«Мама, обними!». Как ученики началки привязываются к учителям и надо ли с этим что-то делать
«Мама, обними!». Как ученики началки привязываются к учителям и надо ли с этим что-то делать
«Мама, обними!». Как ученики началки привязываются к учителям и надо ли с этим что-то делать

«Мама, обними!». Как ученики началки привязываются к учителям и надо ли с этим что-то делать

Екатерина Красоткина

4

27.01.2022

Изображение на обложке: Vectorium / Shutterstock

Начальная школа. Перемена. Учительница не может выйти из класса, потому что на ней «висят» сразу несколько учеников. Дети любят своего педагога, хотят обнять, поделиться какими-то историями. Мило, правда? Или нет? Вместе с учителями начальной школы и психологом разбираемся, почему детям так нужны обнимашки и как учителю вести себя в такой ситуации.

Новый значимый взрослый

Учитель начальных классов из Карелии Марина Володченко рассказывала «Мелу», что некоторые мальчики в её классе проявляют к ней очень нежные чувства: могут назвать Маришкой, Мариночкой Александровной или (случайно) мамой. Также был момент, когда к ней сильно привязался ученик из неблагополучной семьи. У мальчика умерла мама, учительница гуляла с ним в свободное время, делала уроки, много занималась. И невольно сильно сократила дистанцию.

Похожая ситуация произошла и у педагога из Ростова-на-Дону Юлии Александровны. Многие её ученики из неполных семей, где нет отцов. «Иногда мне приходилось заменять им отца: поступками, разговорами. Папой или мамой меня не называют, но часто обращаются за помощью», — рассказывает Юлия. К учительнице подходят, чтобы рассудить друзей: кто прав, а кто виноват. Однажды один из учеников, первоклассник, влюбился в девочку и спрашивал у педагога совета, как ему проявить свои чувства. Дергать за косички, как в «Ералаше», ему не хотелось, а подойти к своему отцу с таким вопросом мальчик стеснялся. «Я посоветовала ему подарить девочке что-нибудь на Восьмое марта, — вспоминает Юлия Александровна. — Потом позвонила маме и рассказала о нашем разговоре, чтобы родители не удивлялись». Когда дети перешли в четвертый класс, к учителю с интимными вопросами стали подходить и девочки — просили рассказать о гигиене, физиологии.

Педагог Ольга Гвинджилия добавляет, что в начальной школе у детей еще нет четкого представления о границах. Они часто подбегают к учителю обняться, прижаться, иногда плачут, и их нужно обнять, чтобы успокоить, — ведь именно так они вели себя до школы с мамой, бабушкой, няней, воспитателями в садах.

Почему так происходит

Психолог, гештальт-терапевт Елена Савчук напоминает, что на возраст 7 лет приходится второй серьёзный кризис ребёнка. С походом в школу резко меняется стиль его жизни, вокруг появляется много новых людей (и детей, и взрослых), с которыми необходимо наладить отношения. И учитель становится как бы воплощением, символом этой новой жизни, играет важную роль на этом этапе развития.

Иллюстрация: Vectorium / Shutterstock

«У семилетнего ребёнка жизненный опыт не очень большой, и да, проводя в школе половину дня (иногда и больше), он может проецировать на учителя родительский образ, — объясняет Елена Савчук. — В общем-то, для этого есть основания. В начальной школе безопасность ребёнка, его эмоциональный комфорт, атмосфера в классе и, конечно, организация учебного процесса полностью зависят от учителя. Кроме того, учитель ещё и оценивает ребёнка».

Получается, что в начальной школе учитель выполняет функции, которые дома делят между собой родители

А ребенок зачастую неосознанно пытается построить отношения с учителем по типу детско-родительских. Это могут быть оговорки вроде слов «Привет, мам», сказанных педагогу. А еще желание ходить за ручку, обниматься, искать в лице учителя защитника.

Учитель начальных классов из Владимира Анастасия Бондарева рассказывает, что родители первоклассников знают — ребенка очень сложно переубедить, когда он говорит: «А учительница сказала делать вот так».

«Учителю тоже довольно легко спроецировать образ собственного ребёнка на ученика, — добавляет Елена Савчук. — Человеку эмпатичному, добросердечному, конечно, хочется взять детей под опеку, защищать их, помогать им. И если учитель не может удержаться в своей учительской позиции, то может возникнуть множество побочек».

Ольга Гвинджилия при этом замечает, что ещё десять лет назад «обнимашек» вообще было меньше: по мнению педагога, дети просто не нуждались в этом в такой степени, как сегодня. Сейчас же есть ученики, которые привыкли быть в центре внимания, — для них это необходимая, привычная часть бытия. Педагог приводит пример: такой ребёнок подходит к взрослому, «подпитывается» и идёт дальше.

«Становится всё больше учеников невротического склада, которые быстро эмоционально истощаются», — добавляет Гвинджилия. Педагог говорит, что, как правило, самодостаточные дети с ярко выраженными личностными проявлениями в «обнимашках» не нуждаются.

Чем опасно нарушение границ

В гештальт-терапии состояние, когда границы в отношениях стёрты, называется слиянием. Елена Савчук отмечает — для комфортного общения границы важны, даже если речь идет о взрослом и ребенке. Выходя за границы, то есть сливаясь с человеком, мы как бы присваиваем его себе, а значит, перестаем уважать его отдельность, считаем человека своим продолжением. По словам психолога, у таких ситуаций есть несколько негативных последствий.

