Что не так с онлайн-апелляцией ЕГЭ: мнения родителя, репетитора и юриста | Мел
Что не так с онлайн-апелляцией ЕГЭ: мнения родителя, репетитора и юриста
  1. Блоги

Что не так с онлайн-апелляцией ЕГЭ: мнения родителя, репетитора и юриста

Подробный разбор одного московского случая
Время чтения: 13 мин

Что не так с онлайн-апелляцией ЕГЭ: мнения родителя, репетитора и юриста

Подробный разбор одного московского случая
Время чтения: 13 мин

Наш постоянный блогер Мария Кучерова много пишет об апелляции баллов ЕГЭ и ОГЭ. Она пообщалась с родителями, которые столкнулись с апелляцией ЕГЭ в 2019 году, и рассказывает о московском нововведении — онлайн-чате с экспертами.

Зимой 2019 года я поймала в интернете новость, что у московских школьников теперь появилась возможность подавать заявления на участие в ЕГЭ и ОГЭ через онлайн-сервис на портале мэра города Москвы. Прочитав заметку, я искренне порадовалась, а весной стало известно, что Сергей Собянин и Исаак Калина позаботились ещё и о том, чтобы можно было так же быстро не выходя из дома подавать заявления о несогласии с баллами ЕГЭ и ОГЭ. Новости вполне позитивные, поскольку появление подобных онлайн-сервисов всегда упрощает людям жизнь. Если бы я знала, как глубоко ошибалась!

Через какое-то время в социальных сетях я наткнулась на обсуждение новой процедуры онлайн-апелляции результатов ГИА, стало понятно, что в Москве произошла тихая революция, о которой мало кто знает. А те, кто слышал, не совсем понимают, какие же принципиальные изменения были внесены в апелляцию результатов на заседании конфликтной комиссии.

Хочу акцентировать внимание, что официальные ведомства, озвучивая всевозможные новшества на экзаменах в 2019 году на пресс-конференциях и интервью, ни разу не прокомментировали столичную инициативу заменить очную апелляцию баллов ЕГЭ и ОГЭ на дистанционную.

Статистика говорит, что в 2019 году ЕГЭ сдавали 780 тысяч человек, из них 90 тысяч — участники ЕГЭ в Москве

То есть каждый девятый участник ЕГЭ-2019 гипотетически должен был пройти через апробацию нового сервиса, но об этом не было ни одной заметной публикации, ни одной отдельной пресс-конференции. Информацию о новшестве по-тихому спустили в столичные школы, и до поры до времени выпускники и родители либо вообще не знали о нём, либо имели весьма смутное представление о существенных отличиях онлайн-апелляции от классического очного общения с экспертами.

И вот в Москве прошёл досрочный период ЕГЭ, опубликовали результаты, начались первые онлайн-апелляции. Сразу посыпались комментарии участников, недовольных новой процедурой, поскольку удобство, на которое они рассчитывали, оказалось сомнительным. А самое главное — возможность добиться хоть каких-то комментариев от экспертов по поводу объективности выставленных баллов свелась к минимуму, в некоторых случаях — к нулю.

Первая (и пока единственная) заметная статья на эту тему вышла в середине апреля — «Апелляция на результаты ЕГЭ — как чат в WhatsApp». Я начала разматывать этот клубок нарушений с видео Арсения Филина, известного ЕГЭ-блогера «Апелляция ЕГЭ — в чате как WhatsApp! Издевательство над выпускниками в Москве на ЕГЭ-2019». Меня в первую очередь стал волновать правовой аспект столичной реформы. Как только стало понятно, что недовольных участников онлайн-апелляции уже много, я направила письмо в Рособрнадзор с просьбой разъяснить, какими нормативными актами регулируется новая процедура, и ответить на вопрос: стала ли подобная форма апелляции результатов ГИА безальтернативной или у выпускников всё же есть выбор между онлайн-чатом и очном общением с экспертами.

4 июня я получила ответ, что моё письмо перенаправляют в Департамент образования и науки города Москвы. 1 июля столичный Департамент прислал официальный ответ, публикую его скан.

Внятный ответ в документе озвучен лишь по первому моему вопросу — правовое поле обозначено ссылками на конкретные документы. Однако на второй вопрос, связанный с навязыванием московским школьникам дистанционной формы апелляции, предметного ответа я так и не получила.

