Написать в блог
«Они уже техническая элита. Подрастут — и будут сильнейшие топовые разработчики»
Партнёрский материал

«Они уже техническая элита. Подрастут — и будут сильнейшие топовые разработчики»

Как дети живут и учатся на Зимней компьютерной школе МФТИ
12 973
3

«Они уже техническая элита. Подрастут — и будут сильнейшие топовые разработчики»

Как дети живут и учатся на Зимней компьютерной школе МФТИ
12 973
3

«Они уже техническая элита. Подрастут — и будут сильнейшие топовые разработчики»

Как дети живут и учатся на Зимней компьютерной школе МФТИ
12 973
3

Восемь дней подряд дети пишут код, ходят на лекции об алгоритмах, участвуют в олимпиадах — и не хотят от всего этого отвлекаться (скорее, наоборот). Анастасия Кувшинова съездила на Физтех, провела полдня с участниками Зимней компьютерной школы — и рассказывает, как это было.

Зимняя компьютерная школа (ЗКШ) проходит в Долгопрудном с 2010 года. Получается, уже девятая по счёту. Сначала организаторы привели меня в штаб — это небольшая комната в Лабораторном корпусе МФТИ. По дороге я пыталась представить, какая здесь атмосфера. Наверное, замкнутые дети (как и многие программисты), которые практически всё время сидят за экранами в компьютерных классах. И разговорить их наверняка будет трудно, — переживала я.

Вид на лабораторный корпус. На заднем плане — общежитие (рыжее высокое здание)

Рассказывать о детях мне начали с их достижений. На эту смену приехал 141 школьник из шести стран СНГ. Из них больше 70 — победители или призёры национальных олимпиад (Всероссийской, Всеукраинской и их аналогов в Белоруссии, Казахстане, Таджикистане и Узбекистане). А остальные как минимум участвовали или планируют.

«Столько топовых ребят больше ни в один учебный лагерь не приезжает. Призёров Всероса и аналогичных соревнований мы берём бесплатно на полный пансион. Но отбор они всё равно проходят на общих основаниях: просто так сюда не попадает никто. У нас довольно высокий конкурс — в этом году, например, 3-4 человека на место».

Алексей Малеев, сооснователь ЗКШ, директор по технологическому предпринимательству МФТИ

Чтобы попасть на ЗКШ, ребёнок должен хорошо показать себя хотя бы в одном из четырёх отборочных туров. Это онлайн-контесты (несколько задач на написание кода), которые можно решать не выходя из дома. Тру-олимпиадники постоянно в разъездах, и у всех не получается выкроить один и тот же день в своём плотном графике. Поэтому им и даётся несколько туров на выбор.

Как проходит обычный день на Зимней школе

Обычно с утра дети встают, завтракают, потом расходятся по двум большим аудиториям и четыре часа пишут контесты. Но никаких компьютерных классов и стационарных компьютеров: все с ноутбуками. Их выдают каждому, кто не взял свой. Время за написанием кода летит незаметно — глядишь, уже и обед. Потом небольшой перерыв — поспать, сходить на волейбол или, скажем, в бассейн. Но тех, кто горит желанием заниматься спортом, обычно мало. Гораздо чаще дети выбирают посидеть в общаге (ну да, снова за ноутбуком).

Участники из Казахстана в общежитии

После трёх дня — учебные лекции, несколько одновременно. Дети сами выбирают, на какую пойти. Но вообще каждый ребёнок перед началом смены получает от кураторов личный учебный план — его чаще всего и придерживается. Потом преподаватели школы разбирают с детьми утренний контест (задачи с него, кстати, можно дорешивать в течение всего дня). А в 18.30 приходят приглашённые лекторы с научно-популярными темами.

«В первый день была отличная лекция про квантовую революцию, где нам рассказывали о квантовых компьютерах, да и вообще про развитие этой отрасли. Приезжал сотрудник Российского квантового центра. Если коротко, то квантовый компьютер на 300 кубит сможет делать то, что нам и не снилось (правда, пока существует только на 50 кубит). Очень перспективно свойство запутанности квантов — оно помогает шифровать информацию».

