«А вы-то, учителя, что молчали?» Критикуешь? Предлагай!

«А вы-то, учителя, что молчали?» Критикуешь? Предлагай!

Низкая зарплата, круглосуточное общение с родителями, организация ЕГЭ и десятки других проблем — это жизнь обычного учителя в России. Но что со всем этим делать? Наш блогер, бывший уже учитель Катерина Карпова, рассказала, как она предлагает решать эти вопросы. Вы можете соглашаться. Или предлагать свои варианты.

Я не претендую на пост министра образования, я делюсь своим опытом и мыслями, которых за годы работы в образовании накопилось немало. А то любят у нас с трибун вопрошать: «А вы, учителя, почему молчали?». Вот я и не молчу. Я предлагаю.

То, что я сейчас буду писать — не просто какие-то больные фантазии провинциальной училки. То, что я предлагаю, уже есть в нашей стране. И давно. Просто в других организациях. А я подсмотрела и применила мысленно к школе. Почему нельзя было додуматься до этого раньше в вышестоящих инстанциях?

1. Мобильный телефон учителя

В 2011 году я работала в туризме. И соседний отдел предложил поработать параллельно в аэропорту в ВИП-залах корпоративного сектора. Я согласилась. Было любопытно: вдруг понравится, останусь там работать. При заключении дополнительного договора мне выдали под расписку монохромный мобильный телефон, что-то типа Нокиа 3310, с зарядным устройством: корпоративный мобильный телефон для связи с офисом, со сменщиками и клиентами. С безлимитными звонками и смс. С корпоративным тарифом. Для связи 24 часа в сутки.

Если учитель, тем более классный руководитель, должен быть на связи 24 часа в сутки 366 дней в году, то почему он это делает со своего личного телефона? Тратит личные средства на современный телефон, переходит по ссылкам, лайкает посты директоров и администрации, состоит в разнообразных чатах, забивает личный телефон доверху рабочей информацией — и всё это с устройства, которое учитель купил сам, подарили муж или мама?

Это что за благотворительность такая? Или это умасливание чиновников в управлении образования?

Снятие с них ответственности и улучшение условий, прежде всего, их работы? С кем, расскажите, было заключено какое-либо допсоглашение на использование вашего мобильного телефона как рабочего? Или может быть у вас в трудовом договоре прописан рабочий аппарат и правила его эксплуатации? Подозреваю, что нет. Ни у кого корпоративного телефона нет. А вот в туристической сфере он есть. И с 2011 года, как минимум.

Я, когда прихожу в школу со своим двухсимочным телефоном, так с ним и ухожу. Принципиально. И это упрощает в разы мне жизнь.

2. Общение с родителями

Примерно в то же время, когда я работала в туризме, я себе сделала дебетовую карточку одного банка. И когда потом пришла на перевыпуск карты (кажется, в 2013 году), была приятно удивлена: появилась в банке новая технология — электронная очередь. В 2008 я работала в отделении банка в Москве, никаких электронных очередей тогда не было, а был «менеджер зала», который и распределял очередь к специалистам. Так вот, теперь в отделении я брала талончик, садилась на диванчик и ждала, когда циферки заиграют на табло. Тогда это было неожиданно и очень удобно.

По факту, дети — это наши клиенты, законными представителями которых являются родители. Наши коллеги, которые делятся с нами интересной методической информацией, превращают в клиентов нас. Директор, когда вызывает нас в кабинет, тоже оказывает нам определённые услуги (ну или мы ему, тут уже обоюдный процесс).

Тогда почему эта работа с нигде не фиксируется и никому не засчитывается?

Как часто к вам приходит родитель на 5 минут спросить, как успехи его дитятки, а уходит через час, а потом ещё перезванивает и переспрашивает? Как часто вместо того, чтобы проверять тетради, вы настраиваете директору иконку в школьном инстаграме? Или фотографируете для управления образования урны в коридоре?

Так вот, чтобы избежать вопросов «А чем это вы целый день занимались?», я бы предложила поставить такую электронную очередь у входа в каждую школу. Чтобы при входе родители брали талон, со временем захода, фамилией того, к кому он пришел, с впечатанной причиной обращения. И данные бы автоматически передавались в школьный электронный журнал. А охранник при выходе родителя отмечал время «гашения талона». И учитель в системе отмечал посещение, писал бы комментарии. То же касается и сотрудников. Нужно мне, например, с учителем литературы создать метапредметный урок: мы берём талончики и обсуждаем структуру, цели и задачи. И директор видит, чем его сотрудники весь день занимаются, и возможно даже, кто в каком кабинете. И статистику будет удобно делать.

