Написать в блог
Артём Веселов против ЕГЭ. Разбираем нашумевший кейс школьника вместе с юристом

Артём Веселов против ЕГЭ. Разбираем нашумевший кейс школьника вместе с юристом

9 391
2

Артём Веселов против ЕГЭ. Разбираем нашумевший кейс школьника вместе с юристом

9 391
2
Артём Веселов

Я всегда говорила, что ЕГЭ победит рассерженный родитель. Как я заблуждалась! Признаюсь, я была уверена, что только взрослому человеку по силам вступить в неравный бой с отлаженной системой. Теперь я с неподдельным интересом наблюдаю за судебным процессом, который инициировал выпускник из Новосибирска, и думаю, что, возможно, именно ему судьба уготовила роль открывателя того самого заветного «ящика Пандоры».

В частности, сейчас в весьма шатком положении оказалась подковёрная и непрозрачная система проверки, а также чудовищная по свей железобетонной несправедливости процедура проведения апелляций результатов главного экзамена страны. Кто знает, может быть, именно этот смелый и умный парнишка с обаятельной улыбкой и классной фамилией Веселов станет тем камнем преткновения, о который споткнётся вся масштабная и весьма самоуверенная система ЕГЭ…

У Артёма журналисты всевозможных изданий взяли уже десятки интервью. Новость о первом судебном иске в адрес проверяющих ЕГЭ экспертов и регионального Министерства образования стала вирусной. Я сама напросилась в друзья к Артёму в фейсбуке, он ответил очень быстро, прокомментировал кое-какие вопросы и сбросил мне файл с решением суда от 13 августа 2018 года. Теперь это решение можно увидеть и на сайте суда.

Приятно было узнать, что перед тем как написать исковое заявление, Артём прочитал в том числе и мои статьи на «Меле». Во время переписки с ним я узнала, что у него очень хороший юрист и что вместе они намерены идти до конца. Я искренне желаю им успеха и советую всем внимательно следить за новостями по этому громкому судебному процессу.

Сегодня я хотела бы взять интервью не у Артёма, а у независимого юриста. Во-первых, интервью с Артёмом уже достаточно много. Во-вторых, полагаю, что уже сейчас нужно сделать следующий шаг: постараться дать первую юридическую оценку этому делу. В-третьих, частный случай нужно рассматривать в контексте будущих аналогичных исков от выпускников.

Всё произошедшее даёт надежду на то, что судебных прецедентов будет больше, и следующие выпускники будут знать, какие уязвимые места функционирования государственной машины трактуются законом не в пользу чиновников, а в пользу подростков.

Очень важно внимательно проанализировать все ответные действия со стороны чиновников и судебной системы, чтобы попробовать отыскать ту самую «ахиллесову пяту» всей отлаженной системы ЕГЭ

В идеале, конечно, хотелось бы придумать какие-то чёткие и понятные любому человеку (не имеющему юридического образования) правовые инструкции, как действовать, если ты точно уверен, что баллы на ЕГЭ или ОГЭ у тебя «украли» незаконно. Совершенно очевидно, что процедура апелляции ЕГЭ и ОГЭ так и не стала инструментом восстановления законных прав выпускников. Хочется понять, смогут ли судебные иски повлиять на ситуацию.

Вопросы я буду задавать Дмитрию Нестеренко, юристу по спорам с государственными органами.

Дмитрий, вы прочитали публикации в СМИ и ознакомились с судебным решением по делу Артёма Веселова. Какие первые мысли пришли в голову?

Во-первых, Артём — большой молодец, что решился на процесс против чиновников, сейчас далеко не каждый взрослый имеет смелость спорить с государством. Пусть результат и не в его пользу, но он сделал это — вот что важнее. Во-вторых, несмотря на сложное отношение к ЕГЭ в целом, в данном случае решение суда я считаю правильным, хотя и содержащим ряд ошибок и забавных моментов.

В-третьих, чем больше будет случаев оспаривания действий чиновников, тем лучше. Большинство не привыкло воспринимать людей во властных кабинетах как просто людей на работе, получающих зарплату из наших налогов. Говорю очевидные вещи, но как часто в ответ крутят пальцем у виска и многозначительно хихикают…

По мне, так всё это решение суда — сплошная ошибка. Но преждевременные выводы делать не буду, пока не услышу мнение профессионала. Где и в чём судья Поротикова Л.А. ошиблась? Я заметила ошибки только в инициалах выпускника, то он А.М., то вдруг становится Е.Г.