Катя Дедович, участница ЗКШ

Катя приехала на смену из подмосковной Дубны. В её городе практически нет олимпиадников её профиля, а здесь — другое дело. Всё это она рассказывает, пока мы вместе с толпой участников идём из общежития на лекцию. Вокруг нас все болтают, так что голос Кати на диктофоне потом трудно разобрать. И такое чувство, что все вокруг обсуждают только точки, векторы, плоскости и то, как рациональнее решить задачу. Разговоров о кино, музыке и вообще о чём-то отвлечённом я не слышу.

Дети идут с кураторами на лекции

Начинаю понимать, что айтишники кажутся закрытыми и очень специфическими людьми только неайтишникам (таким, как я). Здесь детям комфортно в своей тусовке. Особенно если учесть, что они друг друга давно уже знают: пересекались на олимпиадах, предыдущих Зимних школах или в других лагерях. Даже в анкетах заранее пишут: «Я хочу жить с тем-то и тем-то». И кураторы стараются их расселить по квартирам (в общежитии квартирного типа — прим.ред.) так, чтобы все друзья жили вместе. Или хотя бы по соседству. Ещё у ЗКШ есть общая группа во «Вконтакте», где состоят многие участники школы, бывшие и нынешние.

«Надо, чтобы кузнечик съел побольше травы»: чему учат детей

— Обычный школьник каждый день проходит географию, русский язык, обществознание, биологию. Разумеется, это всё важные и интересные предметы, только вот алгоритмам и коду посвятить хотя бы один полный день никак не получается. А здесь они на восемь дней они проводят только в программировании. Получается интенсив, который серьёзно прокачивает их, — объясняет Алексей Малеев.

Для самих детей Зимняя компьютерная школа — это возможность восемь дней тренироваться взахлёб. На носу как раз Всероссийская олимпиада (пройдёт с 1 по 7 апреля в Ульяновске). С прошлого года сменился формат контестов: раньше в один день дети решали задачи на одну определённую тему, а теперь — вразнобой, как на тех же олимпиадах.

«Главный смысл в том, что когда ты приходишь на олимпиаду, у тебя уже есть большой багаж решённых задач, идей, которые ты где-то встречал, теории, которую ты изучал. И за счёт этой массы обычно получается взять какое-то место. Поэтому задачи сразу на много разных тем — это, конечно, полезнее».

Михаил Анопренко, участник школы, трижды победитель Всероссийской олимпиады по информатике

И если контесты — это практика, то учебные лекции заточены как раз на теорию, на типы алгоритмов. Я застала кусочек лекции про решето Эратосфена и проверку чисел на простоту. Её вёл студент Физтеха (на Зимней школе преподают именно студенты: детям с ними, как правило, проще и интереснее общаться, чем с теми, кто старше). Говорил негромко, но в аудитории стояла такая сосредоточенная тишина, что было прекрасно слышно даже с дальних парт.

Преподаватель Зимней компьютерной школы

Были на школе лекции и по динамическому программированию. Методист школы Михаил Тихомиров пересказывает мне типичную задачку оттуда: у нас есть полоска определённой длины, по которой кузнечик хочет пропрыгать из начала в конец. Правда, прыгать он может либо на метр вперёд, либо на два. Нужно посчитать, сколько способов у него добраться до конца.

— Но это же типичная математическая задача! — не понимаю я.

— Ну, это самый простой пример. Дальше — больше: в каждой точке растёт какое-то количество травы, и кузнечик хочет побольше травы съесть. Здесь мы пользуется уже тем, что ответы начиная с какой-то точки у нас есть. И мы можем их переиспользовать вместо того, чтобы перебирать вообще все варианты. Это большой подход, и на него практически на любой олимпиаде встретится хотя бы одна задача.

Среди этого марафона контестов и лекций — реальные олимпиады. В один из дней прямо на школе проходит олимпиада «Технокубок» (её организуют МФТИ, МГТУ имени Баумана и Mail.ru Group). Детям из регионов удобно: приезжают на школу, участвуют в этой олимпиаде — а после ЗКШ сразу на Открытую олимпиаду школьников по программированию. Не приходится тратить деньги на билеты и кататься в Москву по несколько раз. Как правило, каждый год участники школы попадают и на Международную олимпиаду по информатике (IOI) в составе сборных своих стран.

