«Самое худшее — это вынужденные уступки». 10 правил жизни с детьми от Януша Корчака

«Самое худшее — это вынужденные уступки». 10 правил жизни с детьми от Януша Корчака

101 647
31

«Самое худшее — это вынужденные уступки». 10 правил жизни с детьми от Януша Корчака

101 647
31

Выдающийся польский педагог Януш Корчак (почитайте его историю) написал много статей, очерков, радиобесед, документальных повестей, которые читают до сих пор. Эссе «Правила жизни» 30-х годов сам Корчак называл «научной книгой», которая обращена к детям. В ней он приводит примеры из личной практики и советует детям и взрослым, как поступать в тех или иных ситуациях. Переиздание книги вышло в издательстве «Самокат».

Братья и сёстры время от времени ссорятся. Из-за игрушек, из-за места за столом, из-за права что-то делать первым, например, купаться. Один шумит, а другой хочет, чтобы было тихо. Один просит поиграть, а другой в это время хочет почитать. Бывают ссоры, когда дети знают, кто прав, а кто не прав, а бывают такие, где это не очень-то понятно. Тогда приходится уступать. Взрослые не всегда горят желанием разобраться, поэтому говорят: «Уступи младшему», «Уступи девочке», «Старшему надо уступить». Но пока не разберётесь в ситуации, лучше не вмешиваться.

«Я убедился, что самое худшее как дома, так и в школе — это вынужденные уступки. Они действуют лишь на короткое время. Потом будет ещё хуже. Несправедливость раздражает. Остаётся чувство досады. Остаётся обида. Я убедился, что лучше совсем не вмешиваться, чем судить, не разобравшись в причине распри. Взрослым иногда кажется, что ссора вышла из-за сущего пустяка. Из-за чепухи… Нет. Братья и сёстры часто добровольно уступают и прощают».


Часто ребёнка заставляют здороваться со взрослыми из вежливости. Если он этого не делает, его ругают. Тут очень важно принимать чувства ребёнка. Ему может не нравиться взрослый человек, и это его право. Дети не обязаны разделять правила вежливости и внутреннее отношение к собеседнику.

«Взрослые знают, как и с кем разговаривать, с кем надо быть сдержанным, а с кем можно чувствовать себя свободно. Знают, как завести разговор, хотя и не очень хотелось бы. (А ведь начало всего труднее). И взрослые не конфузятся так, как дети. За ними не следят и не сердятся, когда они скажут что-нибудь или сделают не так, как надо. И они могут выбирать, с кем хотят познакомиться. Похоже на то, что с младшим каждый считает себя вправе заговаривать, даже если его мало знает или не знает вовсе».


Януш Корчак всячески подчёркивает, что у ребёнка есть право выбирать, кто из взрослых ему нравится, а кто нет. Взрослые, в свою очередь, обязаны общаться с ребёнком на равных, то есть уважать чувства детей. Не заставлять их отвечать, если те не хотят. Уделять им внимание, а не делать вид, что детей не существует, разговаривая только со взрослыми. Не вручать подарки насильно — у каждого есть право от подарка отказаться.

«Чужие тёти бывают приятные и неприятные. Вообще, взрослые, точно так же, как и твои ровесники, делятся на тех, кого ты любишь и кого не любишь. Один только поздоровается, а потом всё с мамой разговаривает; иногда даже обидно, что не обращает внимания.

А другой отпустит неудачную шутку или задаст вопрос, на который не всегда хочется отвечать: «А ты это любишь, а ты это умеешь делать, а ты это хочешь?». Или с подарком придёт. Взрослым кажется, что дети — лакомки и жадные. Нет. Если кого не любишь, тогда и подарок от него не мил».


Януш Корчак говорит о том, что современные психологи называют психологическим насилием в семье. Когда ребёнка поддевают за его мысли, чувства, поступки с целью вызвать обиду или раздражение. Когда его заставляют делать то, чего ребёнок не хочет делать. Когда границы тела ребёнка нарушаются. Здесь речь идёт не только про сексуальное насилие и прикасание к интимным частям тела, а также про насильственные объятия и поцелуи, хоть в нос, хоть в щёчку, хоть в макушку.