Что касается ошибки в инициалах, то она не имеет существенного значения в данном случае. Описки встречаются везде, даже в судебных решениях. С моей точки зрения, судья ошиблась только в том, что дала оценку оценкам. Извините за каламбур. Не дело суда ставить оценки за ЕГЭ.

Оценив представленные доказательства, суд указал в решении, что выставленные баллы являются объективной оценкой и прав истца не нарушают. О какой объективности в гуманитарных науках может идти речь? Если в данном деле худо-бедно суд ещё мог хоть что-то понять в заданиях и ответах ЕГЭ по обществознанию, то представьте, если бы это была, например, геометрия или иностранный язык.

Думаю, само решение надо понять с точки зрения права, потому что может сложиться ошибочное мнение о логике судьи и о мотивах, которыми суд руководствовался при принятии решения. Поэтому я попробую перевести решение суда с юридического языка на понятный.

Итак, Артём заявил несколько требований к государственной экзаменационной комиссии (ГЭК) Новосибирской области и Министерству образования Новосибирской области:

1. Признать незаконным решение ГЭК Новосибирской области от 19.04.2018 № 0040.

2. Признать незаконным ответ Министерства образования Новосибирской области от 07.05.2018 № 25.03.4217 в части отказа в удовлетворении заявления о несогласии с результатами рассмотрения апелляции по результатам экзамена по обществознанию.

3. Обязать ответчиков повторно рассмотреть апелляцию о несогласии с выставленными баллами с учётом доводов административного искового заявления.

Занятно: суд в начале решения написал, что Артём по данному пункту просил «Возложить на ответчиков обязанность выставить максимальное количество баллов за выполнение заданий № 25 и № 29 за экзамен по обществознанию». Подобного рода иски предполагают, что вы обращаетесь в суд, когда в отношении вас нарушена какая-либо процедура со стороны чиновников, в нашем случае — это ГЭК и местное Министерство образования.

Работа Артёма проверялась разными экспертами, в их оценках не было разногласий, поэтому не было и оснований для обращения в комиссию по разработке КИМ с запросом о разъяснении критериев оценивания — такова процедура проверки результатов ЕГЭ. Артём оспаривал решение ГЭК не по процедурным основаниям, а в связи с несогласием с выставленной оценкой. Проще говоря, он аргументировал свой ответ со ссылкой на учебники, не вошедшие в официальный перечень рекомендуемой литературы, не получил высший бал из-за несоответствия ответа требованиям КИМов и решил в связи с этим оспорить решение ГЭК.

Теперь взглянем на дело глазами судьи, которой нужно понять, имело ли место нарушение прав Артёма на аттестацию в соответствии с установленными правилами.

Она получила иск об оспаривании результатов ЕГЭ, изучила материал и увидела, что истец:

  • не заявляет о нарушениях процедуры аттестации;
  • не заявляет о нарушениях в ходе апелляции;
  • просит признать решения незаконными в связи с несогласием в подходе к оценке ответа.

Идём дальше.

В обоснование позиции Артём представляет копии ряда учебников, не вошедших в перечень рекомендованных для подготовки к ЕГЭ и стандарта IAS 29, а также заключение эксперта со своей стороны. ГЭК со своей стороны представила письменные заключения проверяющих экспертов, которые схожим образом оценили работу.

Кстати, с привлечённым в защиту Артёма экспертам вышел казус: в ходе допроса эксперта в суде оказалось, что эксперт не знает критериев оценивания заданий ФИПИ

Видимо, эксперт не посчитал нужным подготовиться к заседанию. Поставьте себя на место судьи: вам представляют человека как эксперта, а оказывается, что эксперт не в курсе, по каким критериям оцениваются ответы на ЕГЭ.

В итоге суд ожидаемо отказал в иске, поскольку процедурных нарушений не было. Оснований пересматривать баллы также не было, поскольку Артём ответил по нерекомендованным учебникам. Я не вижу в данном случае нарушения его прав. Возникает вопрос: зачем он по таким учебникам готовился?

Кстати, в решении есть забавный момент, я бы сказал, изящная подколка от судьи, цитирую: «Желаемого результата в виде поступления в ВШЭ административный истец достиг, и невыставление дополнительных двух баллов не повлияло на результат его поступления».

