«Ходила целовать ворота, чтобы школу открыли 1 сентября». Почему мы так возненавидели онлайн

«Ходила целовать ворота, чтобы школу открыли 1 сентября». Почему мы так возненавидели онлайн

Ксения Букша — о преимуществах очной учёбы
17 979
56

«Ходила целовать ворота, чтобы школу открыли 1 сентября». Почему мы так возненавидели онлайн

Ксения Букша — о преимуществах очной учёбы
17 979
56

Я не состою в родительских чатах, поэтому о школьных новостях мне сообщает мама приятеля моего сына — председатель родительского комитета. «Зловещий знак, — говорит она. — Директор спрашивал, не нужны ли кому-то из учеников планшеты». Мы вздыхаем. Это может означать только одно: дети опять будут учиться дистанционно. На момент написания этой статьи я еще не знаю, так ли это, но точно знаю, что я этого не хочу. Дети и учителя тоже. И вот почему.

1. Организационный бардак

Сразу скажу, этот пункт не про нас. В школе, где учится мой сын, дистант весной во время карантина организовали бодро и с толком. Это связано с тем, что школа у сына не простая — классическая гимназия: дети мотивированные, учителя не выгоревшие, и сам процесс удалось наладить эффективно. Каждое утро дети усаживались у экранов, почти все делалось в зуме, кое-что давалось на самостоятельный разбор. У каждого учителя сформировался свой онлайн-стиль: кто-то кидал детям ссылки на дополнительный интересный контент (вплоть до мультфильмов и онлайн-экскурсий по готическим соборам Франции), кто-то вел уроки в точности как в офлайне — с полной иллюзией присутствия. На переменах дети тащили к экранам домашних питомцев, и, в общем, апокалипсиса не случилось. Я даже думаю, что, если коронавирус действительно снова захлестнет нас, чтобы беречь здоровье более старших педагогов, часть уроков действительно можно будет проводить в онлайн-формате.

Но школа сына — исключение. В большинстве школ страны опыт дистанта стал опытом растерянности, разброда и шатаний. Возникла целая куча организационных вопросов: а если учитель не владеет навыками обращения с интернетом? А если в семье четверо или пятеро учеников? А если интернет есть только с телефона? Проблема не только в том, что карантин ввели быстро и приспосабливаться пришлось наспех. Учителя и школы настолько разные — и по условиям, и по программам, и по другим параметрам, — что единый стандарт организации дистанционного образования становится проблемой.


2. Несовпадение форматов

Вообще-то дистанционное образование — неплохой формат для многих учеников. При одном условии: дистант изначально организован как дистант и ничем другим не прикидывается. Никаких коллективных зумов, имитирующих школьный класс. Онлайн-уроки даются отчасти в записи, отчасти выносятся на самостоятельный разбор. Вопросы можно задать учителю в мессенджере — если это вообще предусмотрено. Совсем другая организация процесса, другие отношения и другая степень самостоятельности и вовлеченности. Дистант выбирают те, кто не хочет ходить в школу, а хочет заниматься спортом, музыкой или конкретным любимым предметом, а остальные «просто сдавать»; те, кто болеет или рано начал работать, те, кто не любит коллектив, а любит заниматься сам и в своем темпе (неважно, более медленном или быстром).

Но это совсем не тот дистант. Массовой школе дистанционное образование подходит как корове седло. Имитация классно-урочной системы онлайн-средствами выглядит беспомощно.

По зуму можно устраивать отличные совещания, можно читать лекции и даже проводить семинары — но массовая школа не корпорация и не университет

Школьный урок живет только в школе, это очень насыщенные сорок пять минут, в которые хороший учитель успевает и повторить материал, и дать новый, и сформировать общий настрой, и обратиться к кому-то из учеников лично. Это маленький перформанс, для которого участники должны дышать общим воздухом и быть в одном пространстве. Иначе он не имеет смысла — а раз так, то и самостоятельную работу тоже следует перестраивать. Так что настоящий дистант — это просто совсем другая школа. С другими программами, принципами и форматами. И далеко не всем этот вариант подойдет.


3. Внимание младших

Прежде всего, дистант не годится для младшей школы. На карантине, конечно, всяк выживал как мог, даже детские сады водили хороводы по зуму, «и получалось неплохо». Но это очень серьезный компромисс. Мышление у младшего школьника устроено не так, как у взрослого. Ему гораздо сложнее обучаться «беспредметно» — не имея перед глазами никакой наглядной конкретики. Честно говоря, детям в первых классах массовой школы и так очень её не хватает. Редко кто из учителей просит детей вырезать из бумаги квадратные метры и выкладывает ими пол в коридоре, мало какие классы ходят осенью в парк, на практике запоминая, как выглядят разные листья и плоды. Но остается хотя бы возможность рисовать, конструировать, петь, формировать пространство общих эмоций, многие учителя играют с учениками в игры. Дистант же окончательно превращает ученика в маленького менеджера, который должен только воспринимать информацию и выполнять задания. Интерактива становится еще меньше, сколько ни включай песенки и ни проси помахать руками. Дети не усваивают информацию «всухомятку», без эмоциональной вовлеченности в процесс.