«У нас на прошлой Зимней школе было 139 участников. Так вот: они привезли 11 медалей с IOI в Тегеране! А сборная каждой страны — это всего лишь четыре человека, то есть, очевидно, они за разные страны выступали. К нам в прошлом году приезжала тренироваться в полном составе сборная Белоруссии, сборная Казахстана, часть сборной России и даже часть сборной Греции. Для последних мы вели отдельные занятия на английском языке».

Алексей Малеев, сооснователь ЗКШ, директор по технологическому предпринимательству МФТИ

Как дети отдыхают (и отдыхают ли вообще)

Я попала в ЗКШ на обычный учебный день. Но и выходные без лекций и контестов у детей тоже бывают. Например, в субботу школьники играли в «Что? Где? Когда?», встречались с выпускниками топовых вузов. А ещё ездили на экскурсию в главный офис «Яндекса», где им объясняли, как устроен алгоритм рекомендации друзей в соцсетях. Катя из Дубны, вдохновившись этой поездкой, жалуется мне: хочется подробнее изучить Big Data, но надо готовиться к поступлению и олимпиадам. Времени нет.

Кто-то по вечерам и выходным играет на гитаре, которую привёз с собой. Но это, скорее, исключение. Об этом я слышу от Миши Анопренко, который уже три раза взял диплом I степени на Всеросе. Они очень подробно отвечают на все вопросы, на пальцах объясняют мне смысл сложных задач. Правда, раскрывать забавные случаи, которые им здесь запомнились, не хотят. Отнекиваются со смехом: «Смена ещё не закончилась, нас могут выгнать».

— Ой, да бросьте, материал-то выйдет уже после смены!

Через неделю Миша всё-таки раскалывается в телеграме: «Самая прекрасная история произошла в последний день, когда мы решили заказать пиццу. Ради этого мы не пошли на ужин. Попросили доставку до соседнего подъезда, незаметно по лестнице спустились, уложили пиццу в большую сумку и быстро вернулись назад. Потом всё было отлично. Но кураторы, конечно, пришли в гнев от того, что мы нарушили правила школы (заказывать еду или покупать шаурму в киосках на ЗКШ нельзя — прим.ред). Я постарался донести свою позицию и объяснить, почему мы так поступили».

Мы с участниками ЗКШ. Слева направо: Ильдар Гайнуллин, Михаил Анопренко, Даниил Николенко

Куда потом поступают участники школы

Школой уже давно занимается команда Центра развития ИТ-образования — одного из подразделений Физтеха. Поэтому школа традиционно проходит на базе этого кампуса. Но это вовсе не значит, что детей целенаправленно заманивают в конкретный вуз. Статистика говорит, что в Физтех потом приходят не больше 15% участников школы (в 2017 году — 17 человек из 139, в 2016 — 16 из 123).

Стена в холле одного из корпусов МФТИ

Организаторы считают, что это нормально, потому что в России очень много хороших, сильных университетов. В прошлом году компания Times Higher Education опубликовала топ-100 лучших вузов мира по направлению Computer Science. Туда попали сразу три: МГУ имени Ломоносова, МФТИ, ИТМО. А их выпускники могут сразу получать около 100 тысяч рублей в месяц. Так что педагоги советуют детям выбирать университет в первую очередь по своим внутренним ощущениям.

— Они всё равно остаются в одном большом сообществе, общаются друг с другом, — говорит Алексей Малеев. — Потом часто оказываются в одних компаниях. Они уже сейчас — техническая элита. Подрастут — и будут сильнейшие топовые разработчики в индустрии. По-моему, мы должны максимально много внимания этим детям уделять. От этого зависит судьба не только отдельных компаний, но и общества в целом.

Фото: Георгий Малец

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(3)
Комментарии(3)
Все в куртках сидят. Так холодно в аудиториях?
Не, это только что пришли все просто. Увлеклись лекцией, забыли снять)
в Дубне весь город вокруг института ядерной физики, а олимпиадников нет?
Больше статей