Вы считаете описку судьи незначительной ошибкой, а для меня это как раз символично. Все имеют право на ошибку (даже судьи!), но только не подросток на экзамене. По поводу фразы, которую вы называете «подколкой от судьи», хотелось бы понять, имела ли она право с точки зрения закона приводить это в качестве аргумента.

Вы просите меня прокомментировать решение суда как юриста, что я и делаю. Широкий кругозор — не преступление и не ошибка. Мы просто смотрим на ЕГЭ под разными ракурсами. Я вижу в ЕГЭ процедуру, набор правил, где-то понятных, а где-то абсурдных и коррупционных (опять вспомню про отвратительное право апелляционных комиссий пересмотреть результат в любую сторону).

Данное дело — один из способов давления на чиновников, вкупе с критикой иными способами. Моя принципиальная позиция — государство надо постоянно долбить и критиковать, чтобы они понимали проблемы и искали пути их решения. Я бы не хотел, чтобы мы от обсуждения обстоятельств конкретного дела переходили на более общие материи, потому что я не педагог и не могу с этой точки зрения держать удар.

Мой взгляд — взгляд зрителя, к несчастью, имеющего профессию юриста. Существование перечня учебников предусмотрено законом, есть критерии включения/невключения туда учебников-кандидатов. Если эта процедура кажется педагогам непонятной или коррупционной, ок, давайте сделаем и её анализ. Объясните мне тогда, в чём разница между вузовскими и школьными учебниками? Я помню, что вузовские глубже. Конечно, тут же я получу вопрос: «Ну, и что тут плохого?» Ничего.

Повторю: я вижу ЕГЭ как процедуру. Сравните это с дорожной разметкой и знаками. Вам предписано ехать по знакам и разметке, но если нарушить, то доехать можно быстрее. Если считаете, что знаки неправильно установлены, можно же в орган власти написать, там тоже ошибаются. Нас везде окружают процедуры, но они не везде эффективны. Для их изменения тоже есть процедуры. Да, я знаю, что тяжело воспринимать мою нудную речь, но что поделать…

Мы вряд ли сможем прийти к соглашению, что такое объективная оценка по обществознанию или любой другой гуманитарной науке. Один проверяющий сочтёт, что я ответил на 100%, второй скажет, что на 80%. Как они это подсчитали? А я отвечу: по критериям оценивания ФИПИ и руководствуясь внутренними убеждениями.

Между прочим, суды так же принимают решения, руководствуясь законом и внутренним убеждением. А как иначе?

Я считаю, что в процедуру апелляции, помимо отмены права пересмотреть результаты в любую сторону, нужно добавить ещё одну ступень обжалования, например, в ФИПИ. Существующий порядок замыкается на апелляционных комиссиях, это неверно.

Что касается «быть кандидатом наук» — не надо им быть. Артём инициировал дело, исходя из своего понимания. Он же, по сути, показывает нам, что есть проблема в критериях оценивания, в невозможности пользоваться вузовской литературой. Ок, давайте долбить ФИПИ и Министерство просвещения, чтобы они над этим задумались, с чего это вдруг нельзя получить высший балл за ссылку на учебник ВШЭ, и уточнили критерии оценивания.

Про «подколку». Подозреваю, что судья намекнула Артёму: друг, ты же набрал высокий балл, поступил, куда хотел, зачем тебе высший балл, учитывая, что ты только понятийно (но не процедурно) не сошёлся с комиссиями, как нужно твои ответы оценивать.

Слова судьи законны, это её точка зрения, которую она обязана высказывать. Помните про «руководствуясь законом и внутренним убеждением»? Это оно и есть. К слову сказать, по моему опыту, это относительно редкое явление, судьи чаще пишут сухо.

Кто спорил, что Артём молодец? Я с этого и начал. И, кстати, не говорил, что ЕГЭ отлично организован, что наглядно подтверждается кейсами вроде этого.

Мы все знаем, что есть так называемое льготное поступление. В частности, существует ряд предметных олимпиад. Задания в них точно выходят за рамки школьной программы, а ответы часто взяты именно из вузовских учебников. Победители этих олимпиад имеют особые права при поступлении. Прокомментируйте как юрист вот этот конфликт интересов. Получается, что простой смертный (сдающий ЕГЭ) не имеет права читать нерекомендованные учебники, а олимпиадники, наоборот, обязаны. Какими нормативными актами это регламентируется вообще?

