«Пока я жива, я не хочу переселять моих дочерей на кладбище»
Теги по теме:

«Пока я жива, я не хочу переселять моих дочерей на кладбище»

Онкобольная мама четырех дочерей — о том, как помочь детям справиться со смертью родителя
27 октября, 2016

«Пока я жива, я не хочу переселять моих дочерей на кладбище»

Онкобольная мама четырех дочерей — о том, как помочь детям справиться со смертью родителя
27 октября, 2016

Сьюзан Гюбар ведет рубрику «Жить с раком» в газете The New York Times. В своих колонках она описывает всё, через что проходит последние несколько лет после диагноза: от взаимоотношений с врачом до химиотерапии. Один из материалов Сьюзан посвятила тому, как она готовит к своей неизбежной смерти четырех уже взрослых дочерей.

Сьюзан не собирается превращать оставшуюся у нее жизнь в преждевременные похороны и заранее готовить семью к своей смерти. «Пока я жива, я не хочу переселять моих дочерей на кладбище. Меня раздражает сама идея превращать отведенное мне время в прелюдию моего отсутствия», — пишет Гюбар.

Чтобы подготовить дочерей к своему уходу и смягчить удар, Гюбар сочинила два письма. Получить их девочки должны незадолго до смерти матери.

«Даже учитывая, что я, скорее всего, никогда не узнаю, облегчат ли эти слова их одиночество, я предпочитаю думать, что облегчат»

Первое письмо она назвала «Что где». В нем описывается юридическая и финансовая сторона смерти: где найти адвоката, финансового советника, как разобраться с завещанием, все пароли от личных аккаунтов и так далее. Этим сухим списком Сьюзан хочет показать своим детям, что она покорилась судьбе. Второе письмо называется «Письма моим дочерям» и похоже скорее на личный дневник, чем на послание.

Сьюзан начала писать эти письма через год после того, как узнала диагноз. Она пишет их до сих пор, постоянно дополняя записи новыми воспоминаниями.

«В этом компьютерном файле я вспоминаю их шутки, музыкальные и спортивные достижения школьных дней, благодарю за многочисленные подарки, описываю их характер со дня их рождения или делюсь впечатлениями от нашего первого знакомства. Я смущаю их историями об оплошностях, которые мы совершили вместе, радую приключениями, которые мы переживали на кухне, и совместными злоключениями в поездках, напоминаю о праздниках, которые мы отметили вместе. Когда я пишу эти письма, я вспоминаю о том, как ценно наше прошлое», — делится Сьюзан.


Известно, что дети к 6-7 годам осознают факт конечности жизни, часто в одиночку, не делясь с родителями. С возрастом мысль о смерти в голове ребёнка эволюционирует, и как она будет развиваться во многом зависит от окружающей среды, от родителей. Подробнее о том, как говорить с детьми о смерти, читайте на «Меле» в материале Марии Калужской.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Подписаться
Комментариев пока нет