4 книги о войне для самых маленьких | Мел
4 книги о войне для самых маленьких
  1. Блоги

4 книги о войне для самых маленьких

Время чтения: 4 мин

4 книги о войне для самых маленьких

Время чтения: 4 мин
Фрагмент обложки книги Юлии Яковлевой «Дети ворона». Издательство «Самокат»

Если вы ещё не выбрали тональность и темы, как говорить с ребёнком о войне, можно почитать текст нашего автора, психолога Ирины Беляевой. Один из её советов — читать. И наш блогер, мама двоих детей Мария Матеева, выбрала книги, которые подойдут для чтения с младшими детьми.

Первый раз мой старший ребёнок спросил меня о войне года в четыре. После «праздничных» мероприятий в детском саду. К моей радости, там не было гимнастёрок и полевых кухонь, но детям читали стихи о войне. Тогда сын спросил: «Какой была эта война?»

Я рассказывала ему о том, как воевали его прадедушки и прабабушки, читала книги. Из прочитанного выбрала новые, относительно новые и старые, которые, как мне показалось, лучше всего воспринимались пяти- и шестилетним мальчиком, который задаёт вопросы о войне. Если ваш ребёнок таких вопросов не задаёт, то лучше спросить психологов, стоит ли прямо в этом возрасте инициировать просвещение ребёнка.

1. «Дети ворона», «Краденый город», «Жуки не плачут», Юлия Яковлева

В цикле Юлии Яковлевой обещают пять книг, пока вышли три. Его мы начали читать сравнительно недавно, как раз когда сыну исполнилось семь. Это история троих детей, братьев Шуры и Бобки и их сестры Тани. История, которая охватывает не только войну и блокаду Ленинграда, но и другие сложные темы нашей истории, включая репрессии. Яковлева строит свой рассказ в фантасмагорической манере, это сказка, переплетённая с реальностью, причём так плотно, что взрослым иногда странно читать, но дети слушают не отрываясь.

«Таня перебежала, обходя щебёнку и куски стекла, на другую сторону. Свернула. Остановилась. Ноги были ватными, плечи были ватными. А голову будто заложили мешками с песком, как витрину. Она невероятно устала. Хотелось сесть. А лучше лечь. Странно, вроде и не делала ничего особенного…

Посмотрела вверх. От низких набрякших туч город сделался каким-то плоским. Но дождя не было. Дышалось не широко, как обычно, а тяжело.

Таня отщипнула кусочек. Положила в рот. Она не ела — она рассасывала хлеб как конфету.

Дышать стало легче. «Там всё равно и моя порция тоже», — отмела все сомнения Таня. И быстро отщипнула ещё и ещё.

Стало совсем хорошо. В голове уже не было тяжёлого песка».


2. «Кукла», Геннадий Черкашин

Этот короткий рассказ советский писатель написал по воспоминаниям своей жены. Простая и лиричная история, которая передаёт историю Ленинграда и блокады не описанием страха или силы, а образами, очень сильными и просто воспринимаемыми шестилетками. История города показана через историю одной семьи и куклы Машеньки, где рядом и подвиг человеческого духа, и низость.

«В детдоме мама работала воспитателем. „Ты знаешь, — сказала она однажды девочке, — в нашем детдоме очень много детей. Их папы на фронте, а мамы остались в Ленинграде. Чтобы им не было обидно, не называй меня при всех мамой, а ещё лучше вообще не называй пока меня мамой, а называй так же, как все, — Екатериной Сергеевной, хорошо?“ „Хорошо“, — сказала девочка, но часто, очень часто потом ей казалось, что мама совсем забыла про неё, и ей хотелось плакать, глядя, как её мама ласково гладит головки других детей и как те прижимаются к её маме, а чтобы не заплакать, она шла со всеми и вместе со всеми прижималась к своей маме».


3. «Когда я был маленьким, у нас была война», Станислав Олефир

Это рассказы о войне разных детей. Есть те, которые младшим будет сложно воспринять и пережить, есть те, которые проще в восприятии. Для всех этих детей мир делится на «до войны» и «после войны», мне кажется, это очень важная история, которая помогает младшим понять, насколько страшным и тяжёлым событием стала для всех тех детей война. Маркировка на книге стоит «12+», в общем, это оправданно, но я решила, что можно попробовать.

«Молодому немцу я со своим ведром-кадилом неинтересен, а старый слез с мотоцикла, присел, ковырнул жёлтым прокуренным пальцем угли и похвалил:

— Гут! Гут! — хорошо, значит. После похлопал меня по карманам, чтобы показал содержимое. Там горсть насыпанного Галей ячменя, и больше ничего. Немец взял два зёрнышка, бросил в рот, пожевал, снова сказал своё «Гут!», сунул руку в свой карман и дал мне коробок спичек. Полный полнёхоньки! На чиркалке ещё ни разу не чиркнуто! Погладил по голове и показал, чтобы я шёл домой.

Дома я весь день был героем. В тысячный раз рассказывал, как кадил ведром, как меня признали за партизана, как угощал немца жареным ячменем и, конечно же, как он вдруг подарил мне полный коробок спичек!»


4. «Как Гитлер украл розового кролика», Джудит Керр

Я думаю, многие родители малышей знают Джудит Керр по историям Мяули и тигра, зашедшего выпить чаю (в итоге он съел всё, что было в доме, и даже выпил всю воду из крана). Джудит Керр часто считают британской писательницей, но родилась она в Берлине. В 30-е годы её семья бежала из столицы Германии. Став взрослой, Керр описала историю бегства в книге «Как Гитлер украл розового кролика».

«Макс, — спросила Анна, оказавшись в постели, — а конфискация… Это так называется? Нацисты, они всё забрали? И наши вещи тоже?

Макс кивнул.

Анна пыталась представить, как это: пианино… занавески с цветочками, которые висели в гостиной… её кроватка… и все игрушки! И её розовый кролик! Она вдруг страшно расстроилась из-за кролика. У него были чёрные вышитые глазки. (Сначала-то у кролика глазки были стеклянные, но они пришли в негодность много лет назад.) У Анны была привычка теребить его лапки. Шёрстка кролика, теперь уже не совсем розовая, была такой мягкой, такой родной. И как Анна могла упаковать с собой какую-то невыразительную шерстяную собачку вместо розового кролика? Это было ужасной ошибкой, и теперь её не исправишь.

— Я всегда знал, что надо было взять с собой игровой набор, — сказал Макс. — А теперь в него, наверное, Гитлер играет. Вот прямо сейчас и играет…»

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет