«Он и меня посчитал»: почему середнячки вредят всем и самим себе и зачем в классе необычные дети

«Он и меня посчитал»: почему середнячки вредят всем и самим себе и зачем в классе необычные дети

Как учитель может раскрыть лучшие качества каждого ученика?
35 456
28

«Он и меня посчитал»: почему середнячки вредят всем и самим себе и зачем в классе необычные дети

Как учитель может раскрыть лучшие качества каждого ученика?
35 456
28

У вас в классе были середнячки? Такие тихие, ничем не выделяющиеся ребята? Вспомнить сложно, на то они и середнячки. Однако их большинство, при этом никто таким быть не хочет. Родители стараются вырастить разностороннюю личность и раскрыть индивидуальность ребёнка. Разбираемся, как учителю уделить внимание всем и перестать ориентироваться только на отличников.

Многочисленные исследования доказывают: когда в одном классе учатся разные дети — по уровню способностей, физическим возможностям, социально-демографическим признакам, вероисповеданию, расе и национальности, — это помогает ученикам развиваться. Причём сразу во многом — критическом и аналитическом мышлении, коммуникативных навыках и эмпатии.

Но часто родители против, чтобы в классе с их «прекрасными детьми» учились «менее способные» ученики. Некоторые боятся, что они будут тянуть назад весь класс. Другие хотят, чтобы дети общались только со сверстниками равного им социального статуса или одной национальности. Любой из нас осудит такой подход, но никто не станет отрицать, что таких родителей, к сожалению, немало. При этом с развитием соцсетей и стремительной глобализацией дети, особенно подростки, ежедневно взаимодействуют с большим количеством совершенно разных людей. Гораздо большим, чем вы в своё время, например, за месяц.

С одной стороны, это хорошо: общение с разными людьми развивает эмоциональный интеллект и коммуникативные навыки. Кроме того, дети становятся более открытыми к миру. С другой — это создаёт почву для конфликтов по самым разным поводам. Поэтому родители и особенно учителя должны помочь детям органично встроиться в открывающийся перед ними разнообразный мир, постараться обращать внимание на личность каждого ребёнка, а не на его физические способности, отметки или национальность.

Широкий круг общения = толерантность: как разные дети помогают и себе, и другим

Юлия Богданова, психолог, руководитель группы по корпоративной социальной ответственности KPMG:

Наш мозг так устроен, что чем больше у нас опыта, тем лучше мы развиваемся, в мозге появляются новые связи, и мы становимся условно умнее и адаптированнее. Если среда однородна, то человеку не нужно придумывать ничего нового. Если же в его окружении появляются нестандартные ситуации, то они помогают ему совершенствоваться.

Это касается и школы, и здесь можно привести в пример инклюзию. Многие думают, что инклюзия нужна меньшинству, только инвалидам и их родителям. На самом деле она необходима всем ученикам для их развития. Дети учатся не только когда сидят в классе и слушают, что им говорят взрослые у доски. Они гораздо лучше учатся во время живого общения друг с другом и совместной деятельности. Именно поэтому для работы со школьниками с расстройствами аутистического спектра во всём мире сейчас всё больше применяют технологии обучения между детьми.

Когда ребёнок встречается с разными сверстниками, то он расширяет свой диапазон общения и социальных стратегий. Это очень важно для успешности в школе — вероятность того, что он найдёт выход, когда столкнётся с необычной ситуацией, гораздо выше. Ребёнок будет знать, что в жизни он сможет понять тех, кто ведёт себя по-другому. Тут нет прямой зависимости, что со стороны условно обычных детей он будет ждать одного поведения, а со стороны необычных — другого. Просто для него разное будет нормой — разнообразие как таковое. И ожидания от поведения людей будут гораздо шире.

В нашем агрессивном обществе разнообразие и инклюзия особенно важны

Западный мир более толерантен не потому, что они много денег тратят на социальную рекламу, в которой на каждом автобусе написано про равенство. Они просто гораздо опытнее нас в плане общения с разными людьми. Буквально с ясельной группы у них были сверстники, которые передвигались на коляске, или были дети, которые не могли говорить и пользовались карточками. Кто-то не мог строить домик в детском саду из-за ДЦП, но построили другие ребята, а потом они все вместе его сломали и хохотали.

При этом дети не будут дружить из-за того, что кого-то жалко: это не детская концепция. Они будут дружить, потому что им интересно, потому что этот ребёнок может сделать что-то необычное. Например, у него спастика в руке, но он может удерживать предметы дольше, это поможет победить в какой-нибудь игре. Люди [на Западе] к этому привыкли, поэтому, когда они видят людей с особенностями в ресторане или на работе, им не кажется, что здесь что-то не то.

Анна Макарчук, директор Федерального научно-методического центра в области психологии и педагогики толерантности:

Сейчас мы всё чаще общаемся с людьми, отличающимися от нас по возрасту, вероисповеданию, возможностям. Чтобы комфортно чувствовать себя в разнообразной среде, очень важны навыки XXI века, в том числе эмоциональный интеллект. Одни из его составляющих как раз — это мультикультурность и эмпатия. Ребёнок должен учиться обращать внимание на различия, учитывать их в общении. Эти навыки нужно воспитывать на гуманистических принципах.

