Написать в блог
«Она ставила беспощадные двойки, но никто не обижался»

«Она ставила беспощадные двойки, но никто не обижался»

Наш главный редактор вспоминает своих учителей
6 312
3

«Она ставила беспощадные двойки, но никто не обижался»

Наш главный редактор вспоминает своих учителей
6 312
3

Проект «Учитель для России» запустил флешмоб, в котором можно рассказать о главном учителе в своей жизни. Можно делиться воспоминаниями в социалочках с хэштегом #учительдляроссии, а я расскажу прямо здесь. И, наверно, не только об учителе, но и своём удачном школьном детстве.

Мне в жизни очень везло, с детского сада и до университета. Несмотря на то, что училась я в самые разные времена — от застойного СССР до начала 90-х — образовательная система меня не подводила. Вернее, мою маму она не подводила до университета, потому что именно она выбирала, в какой сад и в какую школу меня отдать.

Очень многие из моих знакомых вспоминают сад и школу, как каторгу. Я уверена, что они не привирают. Я помню, что для меня стало шоком, когда уже во взрослой компании мои подруги вдруг стали вспоминать драки между девочками в школе, до крови и выбитых зубов.

Мой сад был похож на тихий рай. Там готовили домашнюю еду, легко и без унижений поругивали за провинности (а у меня их было изрядно, я даже сбегала из детского сада — за цветочками). Когда мама, растившая меня одна, не успевала забрать меня из сада, я уходила домой вместе с воспитательницей. У неё дома на ужин кормили дефицитом — жареными куриными ножками, а перед сном читали сказки.

Школа стала продолжением сада. Бывали сбои, но происходили они редко. В начальной школе у нас сменилась учительница, любимая и нежная ушла, а вместо неё пришла дама со значком «Отличник народного просвещения». Ничего ужасного в ней не было, но стало много воспитания в духе советских ценностей, жёсткой дисциплины и культа отличников. Продолжалось это примерно полгода, а потом началка закончилась.

Вместе со средней школой появилась учительница русского и литературы, наш классный руководитель Анна Аркадьевна, которую я до сих пор вспоминаю с огромной любовью. Снова за нежность к ученикам, уважение, искреннее желание что-то нам рассказать, дать понять и почувствовать. Уже когда мне самой было за тридцать, я оказалась у Анны Аркадьевны в гостях. Вдруг поняла, что тогда у нас она была совсем молодой, мы были чуть ли не первым её классом. Я помню, что даже тогда чувствовала, как искренне она расстраивается, когда не может до нас достучаться, договориться.

Потом было много других прекрасных учителей. Преподаватель музыкальной культуры Марина Леонидовна, которая вытаскивала нас из Sony Walkman и рассказывала о музыке так, что даже хулиганы не хулиганили.

В музыкальном классе стоял прекрасный «Блютнер». Когда на нём начинали играть, не было ничего прекраснее

Преподаватель истории искусств Ирина Евгеньевна добровольно и совершенно бесплатно после уроков занималась с нами изобразительным искусством, учила живописи. Потом все пили чай, и можно было говорить абсолютно обо всём — книгах, музыке, кино.

Учительница английского Юлия Михайловна была умницей, модницей, красоткой и обожала английский. Она ставила беспощадные двойки, заставляла пересдавать фонетику до бесконечности, но никто не обижался. Как-то так она это делала всегда, что ты понимал, за что двойка. Что это справедливая двойка. Когда я после школы поступала в университет, пятёрку у преподавателей иняза я получила за пять минут с финальным «блестяще».

Имя нашего математика я не помню, но это был человек ангельского терпения, который тащил гуманитарную параллель изо всех сил (при полном игноре и лени с нашей стороны).

Разумеется, бывали и странные учителя. Сиюминутная учительница литературы в старших классах, которая на вопрос, будем ли мы изучать Хармса, ответила, что иностранной литературы в курсе этого года нет. Немного сумасшедший географ, который безостановочно стучал линейкой по столу и грозил надрать нам уши.

В университете всё продолжилось, разве что стало ещё интереснее. Были обидные и странные моменты: один преподаватель однажды бросил нам всем на экзамене, что женщина хорошим учёным стать не сможет. Я от обиды закусила, ходила к нему на спецкурсы до посинения, иногда вылетала в слезах, но зато потом, когда я защитила диссертацию и пошла к нему с намерением бросить свой диссер ему в лицо, он вдруг сказал, что в нас и не сомневался. Так и не бросила ничего.

На специальности жизнь превратилась в курорт, меня окружали самые лучшие и самые интересные люди, благодаря которым я очень во многом стала тем, кто я есть сейчас. Я помню, что очень волновалась, когда выбирала научного руководителя. Выбрала Зою Сергеевну Ненашеву. Тут мне снова повезло. Это был очень требовательный научрук, который при этом любил нас и подкармливал пирожками на кухне, с ней можно было говорить абсолютно обо всём.

Поэтому я могу только сказать спасибо своему саду, своей школе, факультету и всем людям, которые так удачно направляли до определённого момента мою жизнь.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(3)
Комментарии(3)
Одна ошибка (или оговорка) - не показатель уровня учителя. Вы же сами в этом тексте написали "сиюминутный учительница" и "я закусила" (что именно, непонятно). И что, Вы от этого стали журналистом низкого уровня, не умеющим работать с текстом?
Катерина, спасибо! Что касается Хармса, это был большой разговор на уроке, который не позволял оценить высказывание как оговорку. Но разбирать это как вину учителя мне не хотелось бы, потому что это не столько его история, сколько тех, кто готовил данного педагога к преподаванию литературы. И да, ограниченность ресу...
Показать полностью
Статья хорошая и добрая. Удивили коментарии... Что плохого в том, что человеку повезло с учителями? Позавидовали? Почему столько негатива в сторону учителей?
Мои учителя были хорошими людьми и хорошими преподавателями. Все и везде: и в школе, и в колледже, и в институте. Я им всем очень благодарна!
Удивляют люди, к...
Показать полностью
Больше статей