«Хуже, когда гости вмешиваются, делают замечания. И уж хуже всего, когда ласкают и целуют. Или руку тебе так крепко стиснет, что больно, или обслюнявит, целуя, или посадит на колени. По какому праву? Всегда неспокойно на сердце, когда подходишь ко взрослым гостям, — никогда не известно, что тебя ждёт».


Игра так же важна, как и учёба. Во время игры дети узнают, кто будет хорошим другом, а кто нет, получают чуть ли не первый серьёзный опыт социализации и выбирают себе лидера (или сами им становятся) — тоже впервые. Ни в коем случае не указывайте сыну или дочери, с кем играть, с этим мальчиком или только со сверстниками. Тем более не диктуйте, во что и как играть.

«Зря взрослые говорят, а зазнайки за ними повторяют: «Такой большой, а играет, как маленький. Такая большая, а всё в куклы играет».

Важно не во что играть, а как и что при этом думать и чувствовать. Можно умно играть в куклы и глупо и по-детски играть в шахматы. Можно интересно и с большой фантазией играть в пожар или в поезд, в охоту или в индейцев — и бессмысленно читать книжки.

Я знал мальчика, который не только читал, но и сам писал хорошие стихи и рассказы, а любимой игрушкой у него были солдатики: у него были целые полки разного рода войск разных стран, и он расставлял их на столе, окне, на полу, стульях и рисовал карты и планы.

Не зазорно играть с девочками и с младшими. Я заметил, что ребята не всегда охотно говорят о своих играх и стесняются, если взрослый их слышит: боятся, как бы не высмеял, потому что не умеют защищать свои юные мечты. Я не говорю: «Играйте в то-то и то-то. Играйте с теми, а не с этими». Для игры нужны хороший товарищ и вдохновение, а значит, свобода».


Дети не умеют тратить деньги, потому что их этому никто не учит. Януш Корчак писал, что десять лет заведует ссудной кассой, и знает, кто из детей берёт в долг, как отдаёт и на что тратит. Есть дети, которые экономят, чтобы купить себе коньки, часы или велосипед. Есть те, кто копит на подарок папе или маме. Есть и такие, кто копит на игрушки, а потом отдают все деньги родителям. Потому что им сейчас нужнее. Важно говорить с детьми о том, как они тратят деньги и почему они так поступают.

«Обычно деньги дают время от времени как награду, когда отец или мать в хорошем настроении. Очень редко родители назначают определённый еженедельный оклад и говорят: «Покупай что хочешь». И только один отец давал каждую неделю по пятидесяти грошей. Он сказал:

— Даже если ты не будешь слушаться или принесёшь из школы плохую отметку, всё равно будешь получать по пятидесяти грошей на разные свои расходы. Я хочу, чтобы ты научился тратить деньги».


В главе «Богатый — бедный» Корчак упоминает о важной вещи — дети всегда чувствуют семейную проблему и видят ёе. Не нужно замалчивать горе, считая, что ребёнок не узнает и не прочувствует. Это не так.

«Ошибаются взрослые! Ребёнок хочет знать и имеет право знать, ведь горе родителей тяжелее своего собственного. Впрочем, в бедных семьях дети знают, отчего раз бывает целый обед, а другой — только хлеб да чуть подслащенный чай; знают, сколько стоят подмётки и новая шапка. Знают, что лучше, когда у отца пусть меньше заработок, да верный. Потому что больше всего печалей там, где раз удаётся получить даже и много, а потом уже долго ничего и ничего. Безработица — это большое несчастье».


Взрослым трудно разобраться в самих себе, что тут говорить о детях. Поэтому странно спрашивать ребёнка: «Ты хороший мальчик?». Он и сам может не знать. Каждый из нас совершает разные поступки, и плохие, и хорошие. Каждый из нас всю жизнь пытается себя понять. Всё это относится и к детям. Нет смысла сердиться и ругать их. Лучше объяснить, что ребёнок сделал не так, или (ещё лучше) спросить его мнение о поступке.

