5 понятных шагов, которые научат правильно смотреть кино вместе с детьми

5 понятных шагов, которые научат правильно смотреть кино вместе с детьми

Правила кинокритика Ивана Филиппова
2 777

5 понятных шагов, которые научат правильно смотреть кино вместе с детьми

Правила кинокритика Ивана Филиппова
2 777

Долгая русская зима с тёмными вечерами давно здесь, а с ней приходит шанс завести отличную семейную традицию — смотреть кино или сериалы вместе. Кинокритик Иван Филиппов в эфире передачи «Радиошкола» рассказывает о том, с чего начинать семейные просмотры, зачем вообще за это приниматься и почему российское кино смотреть тоже можно.

Шаг первый: избавляемся от страхов

Кадр из сериала «Игра престолов»

Родители могут испугаться любой темы. Когда мой старший сын был маленьким и мы с ним только начинали смотреть «Смешариков», я прочитал десяток текстов об их губительном влиянии на психику. И это притом что первые пять-шесть сезонов «Смешариков» — лучшее, что можно дать ребёнку, начиная с 4 лет. Это остроумная и содержательная анимация, с которой совершенно безопасно оставить ребёнка: она развивает, отвечает на интересные вопросы, да ещё и думать заставляет. Там всё: от того, как устроена современная демократия (серия «Трюфель»), до серии «Смысл жизни».

Не нужно бояться чего-то особенного. Нужно знать. Есть сериалы, которые детям точно стоит смотреть в более позднем возрасте, но не из-за обсценных слов или возрастных сцен. Например, у меня со старшим ребёнком, которому 13 лет, последний год идёт активное обсуждение того, когда ему можно будет наконец посмотреть «Игру престолов».

Я не то чтобы сильно против, но чтобы действительно получить удовольствие, понять все смыслы, не запутаться и не потеряться, то есть действительно прочувствовать произведение, нужно прочитать сначала некоторое количество книг, посмотреть некоторое количество фильмов. Потом, годам к 15–16, мы прекрасно всё посмотрим. Смотреть «Игру престолов» в 13 лет — это значит не понимать деталей и смыслов. Тут нужен контекст, определённое сформированное представление о реальности. Нужно разговаривать, нужно доверять.

Фильм — повод для разговора. Почему я должен бояться того, что ребёнок увидит в нём?

После каждой громкой картины, повального увлечения какой-нибудь группой или другим массовым культурным феноменом появляются паникующие родители, которые кричат: «Какой ужас! Наши дети научатся плохому». Дети научатся плохому в любом случае: это их базовое свойство. Они всё это выясняют, особенно сейчас.

«Я сделаю вид, что ничего нет. Я не скажу своему ребёнку, и ничего плохого не произойдёт» — тут примерно та же логика, что во фразе «Я спрячу голову под подушку, и монстр исчезнет». Есть замечательный фильм, который в нашей стране посмотрело очень мало людей, — документальное кино «Боулинг для Колумбины». Это история замечательного режиссёра Майкла Мура, который решил выяснить, как же так вышло, что два подростка, Эрик Харрис и Дилан Клиболд, пришли в школу Колумбайн и расстреляли кучу других детей.

Режиссёр начинает последовательно выяснять это, разговаривая с их одноклассниками и родителями. В какой-то момент в кадре даже появляется Мэрилин Мэнсон, который на самом деле ужасно умный дядька. Тем не менее его музыку слушали мальчики. Он говорит: «Когда Каин убил Авеля, он не слушал мою музыку». Странно сводить вещи, которые существовали вокруг нас и будут существовать всегда, к художественным произведениям.

Самое пугающее для родителя — необходимость поговорить с ребёнком о том, чего он сам до конца не понимает: «Два мужика целуются. Как я расскажу, что такое геи?!» Но художественные произведения помогают — это отличный способ начать диалог. Дети больше всего ценят разговоры и возможность обсудить тему на равных. Каждый фильм, который мы смотрим со старшим ребёнком, — повод поговорить об иногда сложных и важных вещах.

Современные сериалы хороши тем, что объясняют мир во всём его многообразии. Там есть и однополая любовь, и истории про секс, психотерапию, ментальное здоровье в широком смысле. Дети в старших классах прекрасно это смотрят, им всё это очень интересно. За счёт этого они становятся лучше, чем родители, которые каждый день пугаются чего-то нового.