А еще у младших школьников не очень развито внимание. В классе ученик вертится, но сидит, отвлекается, но участвует в происходящем. На дистанте любые проблемы с вниманием оборачиваются полным отсутствием ученика на уроке. Ему просто скучно и неинтересно — и его нет: он в окне, с котиком, играет в лего или змейку на телефоне. Или просто вышел: попробуй запрети.


4. Социализация подростков

Я уже написала выше, что эксперимент с дистантом в школе моего старшего сына прошел более-менее успешно. При этом семиклассники, конечно, дико от него устали. И не только потому, что приходилось часами сидеть за компьютером (а кому не повезло — за планшетом или в телефоне). А еще и потому, что школа для них — это не только уроки, но и общение, между собой и с учителями, и перемены, и праздники, и маленькие традиции. Все, включая запахи и вкусы, — по всему этому дети ужасно скучают. И делятся во «ВКонтакте»: «Я ходила целовать замок на воротах, чтобы школу открыли 1 сентября!»

А другой мрачно намекает, что если дистант продолжится, то он не ручается за своё психическое здоровье. Шутки шутками…

Старшая дочь учится в небольшой частной школе. Там нет классно-урочной системы, а с преподавателями ученики занимаются индивидуально: готовят материал дома, приходят и просто сдают его. Такой полудистант. Но и она ужасно скучает по возможности прийти в школу, поболтать с подругами, постоять часок у ворот, побродить с ними по городу. Конечно, если карантина не будет, то можно общаться после уроков. Но на практике гораздо проще делать это в школе и после нее. Для подростка эта возможность примерно так же важна, как и сама учёба.


5. Бремя родителей

Ну и самое главное — на практике, а не в теории.

Мы, конечно, всячески за то, чтобы школа была местом, где дети учатся. Но для очень и очень многих семей школа — это прежде всего место, где дети «хранятся» в течение дня. В школе безопасно. В школе кормят. Именно эта социальная функция школы остается главной во всем мире — и в США, и в России, и в Индии. Многие дети едят горячую еду только в школе, для некоторых это единственный за день полноценный прием пищи. И очень многие родители ведут детей в школу именно потому, что девать их днем больше некуда. Возможность оставить ребенка дома, чтобы он учился самостоятельно, — это, как ни крути, привилегия. Для этого надо вложить в ребенка какое-то количество родительского внимания до школы, чтобы он рано стал разумным, мог сам учиться, отдыхать и занимать сам себя, либо нанимать ему нянек и гувернеров, оставлять на бабушек и дедушек. Мало у кого из нас есть такие ресурсы. Я сама ужасно люблю семейное образование и home school, но ведь я-то работаю дома — а из тех, кто ходит на работу каждый день, немногие могут себе позволить обойтись без школы.

И эта последняя причина делает возможный массовый дистант не просто неудачной идеей, но настоящей социальной катастрофой.

Иллюстрации: Shutterstock / a_compot, Andre Luiz Gollo

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(56)
Подписаться
Комментарии(56)
Все так. Дело в организации и в опыте работы. Вчера об этом на ЭХО говорил Евгений Ямбург. Он ввел интернет в систему образования школы, когда многие были противниками даже использования смартфонов в школе. Вчера спокойно рассуждал о том, что придется делать при обнаружении COVID-19. Самыми активными противниками онлайн были те, кто даже не пытался попробовать те программы, что предлагали разработчики онлайн. А ведь основная масса этих программ не предполагает исключения из процесса преподавателя (только помощь для него). Процесс освоения новых методик идет, а вирус подтолкнул к ускорению внедрения онлайн. Не только вирус. К примеру, покинувшие Высшую школу экономики преподаватели учредили независимый «Свободный университет» (https://novayagazeta.ru/news/2020/08/27/163950-pokinuvshie-vysshuyu-shkolu-ekonomiki-prepodavateli-uchredili-nezavisimyy-svobodnyy-universitet). Процесс не остановить необходимо осваивать, чтобы было легче жить и работать потом.
«Процесс не остановить необходимо осваивать» — посмотрите внимательно текст обсуждаемой статьи. Вы, как Том Сойер Геку Финну, говорите: «Ты потерпи, поживи у вдовы подольше, может, тебе и понравится». Вы помните, что ответил Гек? — «Попробуй посиди подольше на горячей печке — думаешь, тебе понравится?»
Интересно что будете целовать, когда будут болеть дети
Провода ИВЛ в реанимации)
Если учитель «не владеет», значит должен посвятить лето овладеванию того, чем давно владеют все остальные. И чем ему допреж было лень заниматься. Учителя вообще, в массе своей, очень ленивы в обучении самх себя чему-либо. Давно замечал неоднократно: жена — препод вуза, профессор.
Вы сначала поработайте с годик в ритме школьного учителя и с его нагрузкой, а потом напишите о своих впечатлениях и о том, на каком уровне будет находиться ваша «леность в обучении». А вне системы все кажется предельно кристалльным и ясным — все убогие и ничего не хотят)
Показать все комментарии
Больше статей