Не думаю, что защищаю систему, особенно учитывая свою специализацию. Я просто хочу, чтобы люди понимали, как она устроена, как на неё можно влиять и делать удобнее. Конечно, в целом мне больше нравится, когда порядок проведения экзамена регламентирован документами, и уже нет такого явления, как натягивание оценок, — я насмотрелся на это на своих выпускных и вступительных экзаменах до введения ЕГЭ. Ни одну систему нельзя сразу сделать максимально удобной, везде нужны обновления.

Проблема в том, что чиновники от образования не считаются с мнением учителей и родителей, а начинают неохотно реагировать только тогда, когда начинается информационный шум. Например, я читал недавно, что в этом году уточнили критерии оценивания по тем предметам и вопросам, которые обсуждались в СМИ и сети.

С одной стороны, хорошо, что отреагировали. С другой — плохо, потому что сколько историй остаются скрытыми (а ведь каждая — это человек), и процесс реагирования идёт очень медленно.

Если бы учителей и выпускников слушали и анализировали их мнения, то ситуация была бы другая. У нас же кругом «чего изволите» и «вы же понимаете»

Качество юридической техники (я имею в виду качество написания нормативных актов) у нас отвратительное, причем от года к году становится только хуже. Сколько работаю, до сих пор не могу понять, зачем писать сложно, если можно написать проще. Хотя и в этом дремучем лесу иногда встречаются добротно написанные документы. Но где взять людей, которые будут писать документы просто и понятно?

Насколько я знаю, некоторые вузы пролоббировали себе право устанавливать дополнительные вступительные экзамены. А с чего это вдруг? Не доверяем ЕГЭ? Ах да, «ну, вы же понимаете»…

Про олимпиады интересный вопрос. В пункте 3 Порядка проведения государственной итоговой аттестации по образовательным программам среднего общего образования (Приказ Минобрнауки РФ от 26.12.2014 № 1400) указано: «Обучающиеся, являющиеся в текущем учебном году победителями или призёрами заключительного этапа всероссийской олимпиады школьников, членами сборных команд Российской Федерации, участвовавших в международных олимпиадах и сформированных в порядке, устанавливаемом Министерством образования и науки Российской Федерации (далее — Минобрнауки России), освобождаются от прохождения государственной итоговой аттестации по учебному предмету, соответствующему профилю всероссийской олимпиады школьников, международной олимпиады».

Порядок проведения таких олимпиад установлен Приказом того же министерства от 18.11.2013 № 1252, где в пункте 2 написано: «Олимпиада проводится в целях выявления и развития у обучающихся творческих способностей и интереса к научной (научно-исследовательской) деятельности, пропаганды научных знаний, отбора лиц, проявивших выдающиеся способности, в составы сборных команд Российской Федерации для участия в международных олимпиадах по общеобразовательным предметам».

Кстати, в этом Приказе № 1252 нет никаких ограничений по источникам подготовки, бери информацию откуда хочешь. Я посмотрел на официальном сайте методические материалы для подготовки олимпиад по праву (могу же я их оценить?) и, мягко говоря, был удивлён ошибками в примерных заданиях. Такое ощущение, что писал их не юрист. И каких-либо ограничений круга источников для подготовки участников там нет. Вот это демократия от министерства!

Если серьёзно, то, конечно, вы правы в том, что у олимпиадников больше возможностей для подготовки. У нас, как обычно, все равны, но некоторые равнее. То есть, попав в число призёров и победителей на олимпиаде по обществознанию, Артём ЕГЭ вообще бы не сдавал, а те же самые проверяющие, окажись они на олимпиаде и оценивая тот же самый ответ, восторженно кивали бы друг другу: «Какой начитанный мальчик»! Получается, что государство даёт право формировать ответ по всем источникам только призёрам олимпиад. Но тогда это нарушение принципа равенства в части критериев оценивания и возможностей подготовки. Перефразируя известное выражение «друзьям всё, врагам — закон», «призёрам свободу, остальным — ЕГЭ».

Предполагаю, что логика чиновников тут следующая. Олимпиады — это процедура отбора лучших из лучших, поэтому такие льготы и свобода. ГИА — процедура отбора лучших из всех, потому жёсткая регламентация. С одной стороны, это правильно, потому что иначе машиной аттестации нельзя будет управлять. С другой, куча неучтенных нюансов, вроде нашего случая, и неповоротливость бюрократического аппарата. Поэтому тут и соломки подстелили, и поленились, и не продумали до конца.