Я кинула клич выпускникам и родителям 2019 года с просьбой писать о своих впечатлениях от общения с экспертами конфликтных комиссий в Москве. Хотелось поговорить с очевидцами, чтобы понять, как выглядит цифровизация школьного образования (и проведения ГИА) по-московски. Пока публикаций на эту тему немного — в основном все дискуссии ведутся в соцсетях. 11 июля вышла большая статья «Некоторые мои сообщения эксперт как будто бы просто не видел» паблика лицея Высшей школы экономики «Дети Вышки». Это шесть интервью с участниками онлайн-апелляций. Среди них — пять участников основного периода ЕГЭ и один репетитор.

Все они вполне объективно и аргументированно обозначили недостатки нового сервиса. Некоторые из них подавали апелляции не по одному предмету, так что удалось разобрать все нюансы общения в чате буквально на молекулы. Мне тоже хотелось получить обратную связь от реальных выпускников, чтобы разобраться, почему многие участники так сильно разочарованы.

Мама выпускницы 2019 года одной из московских школ:

«Я занималась подготовкой к апелляции, аргументацией оцениваемого материала, а также участвовала в онлайн-чате. Уверена, что не подготовленный ребёнок не справился бы. Впрочем, мой результат также отрицательный. Однако я хотя бы прошла всё от начала, но ещё пока не до конца, поэтому пусть отзыв будет анонимным.

Итак, начинаем. Получив результаты ЕГЭ по истории, мы были крайне расстроены. Ещё бы, занимались с репетиторами по всем сдаваемым предметам целых два года. Первые три предмета сдали очень прилично, последний экзамен по истории оказался для нас неожиданно провальным — 68 баллов, что полностью перечёркивало все наши амбициозные планы.

Надо отметить, что история у нас не пошла с самого начала сдачи ЕГЭ. Дочь заболела в основной день, когда сдавали все её одноклассники, и нам пришлось маяться целую вечность, ожидая резервного дня. К тому моменту, когда он наступил, результат всех её друзей по предмету был уже известен: никто в классе не получил выше 69 баллов. Ребята были опечалены, родители разводили руками, пошёл неприятный слух: мол, москвичей по истории в этом году сознательно «опускают». Впрочем, это ничем не подтверждённые предположения, хотя нервы они нам потрепали.

18 июня дочь сдавала историю. К середине дня она позвонила мне и сказала счастливым голосом, что удалось написать всё

Были, конечно, затруднения, но она справилась. Сочинением осталась довольна, исписала три страницы: много фактов, выводов, причинно-следственных связей и так далее. Всё, ждём результатов. И вдруг такое! Это ушат холодной воды: как? почему? за что? Объективный анализ второй части работы дочери показал, что там, конечно, были ошибки, описки, неточности. Чувствовалось, что написано всё трясущимися руками и под сильным эмоциональным напряжением.

Ясно, что работа неидеальна, но почему по сочинению семь баллов? Все критерии, на мой взгляд, соблюдены, ошибок нет. В чём причина? Решили подавать апелляцию. В Москве она с этого года возможна только в электронном виде, то есть через сайт mos.ru. Окей, выбора нет, играем по их правилам!

В первый день подать жалобу не удалось, система упорно не видела результатов ЕГЭ. То есть они уже были опубликованы, но программа сообщала, что их пока нет. Причём там ниспадающее меню, где надо выбрать тот результат, который собираетесь обжаловать, а у нас не просто нет результатов по истории, у нас нет абсолютно никаких результатов ЕГЭ!

Замечу, дело происходит 1 июля, сданы уже все экзамены, известны уже все баллы, а система не видит ничего. На обжалование дано всего два рабочих дня — 1 и 2 июля. Вот делай что хочешь. Ладно, утром 2 июля через школу нам удалось всё оформить, но было два неприятных момента. Во-первых, не думали, что пояснять свою позицию надо «здесь и сейчас», ведь впереди ещё онлайн-чат — думали, объясним всё там, в чате, но оказалось, что при подаче заявления нужно указать, с какими конкретно местами в проверке не согласны, и привести свои аргументы. Во-вторых, просто не знали, что из написанного в сочинении эксперты сочли ошибками, ведь школьники не видят исправленных ошибок — скан в личном кабинете выкладывается именно в таком виде.

