Написать в блог
Артём Веселов vs Система ЕГЭ (продолжение)

Артём Веселов vs Система ЕГЭ (продолжение)

Разбираем вместе с юристом кейс Артёма
Время чтения: 9 мин

Артём Веселов vs Система ЕГЭ (продолжение)

Разбираем вместе с юристом кейс Артёма
Время чтения: 9 мин
Фото: личная страница Артёма в соцсетях (он в центре)

Сегодня мы продолжаем разговор с юристом Дмитрием Нестеренко. Разберём кейс Артёма Веселова, который считает, что ему должны вернуть каждый честно заработанный балл ЕГЭ. В первой части интервью мы прояснили много важных вопросов, но остаётся не меньше.

Ещё один важный вопрос, который меня интересует давно. Не противоречат ли нормативные акты, запрещающие выпускникам видеть материалы своего экзамена, заочное принятие решение членами Конфликтных комиссий, уменьшение баллов при повторной (третьей уже по счету) проверки и т. д. одному очень важному юридическому документу, который называется Конвенция ООН о правах ребёнка? Я имею в виду третью статью, в которой говорится, что взрослые всегда обязаны действовать в интересах ребёнка.

Сокрытие документов и намеренное усложнение процедур — это отражение отношения чиновника к гражданину. Враньё давно стало элементом государственной политики, нам ежедневно пытаются «промыть мозги» по самым разным вопросам. Зачем скрывать документы? Чтобы соврать было легче.

Вы сами знаете, что конфликтные комиссии работают по принципу «чего изволите», но только в сторону начальства. Как они к ученикам относятся на рассмотрении апелляций в конфликтных ситуациях, мы знаем: ограничения времени ознакомления, сокрытие документов, недопуск представителей и психологическое давление. В этой части процедура реализована отвратительно и требует корректировки. Как — вопрос к педагогам.

С юридической точки зрения я предлагаю как минимум:

  • лишить конфликтные комиссии права изменения оценок в сторону уменьшения;
  • детально прописать перечень документов для рассмотрения апелляции (все материалы, что вы упомянули);
  • прописать право ученика на присутствие не только законного, но и любого иного представителя по устному заявлению;
  • ввести ещё одну ступень обжалования (например, создать конфликтую комиссию при ФИПИ).

Что касается Конвенции, то на этот вопрос я не могу ответить однозначно.

«Интересы ребёнка» — понятие широкое, под него можно много чего подвести, например, сокрытие документов, чтобы ребёнок, не дай бог, не волновался

Процедуры должны быть удобными и понятными. Если у нас массово нули ставят за творческую часть или по-разному подходят к оценке, по сути, схожих заданий, то это сигнал для всех — есть проблемы. Сложные процедуры однозначно не в интересах детей.

Вообще у меня сложилось впечатление, что никто особо не напрягается и документы ФИПИ не читает. Смотрите, Артём готовился по другим учебниками, его учитель наверняка об этом знал. Сказал ли ему что-нибудь учитель по этому поводу? Почему эксперт со стороны Артёма не изучил критерии оценивания на ГИА? В конце концов, почему сам Артём отвечал не по процедуре?

К ЕГЭ может быть разное отношение, в нём есть плюсы и минусы. Я неоднократно говорил и не устану повторять, что выступаю против существующего правила о возможности переоценки результатов ЕГЭ в любую сторону — это сделано намеренно, как превентивная мера для запугивания потенциальных апеллянтов. Почему она существует, уверен, все понимают.

В отсутствие контроля за деятельностью исполнительной власти, а также при пассивности большинства, чиновники от образования сделали удобно себе и неудобно вам, создав усложнённую процедуру обжалования результатов ЕГЭ. Они боятся вас! Они думают, что будут завалены апелляциями и работа по ГИА парализуется. Отчасти это правда, потому что без страха ухудшить свой балл количество жалоб увеличится. Опять же, это проблема министерства.

Жалобы — такая же форма контроля. Все проверяющие будут гораздо внимательнее при проверке работ, потому что будут знать: при малейшем сомнении в результате будет подана жалоба.

Что касается подготовки, повторюсь: готовьтесь по материалам ФИПИ и рекомендованным учебникам! Если у вас есть дополнительные источники, это прекрасно, что вы их знаете. Но на ЕГЭ найдите в себе силы сделать так, как предписано процедурой. Да, для чиновников важнее про-це-ду-ра. Государству не нужно, чтобы вы были умными, государству надо провести аттестацию, отчитаться и деньги бюджетные освоить. Ваши знания и пытливость ума помогут вам в будущем, можете быть уверены! Вспомните одного умного человека, который сказал: «А всё-таки она вертится!» Думаете, получил бы он высший балл на ЕГЭ?

