«Как даты походов Александра Македонского изменят структуру и объём моих знаний?»
«Как даты походов Александра Македонского изменят структуру и объём моих знаний?»
«Как даты походов Александра Македонского изменят структуру и объём моих знаний?»

«Как даты походов Александра Македонского изменят структуру и объём моих знаний?»

Дмитрий Волошин — о том, почему заучивание фактов на самом деле бесполезно

Дмитрий Волошин

12

26.06.2017

Не знаю, как вам, а мне в школе очень нравилась история. Мне тогда и сейчас кажется, что изучение событий прошлого приближает нас к пониманию будущего. Вот только одна вещь портила удовольствие от этого предмета — заучивание.

Даты, фамилии, названия населённых пунктов. Господи, да на каждом уроке надо было отвечать с точностью до дня и до титула в фамилии! И если история Средневековья ещё была разрежена на даты, то современная история, кажется, целиком состоит из событий, не выучить точное время которых было чревато. Я как-то спросил учителя, зачем нам заучивать кучу фактов и где я смогу этим воспользоваться. Его ответ был краток: это нужно для расширения кругозора. Мол, пройдут годы, и ты будешь нам благодарен. Может, он имел в виду решение кроссвордов?

Вообще, кругозор — интересное понятие. С одной стороны, это область ваших интересов, с другой — область знаний. По логике, чем шире область знаний, тем больше и сложнее могут быть ваши интересы. Равно как и наоборот — чем дальше простираются интересы, тем дальше они влекут вас по дороге познания. Замечу в скобках, что в определении термина «кругозор» сливаются знания и интерес. Это важная тема, но сейчас не об этом.

Интересно другое: какую роль в расширении сфер моего интереса и/или круга моих познаний играют факты.

Что изменится от того, что я помню точную дату Бостонского чаепития или даты начала и конца всех походов Александра Македонского?

Как эти числа могут вызвать интерес, как они могут его усилить? Или как фамилия полководца, пусть даже без дат его рождения и смерти, изменит структуру или объём моих знаний?

На мой взгляд — никак. То есть для меня здесь обратная зависимость. Мой интерес к сражениям Второй мировой войны заставляет меня запоминать имена всех британских линкоров, фамилии советских маршалов и названия немецких населённых пунктов. Но мой интерес не связан с фактами как таковыми. И, подозреваю, не имеет отношения к школе. Моё знание о Второй мировой тем шире (или глубже, как угодно), чем больше у меня понимания причинно-следственных связей, ниточек между фактами. Я вижу огромную трёхмерную карту, на которой внешне не связанные друг с другом два события влияют на судьбу третьего. И эта карта, конечно, базируется на времени. Но для меня понятие времени не абсолютно, а относительно. Это событие произошло через два дня после того, и стало причиной вот ещё этого через неделю. Примерно так выглядит область познания.

В школе нам, увы, объясняли не так. При этом детям моего времени хотя бы был понятен смысл такого заучивания: иди в библиотеку, если нет памяти на факты. Объяснить это современной молодёжи сложнее. У них есть интернет, «Википедия», «ВКонтакте». Определения терминов гуглятся за секунду, цепочки фактов в разных ракурсах — в течение часа, причём неспешно, за просмотром сериала. Интернет предоставляет любую информацию любому человеку в любое время. Огромная библиотека и одновременно огромная свалка. Представьте только, если бы современный человек со смартфоном и LTE встретился с человеком, который жил лет 50 назад. Предположим, они едут вместе в купе и заводят беседу. Любое незнакомое слово, любой неизвестный факт, любая шутка моментально возникает из-под пальцев нашего современника. Его собеседник рвал бы на себе волосы и страдал. Ещё бы! Столько времени было потрачено на уже ненужное заучивание. Не побоюсь этого слова — годы.