Шаг второй: выбираем сериал «постшрекового» периода

Кадр из мультсериала «Гравити Фолз»

Главное, за что я очень люблю современные сериалы и мультсериалы, — их легко превратить в семейную традицию. Назовём современный период развития анимации «постшрековым», потому что «Шрек» был осознанно сделан таким образом, чтобы его было одинаково интересно смотреть и детям, и взрослым: все считывают разные пласты шуток. Дети смеются над прыжками, а родители — над тем, что видят самих себя. Итак, что посмотреть, чтобы интересно было всем?

  • «Гравити Фолз». Это два сезона по 14 серий. Мы месяц садились перед теликом каждый вечер, смотрели «Гравити Фолз» и получали колоссальное удовольствие. Это классическая детская литература про брата и сестру, которые на лето уезжают к дальнему родственнику и оказываются в городе, в котором происходят разнообразные чудеса. В 36 лет сериал заходит так же отлично, как и в шесть.
  • «Охотники на троллей». Новый мультсериал, который придумал и спродюсировал Гильермо дель Торо. Это мегакачественная анимация, которая обрамляет здорово придуманную сказку про двух друзей. Дети обнаруживают, чтоб под их городом находится вход в страну троллей. Они оказываются в невероятно сложном, как это обычно бывает у дель Торо, магическом мире. Сказочные существа, сложная мифология, комплексные законы Вселенной — и огромное удовольствие.
  • «Очень странные дела». Это как раз такой формат, который подходит и взрослым, и детям. Возможно, не очень маленьким, потому что сериал всё-таки страшный. «Очень странные дела» во многом стал первым в своём роде взрослым сериалом про детей. Та же Астрид Линдгрен, у которой герои — дети, но проза не детская. Она не снисходительная, не менторская. Сериал тоже интересный, актуальный и содержательный. Это история про детей. Они находят в лесу девочку, которая сбежала из лаборатории, где страшные люди ставили над ней всякие эксперименты, а ещё про монстра, который утащил в свой мир одного из друзей. Что-то среднее между классическим Стивеном Спилбергом времён «Инопланетянина» и Стивеном Кингом, который пишет про маленький город с большими тайнами. Смотреть это — абсолютное наслаждение. Есть уже три сезона, каждый из них прекрасен.
  • «13 причин почему». Это скандально известный сериал о школьнице, которая кончает жизнь самоубийством. Она оставляет 13 кассет, на каждой из которых — одна причина её суицида, то есть ответ на вопросы «Зачем?» и «Почему?». Сериал очень откровенный, честный и ужасно страшный. Его обязательно нужно посмотреть родителям. Мир показан глазами старшеклассницы на грани самоубийства, но его причина не в том, что с девочкой происходит одно травматичное событие. Нет. Она раз за разом на вопрос родителей или учителей о своих проблемах отвечает: «Да, проблемы есть». Они спрашивают ещё: «Но какие-то серьёзные проблемы?» — «Да нет, у меня серьёзного ничего нет». Страшное решение складывается из огромного количества маленьких проблем, которые цепляются одна за другую. С точки зрения прикладной пользы нет ничего важнее этого сериала. Потому что вопрос «Как дела?» нужно заменять множеством других. Спрашивать не формально, а предметно про жизнь.

Есть сериалы, с которыми родителям просто необходимо познакомиться: «Эйфория», «13 причин почему», «Конец грёбаного мира». Это хорошие и качественные истории о важных темах. А приходить в комментарии и писать о том, что в России такого нет («Школьники другие, наркотики они не пробовали, сексом не занимаются, на вечеринки не ходят»), значит игнорировать проблему. Но она никуда не исчезнет.


Шаг третий: соблюдаем тайминг

Кадр из сериала «Очень странные дела»

Сложно объяснить детям, которые каждый вечер видят, что родители вместе смотрят одну серию чего-нибудь, что взрослым можно, а вот им уже пора в кровать. Каждый вечер мы смотрим одну серию: эта традиция у нас с женой появилась 15 лет назад.

В этом огромный плюс сериалов — они не идут два часа. Серии занимают от 20 минут до часа. Такое время можно выкроить практически в любой день. Если вы пришли домой в 11 и оба уже падаете с ног, можно посмотреть получасовую серию. Раньше такие серии были только комедийные, а теперь такой тайминг и у огромного количества полудраматических сериалов.