3. Обучение за счёт работодателя

Вот эта тема в образовании мне совершенно не понятна. Если работодатель заинтересован в развитии своего дела, то именно он использует для реализации этого различные средства, какими располагает. Мои работодатели в банке устраивали за свой счёт тренинги и укрепляющие боевой дух корпоративы. Мои работодатели в туризме помимо тренингов и корпоративов направили меня в вуз и организовали получение нужного им диплома, а также разрешили, чтобы в офис приезжал репетитор по английскому. Даже мой первый работодатель в школе, её директор, направил на бесплатные курсы повышения квалификации в столичный вуз.

А тут выясняется, уже в другой сельской школе, что оказывается я сама должна за свой счёт проходить курсы на каком-то ресурсе, выбранном непонятно кем. За какие-то 8 тысяч рублей. И работодатель, не моргнув глазом, заявляет: «Где ваши курсы?» Я отвечаю: «Направляйте — я поеду». И вижу недоумение коллеги.

Вы серьёзно думаете, что именно так решаются дела в современном мире? Не так. Давно уже не так

Началось всё с того, что лет пять назад я видела, как мои коллеги суетятся, выделяют последние деньги с зарплаты, чтобы пройти медицинские курсы, которые якобы должны быть у всех по непонятно какому распоряжению. И проходят, кто заочно платно, при каких-то вузах в Казани, кто на интернет-площадках, которые кто-то успел отыскать, с кем-то успел поделиться. Все копят и платят.

У меня есть знакомые-медики, они в один голос говорят, что никто, кроме медицинского сотрудника, не имеет законного права дотрагиваться до пострадавшего. Кем бы он ни был. Вот я и с места не двигаюсь. И когда гнев директора доходит до меня, спокойно ей объясняю (видимо, миссия моя такая — просвещать): «Куда направите меня, туда я и поеду». Что я слышала многократно в свой адрес? «Вот бумага пришла, ознакомьтесь, у вас должны быть курсы. Мне отчёты сдавать срочно на этой неделе». Что я отвечала? «А где в этой бумаге прописано, что обучение это должно быть за мой счет? И в какие сроки? Где прописано, как мне будет компенсировано это обучение? Формируйте приказ, я его подпишу».

А то я знаю, как это будет выглядеть потом. Нужны бумажки — вот они, мы молодцы

Не нужны бумажки — это отсебятина моих сотрудников, я тут ни при чём. А деньги и время будут потрачены. Мои деньги. Моё время. Около полугода или даже год меня с этими медицинскими курсами не трогали. Через год разговор директора был другой: «Вот мне вас и коллегу вашу надо направить на медицинские курсы». Я говорю: «Направляйте». А ещё через полгода разговор стих вовсе. Видимо, отменили. Видимо, дошло, наконец, что учителя — не медики. И никакие курсы не помогут и не спасут, да и от ответственности за «отсебятину» не избавят.

Так вот, образование должно быть за счёт работодателя. Либо в высокоорганизованных очных государственных вузах, либо дистанционно так же на высокоорганизованных государственных образовательных площадках. Я совершенно не против платных площадок, но проблема в том, что достойной бесплатной альтернативы нет. Да, я могу на интернет-сайтах пройти курс «Городецкой живописи», например. Может это поможет мне в английском создать межпредметный урок. Но изучать нейробиологию или новинки в психологии обучения детей с ОВЗ я бы предпочла всё же на официальных курсах при соответствующем вузе и на выбор: дистанционно или очно.

4. Медицина

Об этом уже написала статью на «Меле».

5. Организация ЕГЭ

Об этом тоже уже писала и очень подробно в тексте на «Меле». Но тогда я упустила вопрос, который много лет не даёт мне покоя. Почему для организации экзаменов привлекают учителей, а не стажёров педагогических вузов? Чем незнакомый учитель под камерами страшнее незнакомого студента под этими же камерами?

Я не говорю о полноценной замене. Но и об участии их тоже. В качестве практикантов, например. Ведь уже сейчас, с 1 сентября этого учебного года из-за пандемии привлекают в школы студентов-медиков. А тут — экзамен. Сиди себе неподвижно и контролируй процесс.

6. Зарплата

Может кому-то покажется, что с этого пункта и надо было начинать. Но я оставила самое важное и понятное на десерт. Итак, если я работаю 18 часов в неделю учителем английского, то мне, как предметнику, нужно ещё 18 часов в неделю на проверку тетрадей, с учётом того, что группы у меня в среднем около 18 человек. То есть 1 группу я проверяю минимум 45 минут, максимум — полтора часа. Это в идеале, потому что тетради желательно проверять ежедневно: либо домашнюю, либо классную, либо вместе. Чем чаще контроль, тем эффективнее соблюдение рабочего духа коллектива и повышение качества обучения.

