнь личную. Честно сказать, ее у меня и не было в первые полгода в школе. Но потом я познакомилась с молодым человеком. И тут я стала еще больше ощущать нехватку учителей в школе и думать: «Было бы неплохо, если бы взяли нового учителя и он бы разделил со мной эти 35 часов».

Тогда я бы не только нацелилась на классное руководство (хоть там и много бумажной волокиты, которая, бывает, бесит уже сейчас), но и стала бы включать больше новых методик в свое преподавание.

Сейчас же, как бы я ни хотела, вводить новшества, делать это грамотно и всегда видеть перед собой заинтересованных учеников не получается. Бывает так, что к пятому-шестому уроку ты просто говоришь: «Открывайте учебники и читайте все сами, а я займусь другими делами».

Со старшими преподавателями мне так и не удалось найти общий язык

Им не нравится, как я преподаю, потому что привычные им методики кажутся правильнее. Они строят свои уроки традиционно, полностью объясняют весь материал сами. Нас же учили, что учитель должен направлять учеников, помогать им, если что-то не получается. Делать так, чтобы дети сами ставили себе задачи, находили нужные ответы на вопросы.

Так как я молодой педагог, у меня часто были открытые уроки. Не только для опытных преподавателей нашей школы, но и для учителей из других районных школ. На таких уроках я и замечала, что не все, что я делаю, нравится старшим коллегам.

С учениками же отношения сложились куда лучше. Хотя не обошлось и без проблем с 9-м и 10-м классами. Сначала они не воспринимали меня всерьез. Наверно, думали, что я больше их подружка, чем учитель. Да и мне было немного не по себе, потому что в этих классах было много высоких и достаточно крупных учеников, а я на их фоне была очень и очень маленькой. И беспомощной.

Иногда я просто не могла наладить дисциплину, приходилось вызывать классных руководителей, чтобы они помогли. И только ближе к зиме старшеклассники ко мне привыкли и поняли, что я прежде всего педагог. Но они могут обсудить со мной свои проблемы. Дети стали не только приходить в мой кабинет на переменах, но и начали искать какие-то параллели с собственной жизнью в литературных произведениях.

Я ведь еще готовила девятиклассников к ОГЭ, но не все понимали, насколько важно сдать экзамен (кто же знал, что его потом отменят?). Были сильные и слабые ученики, как и в любом классе. Сильным было достаточно просто объяснить специфику ОГЭ, и они сами начинали разбираться. Многие даже ходили к репетиторам, потому что были нацелены на самую высокую оценку. Со слабыми же приходилось работать уговорами, просить классных руководителей помочь их мотивировать.

Дети помладше старались показать себя передо мной с лучшей стороны как перед новым человеком в их жизни. Те, которым это нужно, конечно. Если у нас и были какие-то недопонимания или конфликты, то пустяковые и быстро решались.

Я очень часто вспоминаю своего репетитора и хочу сделать все мои уроки интересными и полезными. Надеюсь, что нагрузка уменьшится или же я свыкнусь с таким количеством работы и часов. Когда я наработаю свой опыт, а дети перестанут видеть меня сильно уставшей, все получится так, как я хотела.

В любом случае я нисколько не жалею о том, что пошла в школу. Главная цель на этот учебный год — достойно подготовить 9-й класс к экзаменам и уже в этом году обязательно увидеть результат.


Учительница русского языка и литературы Алла Фролова отказалась давать «Мелу» интервью. По словам близкого к ней источника, ожидания педагога не оправдались, поэтому работать в школе она, скорее всего, дальше не будет.

Иллюстрация: Shutterstock / GoodStudio

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Подписаться
Комментариев пока нет
Больше статей