Самоповреждения: что это и как помочь ребёнку | Мел
Самоповреждения: что это и как помочь ребёнку

Самоповреждения: что это и как помочь ребёнку

Время чтения: 4 мин

Самоповреждения: что это и как помочь ребёнку

Время чтения: 4 мин
Фото: Unsplash (Brian Patrick Tagalog)

Иногда подростки начинают вести себя деструктивно. Самоповреждения — это то, о чём открыто стали говорить как о проблеме не так давно. Наши блогеры из проекта «Выбери жизнь» благотворительного фонда «Дорога к дому» рассказывают, как родителям себя вести, если их ребёнок наносит себе порезы или ожоги.

Всё про ЕГЭ. Рассылка
Для тех, кто готовится к главному школьному экзамену

Самопорезы, выдёргивание волос, нанесение себе ожогов, обкусывание ногтей до крови — всё это формы самоповреждающего поведения. По большому счёту татуировки, пирсинг — это тоже самоповреждение, но социально приемлемое.

Чаще всего к порезам в сложных для себя ситуациях прибегают девочки 13–16 лет, мальчики 12–18 лет. Дети младшего школьного возраста тоже наносят себе повреждения: бьют себя кулаками по голове, обкусывают до крови ногти, могут биться головой об стену.

Есть мнение, что самопорезы — лайтовая версия суицида. На самом деле это не так. При суициде мотив один — лишение себя жизни. У самоповреждающего поведения, к которому относятся порезы, совершенно другие мотивы, причины:

  • Желание принадлежать группе (татуировки, например: у байкеров свои тату). Они могут отражать статус, положение молодого человека в группе. Для подростка актуальна проблема сепарации — отделения от родителей. Ему нужно как-то выделиться в своей референтной группе. Если в ней кто-то порезался, он тоже будет это делать, просто для того чтобы продемонстрировать принадлежность к коллективу: «Смотрите, я делаю как вы». Если родители подростка нарушают его личностные границы, жёстко контролируют жизнь, то порезы могут быть реакцией протеста: «Хотя бы со своим телом я могу делать что хочу».
  • Подсознательное желание ребёнка проверить, а жив ли он вообще (в моральном смысле), может ли он испытывать эмоции. Такая ситуация может сложиться после психологических травм, будь то семейное насилие, конфликтная ситуация с друзьями или травля в учебном заведении. Какова реакция человека, получившего психологическую травму? Происходит некая эмоциональная заморозка, на эмоции как бы ставится щит. Ребёнок — опять же в силу незнания и отсутствия опыта — не понимает, что с ним происходит. У него возникает ощущение «Я не живу. Ничего не чувствую». Что происходит дальше? Как вариант — он себя порезал, и сделал это для того, чтобы почувствовать, что он живой.
  • Стремление уменьшить чрезмерное напряжение в ситуации стресса.
  • Физическое выражение эмоциональной боли, перевод с эмоционального уровня на телесный.
  • Кроме того, самопорезы могут рассматриваться как забота о себе. Это так называемый синдром Мюнхгаузена (симуляция, преувеличение). Подросток привлекает к себе внимание, чтобы о нём позаботились, стремится получить поддержку. Причём неважно, что эта забота будет в негативном ключе. Для ребёнка хуже всего безразличие, поэтому даже конфликты, телесные наказания для него лучше: это всё-таки общение, телесный контакт, хоть и такой перевёрнутый.
  • Самопорезами подростки могут наказывать себя, проявлять таким образом негативное отношение к своему телу.
  • Попытка восстановить контроль над собственным телом. У подростка появляется иллюзия контроля над своим телом и жизнью (особенно когда он пребывает в гиперконтролирующей ситуации или жёсткой зависимости от родителей).

Немаловажную роль в формировании самоповреждающего поведения, в том числе самопорезов, играет чувство гнева, возникающее в детстве в ответ на агрессию и физическое насилие, которое в условиях хроничности накапливается, вытесняется и кристаллизуется в бессознательном, проявляясь в стремлении уничтожить ту часть себя, которая была «виновата в беспомощности». Часто подобное находит отражение у подростков, систематически подвергающихся избиениям, травле и/или насилию. Причинение себе боли — заменитель гнева к насильнику и/или агрессору (особенно это актуально в ситуациях культурного запрета на выражение эмоций по отношению к обидчику).

Когда мать или отец осуществляют насилие, возникает жёсткая диссоциация. С одной стороны, я люблю, это моё, близкое, а с другой стороны — это агрессор. Получается двоякая объект-репрезентация родителей в сознании ребёнка. Всё это очень ломает психику, вызывает диффузию идентичности и приводит к самоповреждающему поведению.

Будьте внимательны!

Любому подростку хуже всего тогда, когда к нему безразличны. Необходимо внимание — любое, даже негативное. Через самоповреждение ребёнок решает психологические проблемы, которые не может решить другим способом. Если подростка лишить этого, не предоставив конструктивную альтернативу, он может выбрать ещё более деструктивные варианты поведения. То есть порез — это своеобразный маячок, сигнализирующий, что в душевном состоянии подростка что-то не так. Этот знак родителям нужно истолковать верно.

Попытки отругать, запугать подростка последствиями такого поведения, взывать к чувству вины, стыда, совести не просто не помогают, а обычно усугубляют ситуацию

Например, ребёнок использует самопорезы как доступный способ справиться с чувством злости, тревоги, вины. Родитель, обнаружив это, начинает обвинять: «Ты представляешь, как я себя чувствую!», «Из-за тебя вся семья мучается!», запугивает: «У тебя останутся шрамы! Это же некрасиво! Ты занесёшь инфекцию!» Это снова рождает чувство тревоги и вины, снова подростку необходим способ с ними совладать, потребность в привычных помогающих действиях появляется снова. Это становится похоже на замкнутый круг.

Что делать, обнаружив на теле ребёнка порезы?

  • Не паниковать и не устраивать скандалов.
  • Не запугивать.
  • Предпринять попытку поговорить. Скажите: «Я чувствую, что тебе плохо, так бывает. Мы все время от времени переживаем тяжёлые моменты».
  • Начать проявлять интерес к жизни ребёнка. Главное — не перегнуть палку и не докучать вопросами по поводу и без.
  • Пересмотреть своё отношение к воспитанию. Попытаться разобраться, что именно вы делали не так. Нужно не просто что-то сделать (действие ради действия), а полностью изменить стиль воспитания.
  • Проанализировать взаимоотношения в семье, насколько они открыты.

Любые попытки ограничить и лишить подростка помогающих действий обычно не приносят никаких результатов, если у него не появится другой, новый способ справиться с эмоциональным напряжением или решить психологический конфликт. Полезно понимать, что на данный момент это не самый лучший, но самый доступный способ для ребёнка временно делать непереносимые переживания выносимыми или получать для себя что-то, что не может быть обеспечено другим способом.

Часто родителям самостоятельно понять, как реагировать в такой ситуации и как помогать подростку, довольно сложно. Именно потому, что они сильно напуганы, эмоционально включены и воспринимают ситуацию сугубо субъективно. Мы рекомендуем в данных ситуациях обращаться за помощью к медицинскому психологу или психотерапевту для получения поддержки, консультации и сопровождения семьи.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Всё про ЕГЭ. Рассылка
Для тех, кто готовится к главному школьному экзамену
Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
По желанию автора комментарии к этому посту были отключены или скрыты
Больше статей