«Мне кажется, взрослые не должны сердиться на детей, потому что это не исправляет, а портит. Часто взрослым кажется, что ребёнок назло им упрямится — не желает что-либо сделать, сказать. Нет, ему стыдно. А если кому-нибудь стыдно, он не может говорить, язык застревает в горле, трудно пошевельнуть. В голове пустота, мысли словно улетучились. И ты говоришь и делаешь не то, что хочешь. Стараешься быть смелее, а выходит ещё хуже. Сразу можно понять, что человек притворяется: говорит слишком смело и громко, движения чересчур развязные. Или губы прыгают, теребит платье и не может отвечать. Как парализованный».


Дети очень активны: бегают, пробуют всё подряд — и это нормально. Так они познают мир. Не стоит их наказывать и пугать словами «Не ходи туда, попадёшь под машину / поранишься / упадёшь». Если говорить, что будет потом, то это может произойти. Помните, дети могут взять и назло сделать то, чего делать нельзя.

«Взрослым кажется, что дети не заботятся о своём здоровье: если за ними не смотреть, они повыпадали бы все из окон, поутонули бы, попали бы под машины, повыбили бы себе глаза, поломали бы ноги и позаболевали бы воспалением мозга и воспалением лёгких — и уж сам не знаю, какими ещё болезнями.

Нет. Детям совершенно так же, как и взрослым, хочется быть здоровыми и сильными, только дети не знают, что для этого надо делать. Объясни им, и они будут беречься. Нельзя только чересчур запугивать и слишком много запрещать. Если запугивать, они перестанут верить, а если очень уж стеснять, потеряют терпение и назло станут делать тайком как раз то, что запрещено».


У каждого из нас есть свои достоинства и недостатки, у всех они разные. Это всё про индивидуальность. Важно понимать и не требовать от ребёнка того, что хочет родитель. В первую очередь обращать внимание на его желания, мечты и способности. Важно направлять, а не приказывать, помнить, что и у взрослых полно недостатков. Просто дети об этом пока не догадываются.

«Один переоценивает себя, другой недооценивает. Бывает хищное самолюбие и достойная гордость. Я долго мог бы перечислять и всего не сказал бы. Вот почему в этой путанице трудно разобраться. И должен добавить, иногда мешают понять сами взрослые.

Один говорит:

— Я хочу, чтобы мальчик был такой, как я.

Во-первых, маленький не может быть таким, как взрослый. Во-вторых, и у меня, взрослого, есть свои недостатки, и я вот, например, совсем не хочу, чтобы у ребят были такие же недостатки, как у меня.

Другой говорит:

— Дети должны слушаться, мальчуган должен быть таким, каким я хочу и велю.

Во-первых, уверен ли я, взрослый, что я всегда прав, а во-вторых, может ли мальчуган, хотя и хотел бы, быть таким, каким мне нравится? Всегда таким?».

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(31)
Подписаться
Комментарии(31)
Портрет Корчака висит над моим рабочим местом, хоть я уже и не учитель)
Как жаль, что в жизни моего ребенка нет учителей, над рабочим местом которых висит портрет Корсака...только всё путины...
Показать ответы (11)
Он погиб в концлагере Бухенвальд вместе с детьми. Шел вместе с ними в последний путь. Память о нем остается надолго!
Корчак- великий педагог! Говорят, что педагоги и врачи- это люди одаренные Богом талантом чувствовать особенно души других людей! Жаль, что в старших классах школ России нет предмета, где говорили бы о жизни человека словами великих педагогов! Было бы меньше ошибок по жизни у ребят..
Показать ответы (2)
Корчак, конечно, велик, но его советы не догма, а руководство к действию, в чем-то мог и просто ошибаться. Ребёнку надо объяснить как можно раньше, почему нельзя выбегать на дорогу, где ездят машины. Мы с женой своим трёхлетним дочкам, когда они стали рваться прямо из рук на проезжую часть, стали показывать на трупы жи...
Показать полностью
Дело, конечно, ваше, но это треш - "вот и ты так будешь лежать"
Показать ответы (7)
Показать все комментарии
Больше статей