С ребёнком родитель становится модератором и в выборе сериала, и во времени. При условии сделанных уроков ребёнок может ложиться не в 10–11 вечера, а, например, в 12, но при этом вы будете вместе смотреть что-то классное. У моего сына есть список, составленный мной. Мы идём по нему последовательно, не смотрим всё залпом.


Шаг четвёртый: ищем новое

Кадр из сериала «Звоните ДиКаприо»

Главные режиссёры и актёры перебираются на малый экран, потому что изменился тип потребления контента. В кино пойти трудно: доехать, выбрать фильм, купить билеты. Включить сериал на Netflix, «Амедиатеке» или Apple+ гораздо проще. Не нужно вставать с дивана, а то, что не нравится, всегда можно выключить. Жалеть о том, что ты потратил время или деньги, не нужно. В ближайшие пять лет это не изменится. Более того, даже у нас начали появляться хорошие русские стриминговые сериалы.

Рейтинги на IMDb — вещь довольно бессмысленная, потому что в первой сотне, кроме хороших сериалов, есть абсолютный мусор, который удивительным образом поднимается наверх. При этом качественные картины сознательно буксуются. Все антисемиты, расисты, доморощенные фашисты, гомофобы отправляются на «Кинопоиск», IMDb и ставят низкие оценки. В итоге сериалы проваливаются в этих рейтингах, потому что они затрагивают острые темы, которые раздражают некоторых комментаторов. Лучше доверять советам кинокритиков, читать Telegram-каналы.

С подростком сложно смотреть «Звоните ДиКаприо», потому что родители смущаются из-за некоторых слов и сцен

Тем не менее, несмотря на смущение, этот сериал не стоит пропускать: Жора Крыжовников поднимает тему ВИЧ-эпидемии, которая есть в нашей стране и о которой никто не говорит. Это крутая, актуальная история про мир, страну и время вокруг нас.

Есть два типа реакции на сложный вопрос или тему: либо посадить ребёнка на цепь, либо объяснять ему всё, быть помощником и навигатором в сложном мире. Это единственная задача родителя. Мы ничему никогда не сможем научить насильно. Сейчас дети стали визуалами. Видео — естественная и удобная форма познания. Ребёнок с детства учится воспринимать визуальный ряд, он просто считывает информацию, а не рефлексирует по три дня.


Шаг пятый: не боимся прошлого и настоящего

Кадр из сериала «Чернобыль»

С помощью фильмов и сериалов легче говорить о том, что происходило в прошлом. В 2019 году вышел сериал «Чернобыль», снятый американцами о катастрофе, произошедшей в СССР. В школах подробно рассказывают про Чернобыль? Нет. Дети должны откуда-то узнавать о том, что происходило. Когда мы со старшим сыном начали говорить о «Чернобыле», он спрашивал: «Почему они всё время врали?» На этот вопрос представители старшего поколения начинают мычать и отводить глаза. Можно что угодно говорить про детали катастрофы, но система показана точно такой, какой она была, — построенной на бесконечной лжи. И этого не нужно скрывать.

Сейчас у нас есть фестивальное кино, которое не получает государственных денег. Оно доходит до проката, но не приходит к массовому зрителю, потому что ему и реальной страны, неэкранных проблем более чем хватает.

Тенденция начала постепенно меняться, потому что выросло новое поколение зрителей. Оно уже не хочет смотреть «Ёлки». Например, недавний фильм «Текст» — история про мальчика, которому подбросили наркотики. Это такая история графа Монте-Кристо в декорациях современной России. Такое кино неожиданно собирает колоссальные деньги, потому что находит своего зрителя. Подростки обычно знают кого-нибудь, кому менты действительно подбросили наркотики: про это они читали, это кто-то из их школ и университетов. Это их жизнь, и они хотят это увидеть.

Интересен не только «Текст», но и, например, «Верность», который, несмотря на артовость, собрал 100 миллионов рублей. Подросткам хочется чего-то настоящего. Не нужно больше про светлое прошлое, давайте что-нибудь живое.

Полную запись интервью с Иванов Филипповым слушайте здесь. Разговор прошёл в эфире «Радиошколы» — проекта «Мела» и радиостанции «Говорит Москва» о проблемах образования и воспитания. Гости студии — педагоги, психологи и другие эксперты. Программа выходит по воскресеньям в 16:00 на радио «Говорит Москва».

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет