«Казалось, меня все ненавидят»: 3 истории про материнство во время учёбы в вузе

«Казалось, меня все ненавидят»: 3 истории про материнство во время учёбы в вузе

Мы много пишем о сложностях, с которыми сталкиваются молодые родители: от бессонных ночей и «дня сурка» до послеродовой депрессии. А что, если к этому списку добавится ещё и сессия? Поговорили с тремя мамами, которые совмещали учёбу, родительство и даже работу, и узнали, как им удалось не сойти с ума и успеть всё (и удалось ли вообще).

Пандемия меня спасла

Надежда Аксамит, выпускница программы «Стайлинг и имиджмейкинг» Британской высшей школы дизайна:

Я давно хотела сменить профессию и род деятельности, поэтому пошла учиться в Британскую высшую школу дизайна. Вообще, тот период был для меня во многом переломным: поступила в Школу дизайна, появилась новая должность, новые отношения, затем брак, а потом и беременность. Сейчас, оглядываясь назад, удивляюсь, как удавалось все успевать. Но, как говорится, «везёт тому, кто везет». Я совмещала работу коммерческого директора, беременность и учебу. Держать быстрый темп мне помогал позитивный настрой, здоровье и всесторонняя поддержка мужа.

Родила я раньше срока, в разгар пандемии. На тот момент я уже работала над дипломом. Как раз за день до родов проработала один из этапов. На проверку его отправляла уже из родильной палаты, понимая, что оттягивать нельзя. В палате с новорожденной дочкой я конспектировала лекции, делала задания, составляла капсулы и мудборды.

Когда мы вернулись домой, начался жесткий карантин; я была рядом с ребёнком и при этом не бросала обучение. В этом плане онлайн очень помог. Мы тогда работали над частью диплома по имиджмейкингу и часто взаимодействовали с клиентом, для которого готовили подробный имиджбук: созванивались, проводили разбор гардероба и онлайн-шопинга по зуму, пока ребёнок спал или даже во время кормления. Одно другому никак не мешало.

В общем, пандемия меня спасла: не надо было никуда ездить, искать людей, которые бы посидели с ребёнком, волноваться, что я — мать-ехидна, бросила дочь. А ещё я максимально подстроилась под биоритмы ребёнка. Только так я сама смогла уделить время нашей новорожденной девочке и при этом максимально проработать диплом в сложившихся условиях.

Удивительно, но бессонные ночи никак не сказывались. Я не позволяла себе расслабляться и уставать, ведь мне надо было защищать диплом и заботиться о дочери

Помню, в день защиты, когда подходила моя очередь выступать в зуме перед огромной аудиторией (однокурсники, учителя и сторонние слушатели), случилось непредвиденное: ребёнок проснулся и начал орать. Я ее взяла и говорю: «Дорогая, сейчас я сдам диплом, и к тебе!» Открываю дверь, чтобы выйти из комнаты, а на фоне уже объявляют, что я следующая: отдала её в руки первому, кто встретился в доме, и убежала. Подхожу к монитору, улыбаюсь, говорю приветственное слово, а у самой сердце колотится, слышу, как она плачет. Но защита прошла замечательно, быстро. Я вышла из комнаты и вдруг поняла: свобода!

Такая история! Считаю, дочь отучилась со мной от начала до конца: у нас с ней один диплом стилиста-имиджмейкера на двоих.


У молодой матери много менеджерских задач

Анастасия Масловская, НИУ ВШЭ, ОП «Философия»:

Я забеременела летом, перед вторым курсом. Немного походила в институт, а в октябре уже взяла академ. Меня постоянно тошнило, я не могла ничего делать и целыми днями лежала. Потом ещё наложились всякие страхи насчет общественного транспорта, постоянного общения с людьми и возможности заболеть. В общем, всю беременность я провела в академе. Правда, оформить его было непросто, пришлось заполнять кучу документов. Мне казалось, что меня все ненавидят, потому что нужно было заполнять множество бумажек.

В мае я родила, а в сентябре уже вернулась в институт. Я старалась заниматься во время академа, но возвращаться назад все равно было нелегко: многое за год всё равно забывается, да ещё и ребёнок очень маленький. Я с самого начала понимала, что не собираюсь бросать вуз. Мне предлагали сидеть до трех лет, но я поняла, что это бессмысленно, буду просто тянуть время.