Через день пришло экспертное заключение. Это вновь одни эмоции с моей стороны. Не хочу никого оскорблять, но полагаю, экспертам тоже надо учиться. Чтобы не быть голословной, привожу документ. Это те две ошибки, за которые нам сняли два балла.

С помощью учебников, исторических документов (мемуаров и прочих источников) легко можно доказать, что изложенное в сочинении — просто факты. Эксперт их, видимо, не знал и не потрудился проверить. Зато нам минус два балла!

Ещё два балла были сняты за исторические личности. Они были указаны, но их действия были изложены в мягкой форме: «Ведущую роль в этом событии играл NN. Именно благодаря ему были приняты такие-то и такие-то законы». Но, по мнению экспертов, это не та формулировка. Чтобы получить баллы, тут должен быть только стиль «Пришёл, увидел, победил». Здесь вам, выпускники, не русский язык с литературой! Не надо речевых изысков — эксперты этого не приемлют.

Возвращаемся к апелляции. К онлайн-чату я очень хорошо подготовилась. У меня была конкретная цель: донести до членов конфликтной комиссии (КК) свои аргументы в защиту фактов, которые проверяющий счёл ошибками. Собрала и прописала все аргументы, указала по два источника к каждому историческому факту: учебник/пособие, автор, издательство, номер страницы, где напечатана та или иная информация, цитата. Подготовила список вопросов, набрала их в компьютере. Жду чата.

Отмечу, что на общение с экспертом отводится только 20 минут. Много это или мало? По-моему, это вообще ни о чём. На скриншотах «беседы» буквально поминутно видно, на что расходуется время. От меня требовалось только лишь копировать заготовленную информацию и вставлять в чат — это секундное дело. Важно, что поля для высказываний также лимитированы определённым количеством знаков, поэтому мне пришлось «рвать» фразы и вставлять их одна за другой. Повторю, у меня была цель проинформировать КК, с этой задачей я справилась.

А что «эксперт»? У него задачи ответить на все мои вопросы не было, он ведь бот. Аналог всем знакомой Алисы или Сири

Я в этом уверена. Посмотрите сами: «эксперт» чётко следует алгоритму, не попадает «ответами» в мои вопросы. В начале беседы я даже вставила провокационный вопрос, когда поняла, что это не человек, а машина и она отрабатывает программу: «Простите, это вы мне?» И что? Получила ответ, как вы думаете? Впрочем, смотрите сами и делайте выводы.

Для меня же теперь всё ясно: электронная апелляция — профанация. Онлайн-чат — беседа с ботом. Нет там никакой комиссии, никто там ничего не читает. Всё сделано по принципу «рука руку моет». Но для создания видимости работы должны быть «счастливчики», которым по результатам апелляции что-то там добавят, чтобы сдающая ЕГЭ масса учеников и их родителей была уверена, что их права будут соблюдены. Мы в число «счастливчиков» не вошли, несмотря на нашу правоту.

К тому же я потрудилась ещё и на почту КК выслать свои аргументы — так сказать, в целостном виде, без разрывов и высказываний бота. Через некоторое время позвонила по телефону, поинтересовалась, туда ли я направила сообщение. Мне ответили, что сделала я всё верно, всё будет рассмотрено. Дальше банально: на следующий день ровно в обозначенный срок, пройдя по указанной ссылке, на экране компьютера я увидела сообщение: «Решение конфликтной комиссии: апелляция отклонена. Результаты голосования: за — 100%, против — 0%». Спасибо, что не наказали, не снизили баллы, о чём говорят на каждом этапе прохождения апелляции».


Разбор скриншотов общения с московским экспертом ЕГЭ в чате

Те, кто уже посмотрел мой видеоразбор чата, разделились на два лагеря. Первые соглашаются, что вполне могли использовать чат-бота. Вторые твёрдо верят, что по ту сторону экрана всё-таки сидит человек (или люди). Из двенадцати фраз только три имеют отношение к работе выпускницы, и по странному стечению обстоятельств именно в этих трёх фразах наблюдается максимальная концентрация опечаток и ошибок. Есть даже орфографическая ошибка, что для эксперта ЕГЭ и члена конфликтной комиссии на государственных экзаменах, конечно, позорно.