Подождите, а где прописано, что надо использовать только рекомендованные учебники? Я не припомню такой фразы в КИМах. Думаю, что именно в самих заданиях на экзамене должно быть написано, что ответы по нерекомендованным учебникам могут быть не засчитаны. Разве не должно быть такого предупреждения в письменном виде?

Давайте смотреть документы. Постараюсь упростить ответ, чтобы не углубляться в юридические дебри. Начнем с Закона об образовании и прочтём статью 18 с названием «Печатные и электронные образовательные и информационные ресурсы». В ней (часть 5 рассматриваемой статьи) появляется термин «федеральный перечень учебников, рекомендуемых к использованию при реализации образовательных программ» и так далее. Зафиксировали, что существование перечня установлено законом.

В частях 6 и 7 определен порядок определения процедур по формированию этого перечня. Далее. Порядок формирования федерального перечня учебников определён Приказом Минобрнауки России от 18.07.2016 № 870 «Об утверждении Порядка формирования федерального перечня учебников, рекомендуемых к использованию при реализации имеющих государственную аккредитацию образовательных программ начального общего, основного общего, среднего общего образования».

Как и в каком порядке всё это делается, нам сейчас не так интересно. Ни один из этих документов, в том числе и Приказ Минобрнауки № 1400 (о порядке проведения ГИА) не содержит прямых запретов на использование литературы вне перечня. Строго говоря, там про это вообще ничего не сказано. Однако при более внимательном прочтении статьи 18 Закона об образовании мы можем увидеть, что законодатель в рамках работы по реализации ФГОС допускает в качестве источника литературу, включённую в федеральный перечень либо изданную аккредитованными издательствами.

То есть мы имеем право готовиться к ЕГЭ только по определённому перечню литературы — об этом Артёму написало Министерство образования Новосибирской области

С этой точки зрения я согласен с существованием перечня, он нужен для отсечения всякой «туалетной бумаги», которую сейчас штампуют тоннами. Официальный сайт ЕГЭ вообще не содержит каких-либо рекомендаций относительно использования литературы. Непонятные формулировки и умалчивание о, по сути, обязательности рекомендуемого перечня литературы — недоработка министерства.

Разъяснения об этом должны быть везде, начиная с сайта и заканчивая бланками к ЕГЭ, потому что ребёнок действительно не обязан знать Закон об образовании. Что касается формулы «рекомендованный = обязательный», то тут необходимы корректировки нормативных актов, потому что бред получается. Если перечень де-факто обязательный, сделайте его и де-юре обязательным.

Насчёт учителей я считаю иначе. Это взрослые люди, более того, профессионалы, и знать порядок проведения ЕГЭ вместе с материалами ФИПИ по своему предмету должны. В сложных моментах — задайте вопрос, поищите в интернете, напишите в министерство, в конце концов.

Я вообще в истину не верю, а уж в школьные учебники по гуманитарным наукам — тем более.

Кейс Артёма — хороший сигнал чиновникам задуматься как минимум об уточнении понятий относительно перечня рекомендованной литературы и использования вузовской литературы при подготовке к экзамену.

Можно еще один вопрос про Конвенцию ООН? Согласна, что трактовать её можно по-разному. Я хочу максимально конкретизировать вопрос. В судебном решении я прочитала один очень любопытный «кусочек». Артём, кстати, тоже про него мне писал, когда комментировал «странные места» в судебном решении. Цитата со страницы 7:

«За задание № 25 эксперт Клакоцкая Т.С. выставила 3 балла (том 1 л. д. 67), а эксперт Гуськова А.Г. за это задание выставила 2 балла (том 1 л. д. 68).

Согласно пункту 6 Порядка, распределение экзаменационных работ ЕГЭ между экспертами, расчёт баллов по каждому заданию экзаменационной работы ЕГЭ с развёрнутым ответом, а также определение необходимости третьей проверки осуществляются автоматизированно, с использованием аппаратно-программных средств РЦОИ».

Я была в шоке, когда это прочитала. Получается, что эксперты при проверке поставили разное количество баллов, а далее какая-то «машина» в автоматическом режиме поставила оценку. И оценка эта почему-то минимальная из двух! Разве это загадочное «средство РЦОИ» не должно заранее быть запрограммированным делать выбор в пользу ребёнка?

После публикации моих ответов мне, видимо, придётся в министерство направлять требование об оплате консультации за то, что я тут за них отдуваюсь! Шучу. Программа проверяет по заложенному в ней алгоритму. Само по себе это неплохо, потому что ускоряет процесс проверки. Порядок проверки двумя экспертами одной и той же работы — своеобразная «защита от дурака», стремление понять реальный уровень знаний.

