«Выбор методов воспитания». Что могут изменить поправки к Семейному кодексу
«Выбор методов воспитания». Что могут изменить поправки к Семейному кодексу
«Выбор методов воспитания». Что могут изменить поправки к Семейному кодексу

«Выбор методов воспитания». Что могут изменить поправки к Семейному кодексу

Расплывчатые формулировки или конкретные обоснования

Екатерина Красоткина

3

27.07.2022

Изображение на обложке: New Africa / shutterstock / fotodom

В соцсетях и СМИ обсуждают законопроект о внесении изменений в Семейный кодекс РФ. Поправки, кроме прочего, подразумевают презумпцию добросовестности родителей, вводят понятие «временные меры защиты ребёнка» и, например, лишают подростка возможности лично обращаться в суд для защиты своих прав. Вместе с юристом Анастасией Бураковой и адвокатом Максимом Крупским разбираемся, что будет, если закон примут.

Что случилось

В начале июля Госдума зарегистрировала законопроект о внесении изменений в Семейный кодекс РФ и другие законодательные акты. По мнению его соавторов, среди которых Андрей Клишас и Елена Мизулина, поправки прежде всего должны усовершенствовать положения об отобрании (таков юридический термин) детей из семьи, если им угрожает опасность.

В пояснительной записке к законопроекту, в частности, говорится: «Имея целью защиту ребенка, действующий механизм „отобрания ребёнка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью“ в то же время является мерой государственного (административного) принуждения, связанной с вмешательством в частную (семейную) жизнь граждан помимо их воли. Российская правовая доктрина исходит из признания того, что к уровню правового регулирования государственного принуждения должны предъявляться более высокие требования, ибо само по себе государственное принуждение — острое и жесткое средство социального воздействия. Действующее законодательство, регулирующее „отобрание ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью“ в качестве меры его защиты, таким требованиям не отвечает».

Законопроект предполагает внесение и других изменений в принципы семейно-правового регулирования. Поправки в данный момент находятся на стадии предварительного рассмотрения и не дошли до первого чтения, но уже стали предметом обсуждения в СМИ и соцсетях.

Какие именно нововведения предлагает законопроект

Временные меры защиты

«Главное нововведение, которое предлагают авторы законопроекта, — это временные меры защиты ребенка», — комментирует документ адвокат Максим Крупский. Раньше, если жизни ребёнка что-то угрожало или родители временно не могли осуществлять свои родительские права, органы опеки могли только забирать ребенка из семьи и обращаться в суд для лишения родителей родительских прав. Временные меры предполагают другие опции:

  • временную передачу ребенка под опеку его родственникам — это приоритетная мера;
  • если родственников нет, временное устройство ребёнка в образовательную, медицинскую или социальную организацию.

В законопроекте описан и перечень ситуаций, в которых можно будет прибегать к временным мерам. К ним относятся:

  • госпитализация и стационарное лечение в медицинской организации родителей, если их заболевание не позволяет им выразить свою волю;
  • пропажа родителей без вести или нахождение их в розыске;
  • нахождение родителей в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения, из-за которого они не могут самостоятельно передвигаться или ориентироваться в окружающей обстановке и их необходимо доставить в медорганизацию;
  • административное задержание родителей или задержание в качестве подозреваемых по уголовным делам, заключение их под стражу;
  • ситуации, когда родители ребёнка неизвестны (например, его кому-то подкинули).

Есть и другие обстоятельства, при которых предусмотрены временные меры защиты; объединяет их тот факт, что ребёнок остаётся без присмотра родителей. Применение временных мер защиты допускается с учётом мнения ребенка, достигшего возраста 10 лет.

Основания для изъятия ребёнка из семьи

Авторы инициативы также предлагают конкретизировать основания для отобрания ребенка. По мнению Максима Крупского, действующие положения Семейного кодекса в этом отношении содержат довольно расплывчатые формулировки: отобрание ребёнка возможно «при непосредственной угрозе его жизни или здоровью». Однако что именно понимается под «непосредственной угрозой», закон не раскрывает. На практике это может приводить к необоснованному немедленному разлучению ребёнка с родственниками.

Предложенные нормы содержат более конкретные основания. Отобрание ребенка, согласно законопроекту, не допускается иначе как на основании:

  • вступившего в законную силу судебного решения о лишении родителя родительских прав, об ограничении его в родительских правах или об отмене усыновления;
  • акта органа опеки и попечительства об отстранении опекуна (попечителя) от исполнения возложенных на него обязанностей и об отобрании ребенка (в случае обжалования такого акта — на основании вступившего в законную силу судебного решения об отказе в удовлетворении заявленных требований).

При этом Анастасия Буракова отмечает, что «отобрание ребёнка из семьи» — это экстренная мера и применятся она, согласно действующей редакции закона, только в крайнем случае. «Верховный суд на своём пленуме разъяснял, что, например, тяжелое материальное положение семьи к таким обстоятельствам не относится. Реальная угроза — когда, допустим, грудничка оставляют надолго одного, ребёнка не кормят или бьют, то есть не удовлетворены его базовые естественные потребности. Нарратив „если вы не купили сыну мороженое, у вас его отберут“ — надуманный, и такой практики в реальности практически не встречается», — говорит юрист.

Новые права родителей

Кроме того, в законопроекте предлагается предоставить родителям ряд прав:

  • обращаться в органы опеки с письменной просьбой назначить их ребенку конкретного опекуна (попечителя) на случай собственной смерти или на период, когда по уважительным причинам они не смогут осуществлять свои родительские права;
  • временно устраивать ребёнка в образовательную, медицинскую или социальную организацию, пока они по уважительным причинам временно не смогут осуществлять свои родительские права.