Когда дети часто встречают непохожих на себя людей, они гораздо острее начинают понимать, что в обществе важен каждый, что первичен человек, а не признак

Например, не инвалид, а человек с инвалидностью, не иностранец, а человек из другой культуры.

Иначе признак превращается в ярлык, а ярлык — в стигму и дискриминацию. При этом сейчас дети гораздо более открытые, намного меньше подвержены ксенофобии, чем мы. Они родились в мире, где этнические границы очень условны. Мне кажется, что в первую очередь нужно работать не с детьми, а с учителями. Педагог должен говорить о важности человека и многообразия.


Незаметные дети опасны. И для других, и для себя

Анна Макарчук:

Одна из главных проблем в школе — это когда «выпадают» середнячки. Чаще всего это происходит с детьми, которые ничем не отличаются. Для ребёнка такая ситуация может оказаться очень травматичной. Ведь самое ужасное — это страх небытия. Когда мы игнорируем кого-то, то делаем его как бы несуществующим. Это больно, и ребёнок будет протестовать. Некоторые дети протестуют так, что мало не покажется, и начинают издеваться над одноклассниками.

Довольно часто это происходит из-за того, что детей-агрессоров самих игнорируют. Они пытаются доказать, что что-то значат, что-то собой представляют, достойны признания, достойны уважения. Кроме того, это даёт очень вредный урок на будущее. Ребёнок начинает думать: для того чтобы добиться внимания, ему недостаточно быть собой, нужно выделиться в любом случае. Игнорирование в классе приводит к протестными и асоциальным историям, которые потом могут привести к травме и проблемам у всего класса.

Когда педагог не обращает внимания на незаметных детей, он создаёт нездоровую атмосферу в классе

Представим себе обычного ребёнка, который учится средне по всем предметам. Возможно, он отлично танцует, но никто в школе просто об этом не знает. Для учителя он не представляет проблем и интереса, то есть не представляет ничего. Но ребёнку важно быть увиденным, и он заставит остальных обратить на себя внимание. Он не может отличиться за счёт хороших оценок по математике, например, поэтому начнёт что-то отчебучивать: игнорировать учителя, протестовать, травить одноклассников.

Ещё бывает, что школьник уверен, что он середнячок, что он не может ничего изменить и ни на что повлиять, в том числе на свою судьбу. Если ученик чувствует, что он никто, очень часто потом это сказывается на будущем, не позволяет ему раскрыться и полностью самореализоваться, потому что он в это не верит.


Что делать школе? Практические советы для учителей и директоров

Анна Макарчук:

1. Разнообразьте уроки и пересаживайте учеников. С одной стороны, у большинства учителей не хватает времени, чтобы уделить внимание всем в классе. С другой, вот эта хроническая слепота учителей — это часто вопрос привычки. Педагогам нужно стараться максимально разнообразить уроки. Начать можно с того, что просто каждый день пересаживать детей. Кроме того, нужно больше использовать групповые формы работы. Тогда в фокусе внимания останется и конкретный ребёнок, и все, кто делает этот проект. Обязательно также стоит менять состав этих групп, чтобы дети работали с разными одноклассниками. Так учитель сам себя обезопасит от ситуации, когда кому-то не хватает внимания.

2. Забудьте про фестивали культур. При этом не нужно проводить бесконечные фестивали культур с танцами, кухней и костюмами. Они тоже хороши, но этого недостаточно. Фестивали просто обращают внимание на различия, в лучшем случае вызывают интерес. А важно другое: мы разные, и поэтому можем что-то сделать лучше, у нас больше ресурс. Это дети могут понять только во время групповых занятий с представителями разных культур, социальных слоёв, возможностей.

Что именно дети будут делать вместе, не так важно. Пускай даже стенгазету. Главное, чтобы она была не про то, какие мы все в классе разные. Неважно, про что именно она будет, но важно, чтобы её делали разные ребята вместе. Это могут быть волонтёрские, социальные или исследовательские проекты. Однако есть и специальные занятия, которые помогают показать важность многообразия. Они включают в себя рефлексивный компонент, чтобы дети задумались о своей уникальности. Детям гораздо проще позитивно относиться к чему-то особенному, если они видят эту особенность и понимают её. Потом они начинают видеть и свою уникальность, задумываться о ней.

3. Предлагайте дискуссию. Важно, чтобы дети перед совместной работой рассказывали друг другу, что они умеют, какие у них есть сильные или слабые стороны.

После того как они сделают что-то вместе, они должны обсудить, что именно каждый привнёс в общий результат

Учитель должен помочь детям наладить обратную связь. В начальной школе ученики могут собираться в классе и благодарить друг друга за то, что кто-то кому-то помог: быстро нашёл нужные фломастеры, подсказал какую-то идею, помог разобраться в чём-то. В старшей школе можно устраивать разговоры более конкретные — например, о том, что было бы, если бы мы все были одинаковые. То есть форма работы не так важна, главное — подход.