Впрочем, у нашего современника тоже есть проблемы. Он может получить быстрый доступ к информации. Но не знает, как найти и как понять, что найденное — достоверно. Да, поисковые системы совершенны, но чтобы их эффективно использовать, кажется, нужно окончить отдельные полугодовые курсы. Я даже не про синтаксис поисковой строки, а про логику поиска, очень заковыристую. Но это полбеды. Основная проблема в том, чтобы отличить ложь от истины. Интернет же хорош тем, что в нём все свободны. И у этой свободы есть, как и у любого явления, обратная сторона — почти полное отсутствие ответственности за качество генерируемого контента.

Раньше учитель был авторитетом, который был гораздо информирование и опытнее школьника. Сейчас его заменяет интернет

Современные дети привыкли не доверять и проверять информацию в разных источниках. Они привыкли получать качественный контент, подкреплённый примерами и интерактивом. На этом фоне школьный учитель стремительно проигрывает интернету. Возможно, борьба за интерес детей ещё не проиграна. Но победы не достичь заучиванием дат, фамилий и названий населённых пунктов.

Нынешний школьник, тем более студент, не нуждается в зазубривании, оно перестало быть полезным. Особенности восприятия современной молодёжи просто «отключают» их во время длительных и нудных занятий. Сейчас гораздо полезнее научиться пользоваться интернетом. И это как раз то, что школа не даёт или даёт очень скупо. В своё время я разрабатывал курс интернет-грамотности для школьников. Получилось, что при одном уроке в неделю, программа растянулась на год. И это были лишь базовые знания, без приватности в сети или способов анализа достоверности информации.

Кажется, что как раз на пересечении развития интернет-грамотности с изучением предмета и кроется путь к любопытству и активному расширению кругозора. Если бы я рос сейчас, я бы хотел изучать историю французской революции, пока прохожу тест в интернете. Вытащить на поверхность браузера весь поток человеческой памяти от статей до художественных произведений и фольклора, а затем сравнивать источники, чтобы отсеять ложь и выделить разные мнения. И составить своё. И отстаивать его в дискуссии с одноклассниками, учителем, а также с историческими персонажами и великими мыслителями той эпохи. Кстати, стартапы по созданию ботов, которые воссоздают мысли и высказывания умерших людей, уже вовсю покоряют инвестиционные олимпы. Так что фантазия скоро будет вполне осуществима технически. Вариантов взаимодействия много.

Идея одна — благодаря интернету у образования появилось гораздо больше возможностей сделать расширение кругозора учеников естественным, основанным на интересе и любопытстве. Для этого нужно, с одной стороны, научиться грамотно использовать интернет — и ученикам, и учителям. И с другой — свыкнуться, что принцип «мы зубрили и значит это правильно» не работает, совсем. Ну или требует чат-дискуссии с выросшими учениками и великими педагогами настоящего и прошлого.