К таким уважительным причинам, например, относятся служебная командировка на определенный срок, выполнение родителями работы вахтовым методом, длительная болезнь родителей, связанная с пребыванием в стационаре.

«Авторы законопроекта делают упор на презумпцию добросовестности родителей, которая прямо закреплена в тексте документа, — подводит итог Максим Крупский. — Возможности необоснованного вмешательства в частную жизнь семьи, по крайней мере на бумаге, существенно ограничиваются. По логике законодателя, этому должно способствовать также и официально прописанное в законопроекте преимущественное право родителей на обучение и воспитание своих детей перед всеми другими лицами, органами и организациями».

Что хотят убрать из текущей версии закона

Гуманность методов воспитания

Действующее законодательство говорит о недопустимости причинения вреда физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию при осуществлении родительских прав. Способы воспитания детей должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление или эксплуатацию детей.

В законопроекте эту норму предлагается убрать и заменить ее указанием на то, что родители вправе свободно выбирать методы воспитания ребенка исходя из его законных интересов, возраста, состояния здоровья и уровня развития, в соответствии со своим мировоззрением, религиозными, национальными и культурными традициями своей семьи.

Авторы документа, однако, оговариваются, что такие методы должны исключать причинение вреда здоровью ребенка либо совершение иных действий, запрещенных законодательством Российской Федерации. «Эта оговорка оставляет надежду на то, что законодатель всё же предполагает недопустимость жестокого, грубого и унижающего человеческое достоинство воспитания», — комментирует поправку Максим Крупский.

Жалобы на жестокое обращение с детьми

«Видимо, желая еще больше сократить возможности для вмешательства в семейную жизнь со стороны третьих лиц, авторы законопроекта решили убрать существующую ныне обязанность неравнодушных граждан, которым стало известно об угрозе жизни и здоровью ребёнка или нарушении его прав, сообщать об этом в органы опеки», — говорит адвокат.

Предложенный документ возлагает обязанность сообщить о факте отсутствия у ребенка попечения в органы опеки лишь на должностных лиц организаций, перечисленных в законопроекте. «Если понимать эту норму буквально, то получается, что о фактах угрозы жизни и здоровью ребенка, нарушении его прав и законных интересов сообщать в компетентные органы не обязательно, — продолжает Максим Крупский. — Впрочем, у граждан, по всей видимости, останется возможность сообщать о признаках правонарушений и преступлений в отношении детей в полицию».

Обращение подростков в суд

В текущей версии закона ребёнок вправе самостоятельно обращаться за защитой своих прав в органы опеки, а по достижении 14 лет — в суд. Авторы нового законопроекта решили упразднить право подростков самостоятельно обращаться в суд.

Общение с родителями, которые за границей

«Наконец, совсем необъяснимым является исключение из Семейного кодекса права ребенка на общение со своими родителями в случае их проживания в разных государствах», — добавляет Максим Крупский.

Фото: VGstockstudio / shutterstock / fotodom

Будут ли поправки полезными

Юрист Анастасия Буракова считает, что механизм неотложных мер в случае реальной угрозы должен существовать и исключать его из законодательства — значит ставить под угрозу жизнь детей из неблагополучных семей. В любом случае в существующей процедуре конечное решение об ограничении или лишении родительских прав принимает суд, добавляет она.

«Механизм временных мер защиты в законопроекте выглядит как полезный механизм, — комментирует Буракова. — Например, если родитель-одиночка попал в больницу на длительное время, то по нотариально заверенному согласию интересы ребёнка могут представлять родственники по заранее оговорённому списку полномочий».

Адвокат Максим Крупский говорит, что законопроект оставляет двойственное впечатление: «Логика законодателя относительно ограничения вмешательства в частную жизнь семьи вполне понятна, однако насколько на практике удастся соблюсти баланс интересов семьи и конкретного ребенка, пока сказать трудно».

На каком этапе рассмотрения законопроект

Максим Крупский подчёркивает, что законопроект только внесен в Государственную думу и не прошел ни одного чтения. По словам Анастасии Бураковой, принятие такого законопроекта может занять короткое время, а может растянуться на годы — всё зависит от политической воли.

Крупский предполагает, что в законопроект еще будут вноситься изменения и итоговый документ будет отличаться от того, что мы имеем сейчас. Буракова добавляет, что проекты Федеральных законов, затрагивающих основные направления государственной политики в области социально-экономического развития, по решению президента РФ могут быть вынесены на общественное обсуждение. А могут и не выноситься: эта процедура не обязательна.

В 2020 году Андрей Клишас, Елена Мизулина и другие сенаторы уже вносили в Госдуму два разных законопроекта о поправках в Семейный кодекс и другие законодательные акты. Их раскритиковали депутаты и эксперты, в итоге документы отозвали.

Изображение на обложке: New Africa / shutterstock / fotodom
Комментарии(3)
Мне-то что, мне с матушкой бесконечно повезло. А вот половинка уже не раз лблегченно вздыхает «Как же хорошо, что мы уже не дети…»
А сколько было глупого шума типа вот я шлёпну раз ребенка по попе за непослушание — и опека тут же придет и ребенка заберёт! И в это же время родители в домах жестоко избивают детей, запирают в темноте, делают их невротиками — и ничего невозможно сделать.
Послушала как разговаривают воспитатели в детском саду, уважением там и не пахнет. Унижение, а иногда, и агрессия. Пыталась поговорить с воспитателем о том, что это не допустимо. На что мне ответили, мол они по другому не понимают.
Больше статей