4. Устраивайте интересные тренинги и игры. У нас в центре [толерантности] есть тренинг «Некто средний». Школьникам, обычно начиная с 8-го класса, предлагают исследовать какой-то параметр в группе: рост, или насколько человек способен к гуманитарным наукам, или как у него развита память, или как высоко он может прыгнуть. Подросток проводит мини-исследование в классе и записывает все результаты. После этого ребята выводят средние, максимальные и минимальные значения и создают портрет человека.

Затем они смотрят, что за человек у них получился. И выходит, что получился, в общем-то, неплохой человек: средний рост, средние способности к математике или литературе. Всем ученикам он нравится. И по какому-то параметру этот персонаж получается лучше каждого из сидящих в классе. Потом мы предлагаем каждому свою индивидуальность обменять на все вот эти довольно неплохие средние способности и стать тем самым середнячком, которого часто не замечают учителя. И почти все дети отказываются. В конце мы обсуждаем, почему отличающиеся от нас люди очень часто нас бесят, но сами мы не хотим быть одинаковыми; что было бы, если бы мир был однообразен.

Ещё есть такой тренинг, как «Неравные старты», когда дети делятся на равные группы и выполняют задания. Условие такое, что одни не могут пользоваться ногами, другие — руками, у третьих повязки на глазах, а у четвёртых нет никаких ограничений. На соревнованиях они выполняют разные задания: собирают фасоль, ходят по листочкам бумаги, рисуют. Самое интересное, как во время состязаний строятся отношения между детьми. Затем мы всё это обсуждаем и говорим про то, как живётся людям, отличающимся от нас, что мы можем для них сделать, легко ли попросить о помощи или как её оказать.

Юлия Богданова:

1. Разрешите учиться всем и дайте детям выбор. Школы должны открыть двери для всех детей. У родителей особых детей должна быть возможность выбирать обычную школу или всё-таки специальную. Когда таких детей станет не один, а несколько тысяч, по одному в каждом классе, это изменит ситуацию. Идея в том, чтобы дети встречались в школе, детском саду, в способности этих организаций удовлетворять их универсальные потребности, которые есть у всех детей, и специальные потребности. Задача не в том, чтобы просто завести ребёнка в класс, а сделать так, чтобы он там остался и получал качественное образование, чтобы он развивался и взаимодействовал с другими.

Чем человечнее будет среда, тем будет лучше. Во всём мире маленькие дети учатся на полу, их не сажают за столы

Им дают писать текст тем, чем ему нравится: маркером или карандашом, ручкой. У детей должен быть выбор, возможность что-то решать в своей жизни. Только так они учатся, только так у них развиваются исполнительские функции, от которых зависит успешность человека. Весь мир это понимает, у нас пока об этом слишком мало говорят, но это очень важно.

Функции планирования, ожидание каких-то возможных последствий, вариативность, способность решать проблемы и контролировать поведение — эти качества не появляются у человека внезапно, они тренируются, но нужно создавать условия, поэтому среда должна быть очень мягкой и доброжелательной к детям. Это дает им чувствовать безопасность, экспериментировать и развиваться. Опыт Финляндии, где сейчас лучшее образование в мире, говорит об этом. Там дети могут ходить в носках по школе и сидеть на широких подоконниках, перемещать мебель в классе так, как им удобно именно на этом уроке. Если они обсуждают что-то эмоциональное и затрагивающее, то они собираются в круг, потому что им важно почувствовать друг друга именно в постоянном взаимодействии, в том числе со взрослыми, которые умеют создавать равные возможности.

2. Учите детей помогать друг другу. Когда мои дети учились в школе № 1321 [в Москве], она была не приспособлена для особых детей. И было нормально, когда двое мальчишек несли свою девочку-одноклассницу на коляске на руках по лестнице. Для них эта девочка — подруга, с которой они слушают музыку, могут пошутить друг над другом, она может быть лучше в математике и поможет этим пацанам на контрольной. Это становится не изолированной вещью, а опытом и отношениями, что мы ценим как люди. Этот опыт учил их гораздо лучше, чем если посадить всех перед доской и рассказывать об уважении. Именно поэтому важна инклюзия. Она расширяет мир и делает нас лучшей версией самих себя.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(28)
Подписаться
Комментарии(28)
(Комментарий скрыт редакцией)
Почему такой фашистский подход? Люди не выбирают свои особенности. В этом глобальная относительность.
(Комментарий скрыт редакцией)
Такие разговоры были уместны в мюнхенской пивнушке в тридцатых годах прошлого века, а не сейчас на Меле.
Показать ответы (4)
Половина как минимум бред. Причём ничем не подкреплённый. Мало того, за кое-что нужно привлекать к уголовной ответственности. Вместо того чтобы по максимуму развивать лучшие навыки детей, из них пытаются сделать серую массу одного уровня. И этот уровень не будет высоким априори — он будет диктоваться самым слабым в гру…
Показать полностью
Показать все комментарии
Больше статей