  • В слиянии не происходит психологического роста и развития ребёнка. Он не учится находить оптимальную дистанцию в отношениях, уважать других людей и их потребности, интересы. Часто в такой ситуации ребенок считает, что другие созданы для того, чтобы решать его проблемы и обеспечивать его комфорт.
  • Учитель может получить от слияния бонус в виде ощущения собственной значимости. Но он лишается, например, личного времени, потому что дети могут звонить ему по вечерам или в выходные, интересоваться его личной жизнью либо откровенничать о том, что учителя не касается.
  • Переход учителя в материнскую позицию приводит к появлению конкуренции (зачастую неосознанной) педагога с родителями ученика.
  • Атмосфера в классе с появлением «любимчика» может испортиться. Это провоцирует нездоровую конкуренцию между детьми.

Ольга Гвинджилия при этом подчёркивает: ситуация, когда учителя начальной школы опекают своих учеников, довольно частая. Она также не видит ничего плохого в том, что дети рассказывают педагогам что-то личное.

Иллюстрация: Vectorium / Shutterstock

Анастасия Бондарева тоже считает, что в тёплом отношении учеников к учителю нет ничего плохого, но, как и Елена Савчук, подчеркивает — общение должно быть в границах. Например, если ученику дают личный телефон педагога и он начинает слишком часто звонить, это уже нарушение границ. Как и когда ученик не по детской наивности, а нарочито и с пониманием дела начинает задавать учителю слишком личные вопросы.

Как общаться в границах

Елена Савчук говорит, что ориентироваться нужно на собственные ощущения: если от просьб, высказываний или действий ребёнка некомфортно, значит, общение вышло за рамки границ.

Самый простой и действенный способ вернуться в границы — дистанция. Не надо читать человеку нотации или журить его, достаточно просто скорректировать собственное поведение. Помочь могут следующие фразы: «Не Маришка, а Марина Александровна», «Я могу побыть с тобой только до 16:00, потому что потом мой рабочий день заканчивается», «Не „ты“, а „вы“», «Нет, твоя мама дома, а мне нравится быть твоей учительницей» и так далее.

Психолог подчёркивает, что это лучше делать с самого начала, когда дети только начинают проверять границы учителя.

Педагог Юлия Александровна советует сразу обозначать темы, которые учитель не будет обсуждать. Для неё это личная жизнь, блог и социальные сети. «Если мне кажется, что вопрос некорректен, или мне неприятно на него отвечать, я так и говорю детям, — рассказывает педагог. — Например, меня спрашивали, почему я не замужем. Я учу детей, что не на все вопросы людям приятно отвечать».

Анастасия Бондарева в таких случаях говорит: «Этот вопрос нельзя задавать», «Это некорректный вопрос», «Я не буду отвечать на этот вопрос». Ольга Гвинджилия спокойно рассказывает ученикам то, о чем рассказать можно, а если вопрос неудобен, спокойно говорит: «Мне не хочется разговаривать на эту тему».

Ещё Юлия Александровна просит учеников задавать вопросы не просто так, а с какой-то целью

Например, её могут спросить: «Самое длинное русское слово?», «Почему небо синее?» Учитель подчёркивает, что по детям видно, когда им действительно интересно, а когда они хотят самоутвердиться и поставить учителя в тупик, пошутить, развлечься. Во втором случае учитель советует не отвечать.

Плюс все вопросы и обсуждения лучше оставлять в стенах школы, не переносить их на нерабочее время, тем самым потакая неформальному общению.

Елена Савчук подчёркивает, что общение в границах не значит отсутствие вовлеченности и тепла. Наоборот, при правильно выстроенных границах ребёнок будет чувствовать поддержку преподавателя, уважение к себе и своей отдельности. Просто педагог не будет при этом забывать о своей учительской роли, не превратится в маму, няню, добрую бабушку или подружку. И это хорошо. Дистанция в данном случае необходима и для сохранения взаимного доверия, уважения, полноценного выполнения роли учителя.

Юлия Александровна делится: «Дети понимают, что я им не мама и не нянька. Я сразу объяснила детям, что я друг, наставник. Но у них есть родители, у которых можно искать помощь и поддержку. Если там поддержки нет, любой ребёнок может обратиться ко мне. Важна эта последовательность».

При этом опытный педагог английского языка Анна Бурченко уверена, что дружить с учениками в принципе нельзя. Анастасия Бондарева уточняет: «Учитель — друг, но у него другая речь и другое поведение. Он не позволит себе то, что иногда может позволить ученик. Своим видом мы показываем: „Да, мы друзья, но мы не в равных позициях: я старше и мудрее, я уважаю тебя и не пытаюсь делать вид, что мне столько же лет, сколько тебе“».

Изображение на обложке: Vectorium / Shutterstock
Комментарии(4)
Мой сын вполне самодостаточный, никогда не цеплялся за мою юбку, бежал в группу в саду не оглядываясь, я всегда могла уйти по делам или уехать и никаких истерик не было, он спокойно занимается своими делами, но он очень любит обнимашки — у нас в семье это принято. Сын может несколько раз за день подойти и обнять, или попросить, чтобы я его обняла. Но он никогда не лезет с обнимашками к посторонним.
Восьмиклассники ко мне подходят и разные вещи спрашивают: как от прыщей избавиться, что такое любовь, семейные тайны рассказывают… Я наверное не очень опытный педагог, но мне приятно их доверие и я их обычно внимательно выслушиваю.
Только то, что у нас была «теплая» учитель первых классов, которая могла приобнять, говорила мягким и спокойным голосом, помогло мне пережить и перевод к ней во втором классе из другой школы, и открыть в себе любовь к учебе. Конечно, все звали ее на «Вы», не звонили ей домой и она сама решала, когда выйти из класса. При этом да, границы важны, но как бы хотелось, чтобы у учителя начальных классов было желание и возможность делиться теплом, а у учителя средней и старшей школы — увыжение к ученикам.
Показать все комментарии
Больше статей