Посмотрим пункт 60 Порядка (Приказ № 1400), где определен порядок проверки. Два эксперта проверяют работу, после чего сдают протокол проверки в РЦОИ. Далее, при существенном расхождении в баллах (существенность устанавливается в КИМах по каждому предмету), организуется третья проверка. По обществознанию расхождение является существенным, если эксперты не сошлись в двух и более баллах, в зависимости от задания.

Эксперт № 1 поставил два балла, эксперт № 2 поставил три балла. Расхождение в один балл, не так ли? Поэтому машина и не обратила внимания. Что касается автоматизации при решении вопроса о третьей проверке, то не вижу тут ничего плохого. Если в машину заложить алгоритм, при котором она сама начнёт сигнализировать о расхождении — что тут ужасного?

Если алгоритм правильный, то это как раз плюс, та же «защита от дурака» или слепого (по разным причинам) человека. То есть, не машина ставит оценку, она проводит первичный анализ на предмет соответствия техническим требованиям к проверке. Если что-то не так, вмешивается человек.

О Конвенции в данном случае не могу добавить что-либо нового, это международный документ, на основании которого каждое государство, подписавшее её, должно учитывать при подготовке нормативных актов в отношении детей заложенные там нормы. Как я говорил ранее, сокрытие документов при рассмотрении апелляций, право изменять результаты в любую сторону, с моей точки зрения, целям Конвенции не соответствуют. Автоматизированная процедура проверки технических параметров экзамена при условии понятной и правильной настройки программ Конвенции не противоречит.

Мы с вами обсуждаем частный случай, где всплыла проблема между вузовской и рекомендованной литературой, это не вопрос соответствия Конвенции, а проблема настройки процедуры подготовки к ЕГЭ.

В том, что эксперты поставили разные баллы, ничего удивительного нет. Обществознание — наука неточная, поэтому всё очень субъективно, как и в любой другой общественной науке

Думаю, программу не настроили по Конвенции, потому что:

а) там нет процедурных норм подсчёта баллов;

б) вряд ли возможно термин «интересы ребёнка» перевести в машинный алгоритм.

В целом разве плохая идея в ЕГЭ? Думаю, нет. Может, я чего не понимаю, но в Приказе № 1400 нет норм о том, что работу проверяет программа, работу проверяют, как минимум, два эксперта из предметной комиссии. А дальше уже программа сопоставляет результаты, проверяя на расхождение в баллах, и сигнализирует (не сигнализирует) о том, что есть основания для третьей проверки. Разве не так? Есть критичное расхождение — есть ещё одна проверка. Я так понимаю, вам не нравится, что в случае расхождения в допустимом коридоре ставят минимальное количество баллов?

Соглашусь, что это не очень честно, особенно учитывая пункт 63 Приказа № 1400: «Распределение экзаменационных работ ГВЭ, расчёт окончательных баллов экзаменационной работы ГВЭ производится председателем предметной комиссии и фиксируется протоколом, который затем передаётся в ГЭК». То есть, получается, что это негласная практика, поэтому в этой части вопрос должен быть решён путём внесения изменений в этот приказ, поскольку есть правовая неопределённость.

В случае Артёма я не увидел нарушения его прав и интересов в процедуре подсчёта баллов. Что касается «как было раньше», то мне трудно сравнивать, я ЕГЭ не сдавал. То, что учителя стараются «натягивать» оценку по разным причинам, это да, есть. Причины могут быть разными, кто-то видит перспективу, кто-то ссориться не хочет и так далее.

Учителя такие же люди, как и мы, но они и так частенько находятся под постоянным давлением трусливой и малограмотной администрации. Да и родители бывают хороши, считая, что учитель им кругом должен. Вообще это свинская практика со стороны администрации — вмешиваться в работу учителей. Учитель сам знает, что поставить, без всяких советов. Поэтому в этом смысле я рад, что экзаменационный работы проверяют неизвестные эксперты для того, чтобы отсечь любимчиков и прочих товарищей.

Для учеников и родителей повторюсь: следуйте процедуре.

Для всех, кто работает по теме ГИА, повторюсь: продолжайте влиять на чиновников.

Ключевая фраза всего интервью наконец прозвучала. «Понятная и правильная настройка». Меня часто ругают за критику ЕГЭ, говорят, что я хочу разрушить то, что создавалось годами. Кстати, ни разу в жизни не призывала отменять ЕГЭ. Я именно за разумную ручную настройку. Но если никаких рычагов воздействия на систему ЕГЭ нет, что ж, вообще дохлый номер пытаться подавать выпускникам иски в суды?

