Как студентов убивает балльно-рейтинговая система

Как студентов убивает балльно-рейтинговая система

И почему она всё-таки полезна
7 202
1

«Прости, дружок, ты не попал в 25% рейтинга» — в переводе на денежный эквивалент это означает, что отныне студент платит за учебу в два раза больше, чем до этого. Потому что он слетел со скидки по балльно-рейтинговой системе. Откуда взялся этот механизм, зачем нужен и почему плохо работает в российских вузах — выпускница Вышки Настя Никушина.

Нужное заимствование

Балльно-рейтинговая система — способ ранжирования студентов в общем рейтинге, который формируется на основе промежуточных оценок каждого учащегося. В итоге получается длинный список из всех студентов потока, от «худшего» к «лучшему».

Эта система пришла в российское высшее образование из зарубежных колледжей и университетов. Её отмежевывают от общего процесса «болонизации» российских вузов, начавшегося в 1999 году.

Чиновники настаивают: балльно-рейтинговая система — благо для российского студента

В реалиях нашего высшего образования она преподносится как воплощение поговорки «что посеешь, то и пожнешь» — это максимально объективный способ распределения вузовских привилегий вроде стипендий и мест в приказе о зачислении на бюджет. По рейтингу определяют, какие студенты поедут учится по обмену или даже поступят в иностранную магистратуру.

Редкий российский вуз не использует балльно-рейтинговую систему: ВШЭ, РУДН, РЭУ им. Плеханова, МФЮА, МПГУ, УрФУ, КФУ и это далеко не весь список. При этом единой практики не существует, а потому одним студентам «рейтинг» кажется бессмысленным пустяком, важным только для тех, кто хочет быть в студсовете, а для учащихся, например, Вышки, он становится альфой и омегой высшего образования.

Как это работает на местах

Приказ «О проведении эксперимента по введению рейтинговой системы оценки успеваемости студентов вузов» действует с 11 июля 2002 года. Но четких указаний на то, как балльно-рейтинговая система должна выглядеть в каждом конкретном вузе, в документе нет. Есть только наглядный пример: «Возможно использование варианта системы, в котором из 100 баллов по дисциплине до 60 баллов выставляется за текущую работу в семестре и от 20 до 40 — за экзамены и зачеты».

Так рейтинг устроен, например, в РАНХиГС. Позиция в нем ни на что не влияет, от нее не зависит размер скидки, она не заботит ни студентов, ни преподавателей. Те спрашивают: «Вам место важно? Давайте тогда 60 поставлю». Неважно — ставят 40. Важно только тем, кто хочет попасть в студсовет, потому что на некоторых популярных программах порой вообще нет бюджетных мест.

Иначе рейтинг устроен в Высшей школе экономики, где учатся или бесплатно, или за очень большие деньги. Студенты, которые платят за обучение, ради попадания в верхние 15% от общего числа учащихся готовы почти воевать друг с другом: «Дать конспект? Нет, увольте, надо было самим на пары ходить!». Ради чего студенты жертвуют дружескими отношениями?

Первая позиция в рейтинге позволяет перейти с коммерции на бюджет. Если строчка с фамилией все-таки не верхняя, но тоже высоко, Вышка сохраняет студенту скидку на обучение — она может достигать 70%, то есть уменьшать плату за обучение минимум на 273 тысячи рублей. Еще есть «перцентиль» — элемент ранжирования, которые определяется на основе места человека в рейтинге, — он даёт право поступать на лучшие курсы по выбору. Словом, есть за что бороться. Правда соперник за место в рейтинге чаще обнаруживается в отражении.

Шанс учиться в вузе

Абитуриент, который решает подписать с вузом договор об оказании платных услуг, сразу оказывается в позиции обвиняемого. Он заведомо больше должен родителям, чем однокурсник-бюджетник. Вряд ли уйдет с программы, когда поймет, что учиться именно на ней — в тягость. Может быть, задумается, как бы устроиться на работу, чтобы самого себя содержать.

Да, тут надо сделать оговорку: не все люди, которые учатся на коммерции, такие. Мой опыт обучения в Вышке показывает, что тех, кого совесть за утекающие родительские деньги всё-таки мучает, большинство. И если человек учится на скидке, психологическое напряжение только растёт.

Хорошо, если у семьи есть достаточно денег, чтобы оплачивать обучение и со скидкой, и без нее. Иначе студент не имеет права выпасть из нужного процента рейтинга: учеба кончится, сгорят все уже потраченные деньги. При этом в Вышке скидку считают настоящей приманкой, которая даёт возможность поступить в вуз, но легко отнимается по ходу обучения. Сохранить изначальный размер скидки получается у немногих: единственная «удовлетворительно» за экзамен — уже заход на второй круг и отсутствие скидки как минимум год.

И вот странность: и платники, и бюджетники участвуют в общем рейтинге

Когда по нему определяют, кто будет первым выбирать учебные курсы или кто скорее поступит за рубеж благодаря самому высокому GPA (Grade Point Average, средний балл — прим.) это нормально. Когда люди, незаинтересованные в переходе на бюджет или сохранении скидки, занимают места тех, кому важна каждая строка рейтинга сверху — это опасно.

Так платники начинают ненавидеть бюджетников с верхних строчек, а те, не желая ограничивать себя в получении знаний, активно работают на семинарах, снижая шансы улучшить оценки у платников. За рубежом таких проблем нет: бюджета почти не существует. Хотя возможно, что бюджетники перемешаны с платниками как раз для того, чтобы последним было сложнее.

Без гарантии объективности

Балльно-рейтинговую систему вводили ради удобства и объективности оценивания. Но «первая строчка» не всегда равняется «самому лучшему». В Вышке рейтинг составляется на основе итоговых оценок, которые складываются из работ за весь модуль, которых в вузе четыре — такие мини-семестры. При оценивании преподаватели могут ставить «отлично» тем, чьи работы слабее, но оформлены, написаны лучше. Особенно эта проблема заметна в гуманитарных науках.

В университетах, которые используют разбалловку — профессора назначают баллы от 0 до 100 за элементы контроля — другие трудности. Дискредитировать рейтинг могут сами педагоги, которые порой назначают баллы абсолютно рандомно, приравнивая ответ на семинаре к эссе. В итоге система становится бессмысленной.


Рейтинг не дает объективной сравнительной оценки студентов и создает психологические проблемы сомнительной адаптацией под российские реалии.

Тем не менее варианта лучше у российского высшего образования пока нет. Рейтинг все-таки дает возможность распределять бонусы за учебу не в случайном, но относительно понятном порядке, к которому можно подстроиться.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Фото: Shutterstock / wavebreakmedia

Комментарии(1)
Мне кажется автор побоялась сказать правду прямо. Сложилось впечатление что преподаватели продают ретинги. Это один из преметов торга. Платников бесит что они дают деньги, а их обслуживают не по полной. Спрос рождает предложение.
Больше статей