А у нас может быть по УМК у учеников 2 тетради письменных и книга для чтения или словарь. Я ещё не беру во внимание подготовку к урокам. Поскольку опыт позволяет минимизировать этот пункт. Если я буду организовывать проверку д/з электронными тестами, то создать тест под определённых учеников занимает также от часа до двух. То есть при официальной ставке 18 часов я нахожусь в школе около 36 часов в неделю. А зарплату получаю — согласно ставке.

Сколько часов в неделю тогда проводит тот, кто работает полторы и две ставки, не трудно посчитать

А если мы сведём подсчёт зарплаты до почасового критерия, то получается, что с одной группы я имею рублей 200, при не самой низкой категории. Самая низкая получает чуть больше 100 рублей в час. А остальные надбавки на усмотрение администрации. И уж как она там усмотрит.

Резюмируя вышесказанное:

  • Программа максимум — перейти на почасовую оплату и сделать её эквивалентной репетиторской. С увеличением группы увеличивается оплата. Так сейчас многие коммерческие центры работают.
  • Программа средняя — привязать ставку без категории хотя бы к трём прожиточным минимумам по региону. К слову, специалист в бухгалтерии в авиакомпании без опыта работы столько и получает.
  • Программа минимум — сократить количество часов в ставке до 9, не изменяя при этом оплату. Таким образом при ставке в 9 часов я как раз буду находиться в школе 18 часов с проверкой тетрадей и получать за это столько, сколько сейчас.

Надо сказать, что почасовая оплата труда активно используется сейчас не только репетиторами, но и психологами, тренерами, коучами, массажистами, терапевтами и т. д. Так что тема не новая. Но до системы образования что-то никак не дойдёт. И порядок цен сейчас не 100 рублей за группу, совсем.


Ну вот я и прошлась по основным пунктам, которые меня волновали. Если что забыла, напишу в следующей статье. Если что упустила, и у вас, читатели, есть предложения лучше, делитесь мнениями в комментариях. Может быть, будет продолжение.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Иллюстрация: Shutterstock / Kirasolly

Читайте также
Комментарии(57)
Вы критикуете (и предлагаете) не с точки зрения «бизнеса», а с точки зрения наёмного служащего. Бизнесмен, предлагая в 4 раза повысить расходы на зарплату учителям, обязательно уточнил бы: за счёт снижения расходов на оборону (на медицину, на парламент…). Эта «классовая» позиция отражена в большинстве ваших пунктов.

Кроме, пожалуй, «общения с родителями» — но там надо довести идею до логического конца: каждому родителю на условный счёт зачисляется, скажем, 200 баллов в карму, а за каждую минуту общения с учителем списывается 5 баллов (за общение с учителем высшей категории — 7 баллов, за общение с директором — 10 баллов); баллы кончились — сиди дома и не жужжи (но можно купить дополнительные баллы за рубли).

С телефоном решается легко. У меня — кнопочный, и я физически не могу участвовать ни в каких «чатах». И ещё: первую половину дня (во время уроков) он выключен, совсем — по правилам нашей школы. Учителей никто не заставляет пользоваться смартфонами — они сами выбрали эту «технику» и сами расплачиваются за это.

Людей вообще никто не заставляет быть привязанными к своим гаджетам (бывает производственная необходимость — в туризме, вообще в продажах; но не в школе!) и ежеминутно реагировать на всякое входящее УГ. Это зависимость, болезнь; я бы сказал учителям: начинайте уже думать о лечении (а не «требуйте у директора новый смартфон!»).
Не только за счет снижения расходов на оборону. К примеру, моя знакомая старушка, живя в Таллине, оставаясь гражданкой Литвы, получает российскую премию за умершего мужа. Сейчас ей повысили пенсию на $20, хотя в их стране нет того уровня инфляции, как в нашей стране.
Полностью поддерживаю. К этому добавлю, что необходимо снять оскорбительный контроль, перейдя к международному стандарту ИСО серии 9000 (https://nashedelo.ru/a/privesti-sistemu-upravleniya-obrazovaniyem-v-sootvet-stvii-s-zakonom-ob-obrazovanii). Про ЕГЭ на следующей неделе опубликую отдельную статью. ЕГЭ в нынешнем виде фактически перечеркивает старания педагога привить любовь к своему предмету.
Спасибо за комментарий))
Автор, электронный учёт времени учителя- просто «бомба»! Я- за!!!
Сразу бы стало абсолютно ясно, что на самом деле сейчас учителю оплачивают лишь третью часть времени его работы.
И наконец- то туманная фраза"ненормированный рабочий день» канула бы в Лету.
Спасибо за комментарии! У нас в школе было правило, больше трёх не собираться. Директриса ходила по кабинетам и разгоняла. Ну никакого массового мероприятия не давала обсудить по-человечески. А так: талончик бы показали — делом заняты))
Показать все комментарии
Больше статей