Как это нет? Наш разговор, как минимум, рычаг воздействия. СМИ, интернет, суды, жалобы, разговоры за чаем — всё это рычаги воздействия.

На сайте Рособрнадзора нет обобщающих материалов по судебным спорам в рамках ГИА. Не сомневаюсь, что каждый спор таки или иначе проходит стадию обсуждение, делаются какие-то выводы и принимаются решения. Мы же видим, что изменения есть. Это нормальный процесс поиска баланса интересов между государством и ЕГЭ и спорными случаями с людьми.

Обижаются они или нет — это их трудности, им за организацию ЕГЭ деньги платят, поэтому пусть будут любезны терпеть критику от своих работодателей — граждан страны.

И никакая дверь не закрыта! Сегодня суды считают так, а завтра иначе. Законодательство меняется постоянно, меняются взгляды судей. К сожалению, суды связаны заявленными требованиями и не могут за них выходить, они оценивают конкретное дело. Но вы же сами видите, что процесс мало-помалу движется, а движется он благодаря тому, что люди через СМИ, публичную критику и суды пытаются настроить систему. Это долгий и болезненный процесс, но это лучше, чем сидеть в углу и ничего не делать.

У нас привыкли относиться к людям во властных кабинетах как к небожителям, но они далеко не так. Такие же люди, но ведут себя нагло. Но только потому, что мы позволяем им себя так вести.

Вообще, я всегда стараюсь людей отговорить от суда и предлагаю пытаться решить вопрос иначе. Суд — дело долго и сложное, особенно по вопросам, которые суды не очень хорошо понимают, как решать. Поэтому я всегда рекомендую сто раз подумать, посоветоваться с разными юристами и только тогда раскручивать маховик правосудия. Подавать в суды иски — отнюдь не безнадежный способ, но к суду необходимо тщательно готовиться.

Совершенно очевидно, что в конце нашего разговора надо закрепить пройденное, то есть расписать по пунктам хотя бы примерно, что надо сделать, если, получив заветные результаты ЕГЭ или ОГЭ, ты понял, что что-то пошло не так. Первые пункты могу и я сформулировать. Сначала надо скачать из личного кабинета и внимательно проанализировать все материалы экзаменационной работы с профессионалом — учителем или репетитором (а лучше и с тем, и с другим). Если вы вместе нашли ошибки или шероховатости в проверке, то надо срочно подавать на апелляцию. Третье: заранее записать все свои аргументы в защиту своей позиции и тщательно подготовиться к апелляции. Что дальше? Начиная с апелляции, попрошу вас продолжить.

При подготовке к ЕГЭ ещё раз прошу: готовьтесь по процедуре, читайте материалы ФИПИ, используйте рекомендованную литературу. Пока процедура не поменяется, риск налететь на подобный кейс, как у Артёма, высок. Но, соблюдая правила подготовки, выпускник существенно снизит риск занижения баллов.

10 советов по процедуре апелляции:

1. Будьте морально готовы к апелляции, особенно по гуманитарным наукам.

2. Проверяйте результат сразу и сразу же обсуждайте его с учителем.

3. Всё общение с чиновниками — в письменной форме.

4. Берите с собой на рассмотрение представителя (если нет 18 лет, то родитель является представителем в силу закона), обязательно оформляйте доверенность для учителя или любого другого представителя.

5. Как вошли в здание, где будет рассматриваться апелляция, включайте диктофон, а лучше два. Примите за аксиому правило «Если у вас нет аудио- или видеозаписи, у вас нет доказательств». Не надо никому говорить, что ведёте запись, просто телефон рядом с собой на стол или любой диктофон с хорошим микрофоном — в нагрудный карман.

6. Будьте готовы к давлению и помните, что давят только трусливые люди.

7. Будьте спокойны, что бы ни случилось. К представителям то же самое требование.

8. Апеллируйте только по доводам жалобы. Фразы типа «Да всё ваше ЕГЭ — хрень полная!» вряд ли найдут понимание у комиссии.

9. Держите лицо и помните: вы делаете то, что большинству страшно делать.

10. Если решились идти в суд, тщательно готовьтесь и привлекайте грамотного юриста.

И напоминаю: «Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещёнными законом». Конституция РФ, статья 45, пункт 2.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(4)
Комментарии(4)
Разрешено всё, что не запрещено законом. Где-то есть запрет на использование дополнительной литературы? Нет. Поэтому все аргументы антизаконны.
Как только кто-то убедительно докажет это в суде, мы выйдем на новый уровень проведения экзамена.
Показать ответы (2)
Больше статей