Станислав Пчелинцев

Преподаватель истории и обществознания, автор популярного видеоблога для выпускников «Станислав Валентиныч»

«Я провёл независимую диагностику, проверил сочинение по существующим критериям, опубликованным на сайте ФИПИ. Адекватность критериев не комментирую, есть правила игры — мы по ним и играем в данном случае. Излагать здесь подробный разбор работы нет смысла, поскольку семья выпускницы не дала разрешения на публикацию скана сочинения. В целом с тем, как выставлены баллы, я согласен — у меня получилось почти столько же. Расхождение с официальным результатом по баллам за сочинение — 1 балл. Для гуманитарных предметов это в пределах нормы.

Отдельно хотелось бы поговорить о критерии «К2», за который выпускница получила 0 баллов. По этому критерию оценивается роль исторических личностей в указанных событиях (явлениях, процессах). Тут есть один скользкий момент. Эксперты засчитывают лишь «конкретные действия» исторических личностей, но по сути, сдающим не объясняют, что значит «конкретные».

Расшифровка по этому критерию дана в «Методических материалах для председателей и членов предметных комиссий субъектов Российской Федерации по проверке выполнения заданий с развёрнутым ответом экзаменационных работ ЕГЭ 2019 года». Звучит она следующим образом: «Под ролью исторической личности следует понимать её конкретные действия, в значительной степени повлиявшие на ход и (или) результат указанных в сочинении событий (процессов, явлений). Конкретные действия — осмысленные волевые усилия, которые всегда носят единичный характер и выражаются в непосредственном проявлении личной активности историческим деятелем. Причём под действиями в истории мы понимаем именно социальные действия, а не биологические процессы». Нигде более эта информация не указана, это материалы не для сдающих, а для проверяющих.

В жизни это промах учителя и репетитора, что они не донесли информацию до ученика

Теперь про чат. Не буду утверждать, что это бот. Я не в достаточной мере компетентен в сфере IT, чтобы делать такие выводы. Мне кажется, что те фразы, которые мы видим (аналогичные были и у меня на апелляции), — это заранее подготовленные формы вопросов-ответов, но на той стороне всё-таки за компьютером работают люди.

20 минут для текстовой апелляции — это безобразие. Имея собственный опыт онлайн-апелляции, могу сказать, что это огромная физическая и эмоциональная нагрузка. Несовершеннолетний не должен находиться в подобных условиях. В 2018 году я проходил апелляции баллов ЕГЭ в онлайн-режиме, и это была аудио- и видеосвязь с комиссией. Онлайн-апелляция ограничивает права тех, у кого нет персонального компьютера, это нарушение закона об образовании в пункте про принципы образовательной политики РФ.

Пару слов о специфике ЕГЭ по истории и последующей апелляции в случае несогласия с баллами. Основная ошибка родителя в данной ситуации — отсылка к историческим документам или сочинениям историков. Это не работает для ЕГЭ. Есть утверждённый на каждый год федеральный перечень учебников. Всё, что там написано, можно приводить в качестве аргумента на апелляции, не более того».

Дмитрий Нестеренко

Юрист по спорам с государственными органами

«Давайте пойдём по иерархии документов сверху и начнём с уровня приказов, потому что нас интересует сейчас именно процедура. Основа процедуры установлена двумя совместными приказами Министерства просвещения РФ и Рособрнадзора. Первый — это приказ № 190/1512 от 07.11.2018 г. ГИА по среднему общему образованию. Второй — тоже совместный приказ Минпросвещения и Рособрнадзора № 189/1513 07.11.2018 г. по основному общему образованию.

В первом приказе в пункте 100 написано: «По решению ГЭК подача и (или) рассмотрение апелляций о несогласии с выставленными баллами организуются с использованием информационно-коммуникационных технологий при условии требований законодательства Российской Федерации в области защиты персональных данных». Значит, такое решение принимает ГЭК (государственная экзаменационная комиссия). Такое решение есть, оно принято 28 февраля 2019 года № 28-1. Там всего два пункта, подписал председатель ГЭК ГИА-11 Алимов Г. Т.