Я нашла няню, но даже с её помощью учиться на 100% удаётся не всегда: ребёнок может заболеть, няня может не прийти, а родственники окажутся заняты. А у тебя, допустим, в этот день очень важный экзамен. Заниматься по вечерам я уже не могу, ведь надо быть с ребёнком. Приходится учиться по ночам. Ещё очень давит постоянная критика: окружающие говорят, что «до трех лет точно надо сидеть с ребенком!» и «твоя учеба — это просто бред»!

И, конечно, главная сложность — свободное время. Его просто нет. В «свободное время» у меня всегда много менеджерских задач: пойти к врачу, оплатить какие-то квитанции, отнести одежду в садик. Ты думаешь об этом постоянно. Конечно, никакой студенческой жизни у меня тоже нет, никаких тусовок, поездок на дачу и развлечений.

Я спасаюсь тем, что четко разграничиваю время на ребёнка и на учебу: вот есть выходные, которые ты проводишь только с ребёнком, вы общаетесь и куда-то ходите. В это время нельзя думать про учебу или диплом. По будням днем нельзя зря тратить время: важно успеть сделать всё, что запланировал, потому что вечером ты будешь с ребенком и не сможешь заниматься учебой. И, конечно, спасают друзья и знакомые, которые могут посидеть с сыном, если у меня жесткие дедлайны.

В общем, все не так уж плохо, справляюсь.


«Малышарики» и «Фиксики» помогали больше, чем мой научрук

Кристина Волкова, МИТРО:

Я совмещала не только беременность и учебу, но ещё и работу на полный день. С беременностью мне очень повезло, энергии было много: я работала до 8-го месяца, потом ушла в учебный отпуск, чтобы сдать сессию. Старалась носить просторную одежду (хорошо, живот был небольшой), чтобы у учителей не было предвзятого отношения: знаю, что один препод беременных недолюбливал, мог просто так снизить оценку, а другие, например, могли ни за что поставить 4. И то и другое, вообще-то, очень раздражает: хочется, чтобы оценивали не живот, а знания.

Родила я в декабре, а уже в марте прилетела на сессию в другой город. Сын остался на две недели с моей мамой. Я садилась в самолёт и плакала: думаю, это была смесь чувства вины и гормонов, расставаться с таким маленьким ребёнком было очень непросто. Но тогда мне казалось, что другого выхода нет: надо учиться, чтобы потом работать и обеспечивать нас. О привязанности и Петрановской я тогда понятия не имела, поэтому до сих пор гадаю, как моё двухнедельное отсутствие сказалось на младенце (на первый взгляд, всё в порядке, но, думаю, его психотерапевт лет через 20 что-то откопает).

Через полтора года ребёнок пошёл в сад, я вернулась на работу, впереди было ещё две сессии и диплом. Бывали дни, когда надо было успеть и в институт, закрыть хвосты, съездить на съёмку, потому что глава города решил встретиться с жителями и записать интервью, и забрать ребёнка из детского сада посреди дня, потому что у него сопли. Несколько раз приходилось брать ребёнка с собой на работу и в институт (на тот момент мы уже переехали, мама осталась в другом городе, так что жили вдвоём, няни тоже не было). Конечно, бонусом ещё были бессонные ночи, бесконечные вирусы с высокой температурой и рвотой и требование играть в машинки и лепить Лосяша из пластилина (ненавижу это делать до сих пор).

Удивительно, но я всё-таки написала диплом (спасибо «Малышарикам» и «Фиксикам», они помогли мне в этом больше, чем мой научрук), защитила его и окончила в конце концов институт. Хотела пойти в магистратуру, но пока вот никак не решусь. Кажется, надо немного отойти от этой гонки, выдохнуть и пойти поиграть в машинки с сыном. Кстати, о нём: он это время иногда вспоминает. С большим удовольствием. Говорит, было весело, настоящее приключение.

Читайте также
Комментарии(1)
я так понимаю, отцы как обычно молодцы
Больше статей