что на самом деле значит слово «быдло»?
Комментарии(12)
Сын готовится к поступлению на истфак. Ловлю себя на мысли, что это зазубривание напрочь убивает логику. И вопрос: «Как думаешь, если бы столыпинские реформы были бы в полной мере реализованы, стране удалось бы избежать революции?» — ставят в тупик. Пока он прорвется через массу дат и фамилий, пока ухватит суть.
Он однажды спросил учителя, как раз о том, зачем надо знать все даты, всех сражений, если они не понимают сути сражения. И попросил было, чтоб было меньше зубрежки больше интереса. И едва не попал «В фашисты», позвонили мне почти в панике, жаловались на то, что мой ребенок не желает знать историю Великой Отечественной.
Влетело и за то, что однажды привел слова, вычитанные в блоге, что если бы не второй фронт, то Победы бы не было. Он даже не настаивал на этом утверждении, он, там же на блоге активно весьма отстаивал противоположное мнение. Он просто обратился к более знающему. А его обвинили в нигелизме. Меня, соответственно, в отсутсвиии воспитания патриотизма. Это при том, что мы с ним в 7 лет проводили эксперимент, сможет ли он выдержать день на блокадном пайке — кусочке черного хлеба. Он играл в спектакле тогда мальчика из Блокадного Ленинграда и мы так в образ входили. Но реакция учителя — убила. Не сметь свое суждение иметь… Как он еще мечтает о профессии — учитель истории, я не знаю.
Когда я попыталась объяснить учителю его позицию в ответ услышала: «Он должен был учебник читать, а не лазить по сайтам» Но ему мало учебника. И потом, как можно говрить о какой-либо любви к истории, если тебе хватает учебника? Если не тянет поискать дополнительные сведения. Правда этот поиск — методом тыка. Вбил в строку браузера «Сталинградская битва» и ищи, листай. Меня всегда добивала эта манера так преподавать историю. Мы в конце 80-х уже устраивали диспуты, спорили, доказывали. Даже суды истории устраивали. К примеру суд над монархией. И кто-то был адвокатом, кто-то прокурором. Я помню историю в школе, как самый любимый предмет, точнее второй по «любимости» после литературы. И нас настолько заразили этой любовью, что я и мальчишкам вместо сказок рассказывала об Евпатии Коловрате, Чингизхане, Александре Невском, Федоре Ушакове. Еще помню, как пердвигали флажки на карте это была наша Победная Весна. Учитель нам зачитывал сводки Совинформбюро и мы двигали эти флажки. В течении года. И так встретили юбилей Победы. А возможностей у той школы было немного, с учителем повезло. Представьте, тогда уже она нам зачитывала отрывки из Ясы, когда мы проходили период ига. Хотя вполне могла бы обойтись официальным учебником. Простите, что долго пишу и старательно, но Вы невольно на любимую мазоль))) Спасибо!
Важнейшая проблема нашего образования! Боль Дмитрия Волошина и последующих комментаторов мне близка. Тема поднята на примере истории, хотя касается любого предмета. Родители тратят средства на репетиторов, чтобы выпускники школ научились обходить ловушки. Ловушки расставляются в ЕГЭ для того, чтобы сократить госсредства на образование. Деньги государства и родителей тратятся на закрепление архаики, а не на расширение кругозора. Я пытаюсь рассказать о современных формах образования в своем блоге. Но Президент Российской академии образования профессор Людмила Вербицкая о другом. Она призвала подумать над идеей о включении уроков церковнославянского языка в школьную программу. К министру Васильевой подобные претензии звучали много раз. Школа архаична и такой останется, если нет нацеленности на реформирование (о другой школе в моем комментарии на http://mel.fm/blog/victor-tsatryan/53146-eksperiment-dlya-roditeley-kak-oni-stali-uchenikami-chtoby-vybrat-shkolu-dlya-detey?alt=1&utm_expid=107387570-37.JBnyGzXPQQyb-NvQh2MGjQ.1&utm_referrer=http%3A%2F%2Fmel.fm%2Ffeed). По истории есть разные подходы. Для примера на http://4plus5.ru/ist/razvil.html или на http://4plus5.ru/ist/ahies.html. О Древней Руси был великолепный телевизионный цикл для школьников историка Игоря Данилевского. Список мог бы продолжить. Но опять же, не об этом говорят те, кто формирует учебный процесс в школе.
Проблема эта касается не только истории и историков, преподающих этот предмет. Я вот, например, веду в школе искусств музыкальную литературу (фактически это — история музыки). И постоянно сталкиваюсь с тем, что ученики вместо осмысления ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТИ фактов в устных ответах пытаются вывалить какую-то безумную кучу дат и названий. Ну, право же, не важно, что Римский-Корсаков написал «Снегурочку» именно в 1881 году, а «Золотого петушка» в 1904-м. Важно, чтО было написано раньше, еще довольно молодым композитором, а что создавалось уже «на склоне лет».
Это помогает лучше понять и почувствовать общий настрой музыки.
Показать все комментарии