Во втором приказе № 189/1513 07.11.2018 г. в пункте 81 написано: «По решению ОИВ, учредителя, загранучреждения подача и (или) рассмотрение апелляций о несогласии с выставленными баллами организуются с использованием информационно-коммуникационных технологий при условии требований законодательства Российской Федерации в области защиты персональных данных». По сути, написано то же самое, но субъект, принимающий решение, должен быть другим — это орган исполнительной власти, учредитель или загранучреждение. В столице ОИВ — это Департамент образования и науки г. Москвы, а значит, именно он должен принимать решение о введении процедуры онлайн-апелляции. Однако есть решение того же ГЭК 23-1 от 11.03.2019 г., который для ГИА-9 утвердил такую же процедуру рассмотрения апелляции через личный кабинет.

С моей точки зрения, ГЭК-9 не имела права принимать такое решение: приказом ей не даны такие полномочия

Это должен был быть приказ Департамента образования и науки города Москвы. На саму ситуацию это, конечно, напрямую не влияет, но юридическая ошибка существует. Упомянутыми приказами онлайн-процедура апелляции предусмотрена. Остальное по этой процедуре определяет либо ГЭК, либо орган исполнительной власти соответствующего субъекта — в данном случае это Москва.

Московские чиновники выдумали процедуру и написали Правила предоставления электронного сервиса «Подача апелляции о несогласии с выставленными баллами государственной итоговой аттестации обучающихся, освоивших образовательные программы основного общего и среднего общего образования, и получения решения по итогам рассмотрения апелляции о несогласии с выставленными баллами».

Обращаю внимание, что эти правила не считаются нормативным документом. Если пройти по ссылке с сайта правительства Москвы, внизу видны реквизиты. Когда документ подписывал И. О. Калина, даты не было. Что это за нормативный документ, по форме непонятно: не хватает реквизитов нормативного акта, поскольку он затрагивает права и обязанности человека и гражданина. По этой причине он должен быть опубликован в установленном порядке: иметь соответствующую форму, быть кем-то утверждён через приказ, постановление и так далее, а также быть опубликованным в «Вестнике мэра и правительства Москвы». Ничего этого нет. Пробовал найти документ по регистрационному номеру — не получилось. Это уже второе нарушение.

Третье нарушение — правила расписаны плохо. Главное, что бросилось в глаза, — нигде не сказано, сколько должен длиться онлайн-чат. Получается, что время установили произвольно и противоправно, ни с кем не советуясь и ничем не обосновывая. Сегодня это 20 минут, завтра — 10, а послезавтра скажут: «У нас нет технической возможности вести чат». По факту норма об онлайн-обжаловании есть, но на уровне Москвы процедура не расписана. Может быть, где-нибудь в технической документации и есть обоснование времени, но такая документация к нам никакого отношения не имеет. В пункте 6.10 вообще комедия: написано, что ссылка на онлайн-чат скидывается по желанию.

Один из главных вопросов: остаётся ли классическая очная форма апелляции в Москве?

Считаю, что остаётся, потому что одно другого не исключает. Ни у кого нет обязанности заводить личный кабинет на сайте мэра и оспаривать баллы ЕГЭ через личный кабинет. Право обращения в государственные органы универсально и ничем не обусловлено — статья 33 Конституции РФ.

Что делать?

Ничего нового не скажу, главное в этой ситуации — действовать, не сидеть и не ждать у моря погоды.

  • Писать в Рособрнадзор и прокуратуру. Причём это должно быть не просто эмоциональное письмо, а юридически выверенный документ.
  • Писать письма в Мосгордуму, Госдуму и так далее. Сейчас можно обратиться к различным кандидатам в депутаты, а после выборов в сентябре — к новоизбранным депутатам.
  • Обращаться в суд. К суду обязательно тщательно готовиться. Суд — это всегда долго и дорого.

ЕГЭ хорош по своей идее, но ужасен в реализации, потому что никто не хочет постоянно и системно контролировать исполнительную власть города. В процедуры ЕГЭ каждый год вносят какие-то изменения, но обсуждает ли департамент проекты своих решений по ЕГЭ с родителями, учителями, общественностью? Я что-то такого не слышал».

Фото: pixabay.com

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(1)
Комментарии(1)
Политика двойных стандартов, или как артистично передернуть факты. Именно так хочется назвать текст от имени мамы выпускницы. Немного анализа. 1) После апелляции участнику приходит решение КК. И весьма часто оно положительное . Если участник не согласен с решением- вперёд, в чат. 2) У апеллянта есть несколько дней ,...
Показать полностью
Больше статей