Давайте опять вернёмся к апелляции результатов ЕГЭ. И к конкретному иску Артёма Веселова. Я правильно понимаю, что перспективы у дела не самые хорошие в связи с тем, что процедура нигде нарушена не была? И ключевая точка — это тот самый документ, разработанный ФИПИ для проверяющих, в котором были сформулированы те самые ответы по гиперинфляции.

Апелляция для олимпиадников проще как раз потому, что ограничений меньше, и участники олимпиад — ученики со знаниями выше среднего. Другой тип мероприятия, другая процедура, вот и атмосфера другая. Апеллируйте, если считаете, что вас недооценили.

Что касается дела Артёма, то я не считаю его юридически перспективым, поскольку не вижу здесь нарушения его прав с точки зрения действующей процедуры. Готов даже поспорить с вами на пиццу, что апелляционная инстанция оставит решение без изменения. Повторюсь, здесь спор касается критериев оценивания. Конечно, этот кейс дойдёт до министерских ушей, и его детали будут анализироваться чиновниками.

Это вообще неправильно, с моей точки зрения, привлекать внимание чиновников вот таким способом, через суд, в том смысле, что это, безусловно, инструмент воздействия, но не самый лучший

Например, если бы мы с вами чинили машину не инструментами, а чем попадётся. Мы её починим, но затратим гораздо больше времени и сил. Кейс Артёма как раз показывает, что в ряде случаев иными способами до министерства не достучаться.

Может быть, наличие таких процессов сдвинет бронзовый забор в их мышлении, и они начнут быть более внимательными к подобного рода случаям. Действие лучше причитаний, а действие с причитаниями ещё лучше!

По поводу частных обращений в ФИПИ. Наше право обращаться в адрес чиновников любого уровня закреплено ст. 33 Конституции РФ. ФИПИ — не орган власти, и формально институт не обязан отвечать на обращения граждан. На сайте ФИПИ нет ни регламента работы с обращениями граждан, ни формы обратной связи, только электронный ящик. Проверить работоспособность можно, отправив запрос через e-mail или обычную почту. Если не ответят, то можно написать в министерство, оно уже обязано ответить.

Вообще интереса ради я бы рекомендовал Артёму (кстати, это может сделать любой!) направить решение суда в ФИПИ, Министерство просвещения, Рособрнадзор и спросить, что они думают по поводу последствий использования вузовской литературы, не пора ли что-то менять в процедуре.

Чем больше будет обращений, тем чиновники будут активнее. Помните, что подобные обращения — вне процедуры ЕГЭ.

Подозреваю, что и ФИПИ, и министерства будут стараться уйти от конкретных ответов на подобные запросы. Но вести эту работу надо, иначе бронза бронзой и останется. Причём для обращения не нужно иметь специальных познаний, достаточно просто уметь письменно излагать мысли и перечислять факты.

Например, по данному делу можно просто написать: «Дорогое министерство! Из СМИ (ссылка на статью) узнал, что есть такой замечательный Артём Весёлов, который судился с Конфликтной комиссией и новосибирским минобразования из-за оценок. Я прочитал решение суда и считаю странным, что ему не поставили высший балл за то, что он готовился по вузовским учебникам. Прошу разъяснить, почему нельзя готовиться по вузовским учебникам». И через сайт направить. Напишут пять человек, они отпишутся, мол, правила есть правила, ничего менять не будем. Напишут 100 человек — они репу зачешут. Процесс медленный, но лучше делать, чем молчать.

Направить письменое обращение в Министерство просвещения можно здесь.

Продолжение следует.

Во второй части интервью мы поговорим о Конвенции ООН о защите прав ребёнка, расскажем ещё об одном судебном процессе «Выпускник против результатов ЕГЭ», инициированным екатеринбургским выпускником в 2014 году, и дадим практические советы, как защитить подростку свои права.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(2)
Комментарии(2)
Довольно часто задания части со свободными ответами вообще никаким учебникам не соответствуют. Например, темы эссе по обществознанию - цитаты классиков философии, экономики, права, психологии. Они бывают настолько сложными для восприятия, что простой ученик не всегда может понять их суть, и осознать, что именно...
Показать полностью
Спасибо, Ольга, за комментарий. Все правильно и логично вы аргументируете. В белорусском ЦТ, например, вообще нет заданий с развёрнутым ответом. Не возьмусь утверждать, насколько это правильное решение, но проблему с необъективной проверкой они таким образом сняли вообще. А ведь они заимствовали идею ЕГЭ у нас и ада...
Показать полностью
Больше статей