«Остеопатия и другие подобные методики лишь снижают родительскую тревожность». Невролог — о выгорании, детских инсультах и СДВГ

«Остеопатия и другие подобные методики лишь снижают родительскую тревожность». Невролог — о выгорании, детских инсультах и СДВГ

32 728
13

«Остеопатия и другие подобные методики лишь снижают родительскую тревожность». Невролог — о выгорании, детских инсультах и СДВГ

32 728
13

Невролог реабилитационного центра «Три сестры» Динара Камелденова уверена: болезни и состояния, которые детям порой диагностируют в поликлиниках, можно вполне вылечить без лекарств. Правда, придётся полностью пересмотреть образ жизни ребёнка — а это, как выясняется, намного сложнее.

«После благополучного детства в 6–7 лет у ребёнка резко появляется много обязанностей»

Заканчивается первое полугодие в школе, многие родители жалуются, что дети стали раздражительными…

А у кого-то, возможно, появились даже нервные тики и расстройство сна.

Только не говорите, что это норма.

Разумеется, нет. Подобные проявления — повод не только обратиться к врачу, но и подумать, а соразмерна ли учебная нагрузка возрасту ребёнка.

Обычно мы просто идём к врачу, ожидая, что он полностью возьмёт на себя ответственность по решению наших проблем. Грубо говоря, выпишет волшебную таблетку, чтобы всё тут же «починилось». Но не задумываемся, что довольно часто вышеперечисленные нарушения у школьников случаются просто из-за перегруженности — эмоциональной и интеллектуальной. И никакая таблетка тут не поможет, если образ жизни ребёнка не изменится. При этом трудиться, меняться, пересматривать образ жизни самостоятельно мы не хотим.

У нас ведь как бывает? После относительно благополучного детства до 6–7 лет, когда ребёнок просто развлекался, у него вдруг появляется жёсткий распорядок дня, куча обязанностей. Школой сегодня мало кто ограничивается: после уроков дети бегут в музыкалку, на спорт, на рисование — и так всю неделю. При этом сами они зачастую даже не понимают, зачем им всё это в таком количестве.

Стресс нарастает, а разрядки человек, как правило, не получает. Многие сегодняшние семилетки ведь не гуляют во дворах и не играют там в условный футбол, выпуская таким образом пар. Они расслабляются, сидя в гаджетах, — стоит ли говорить, что слово «расслабляются» тут нужно взять в кавычки? Вот почему появление каких-либо неврологических нарушений при таких вводных — вполне закономерный процесс. Но главное — это процесс обратимый.

Как именно можно купировать эти проявления?

Если вы видите, что ребёнок стал быстрее уставать, ему сложно концентрироваться, обратите внимание на его режим дня. Школьник обязательно должен вовремя ложиться спать и в идеале вставать не по будильнику, а просыпаться самостоятельно, потому что выспался. Также важно следить за чередованием работы и отдыха ребёнка в течение дня.

Составьте расписание так, чтобы он не занимался чем-то «развивающим» постоянно, без перерыва на игры, прогулки, просто ничегонеделание

Здоровая доля праздности детям тоже нужна — как раз для эмоционального восстановления. Понятно, что каждый родитель хочет, чтобы его ребёнок был самым умным, первым во всём, но важно не забывать и о его психологическом комфорте.

Психологический комфорт и гаджеты несовместимы, так ведь?

Дети действительно утрачивают так называемое активное внимание, постоянно сидя в телефонах, смотря бесконечные мультики. Потом просто почитать книгу ребёнку будет сложно, ему нужна будет какая-то эмоциональная подпитка.

Усидчивость — навык, который многим детям нужно специально развивать. Например, каждый день сидеть по 10, по 20 минут и читать, рисовать, выполнять какие-то интересные задания. Гаджеты, увы, тормозят этот процесс. Но призывать родителей лишать современных школьников смартфонов тоже довольно бессмысленная затея. Считаю, во всём нужен баланс. Отказ от телефона хотя бы за пару часов до сна — уже подспорье для нервной системы, экологии сна.

Родители еще жалуются на домашние задания — от них, мол, дети тоже очень сильно устают.

Не считаю, что домашку нужно отменить и что она как-то пагубно сказывается на нервной системе ребёнка. Я сама выросла в учительской семье, для меня хорошо выполненная домашняя работа — половина успеха. Какой бы учитель у тебя ни был, если ты не будешь заниматься самостоятельно, не вернёшься дома к пройденному на уроке, информация хорошо не усвоится. Другое дело — объёмы.

Знаете, это можно сравнить с медициной. Когда тебе каждый врач хочет назначить свою таблеточку, но никто не думает, как эти лекарства сочетаются между собой, можно получить эффект, обратный ожидаемому. А ещё есть таблетки с недоказанной эффективностью — их вообще назначать не надо. Так же и с домашней работой: если заданий немного, они сбалансированы и заданы не для галочки, а для дела, вреда в этом я не вижу.

Вообще к любым, даже полезным активностям, просто нужен разумный подход. У меня, например, племянник обожает Lego. Казалось бы, благое дело — и для общего развития, и для мелкой моторики. Но если ребёнок часами собирает конструктор из мелких деталей, сидя на полу, скукожившись, при неподходящем освещении, то вред от такого занятия может превышать потенциальную пользу.


«Лекарств от СДВГ не существует»

Отсутствие усидчивости многие родители связывают с СДВГ — это обосновано?

Да и нет. Потому что ребёнок может быть просто очень подвижным, эмоциональным, и только врач способен понять, патология это или просто черта характера. Я бы ещё сказала, что в настоящее время прослеживается тенденция к гипердиагностике СДВГ.

Также хочется упомянуть здесь про новый диагноз, который появился в мире, — MCA, медицинское насилие над детьми. Это когда мама сама ставит диагноз и лечит ребёнка. Но это проблема не его, а тревожной мамы.

Лекарственная коррекция СДВГ возможна?

Если походить по конференциям, которые спонсируются фармацевтическими корпорациями, то можно решить, что да, она возможна. Более того, многие наши врачи так и думают — и прописывают детям с этим синдромом «Пантогам», «Кортексин» и так далее. Но на самом деле это состояние не лечится, нет ни одного исследования или примера в мировой практике, говорящего об обратном. Ребёнок может просто перерасти это, даже скорее адаптироваться и приспособиться к миру.

Занятия с нейропсихологом тоже могут быть полезными: такой специалист обычно находит лазейку, через которую на человека можно как-то повлиять. Лекарственная же терапия будет носить скорее временный характер, чтобы ребёнка как-то затушить. Да, он, возможно, станет спокойнее, но при этом не будет таким любознательным, вся его познавательная деятельность на фоне препаратов снизится очень сильно.

Остеопаты тут тоже бессильны?

Боюсь, не только тут. Не хочется разочаровывать многочисленных поклонников этой практики, но доказанной эффективности у неё нет. Но зато эта и подобные дорогостоящие методики порой очень хорошо снижают родительскую тревожность. Знаю историю, как одной супертревожной маме из Астрахани показалось, что после прививки от гепатита у ребёнка уменьшился один глаз.

Она повезла его в Москву ­– к самому лучшему и дорогому остеопату (цены на их сеансы достигают 50 000 рублей за приём). Проделав такой путь, отдав такие деньги и услышав от остеопата, что да, асимметрия есть, виновата прививка, но сейчас он всё исправит, мама действительно успокоилась. Но давайте не будем забывать — все люди несимметричные априори, а поствакцинальные осложнения не протекают таким образом.

Повышение внутричерепного давления, вопреки всеобщим домыслам, остеопатия тоже не лечит

Более того, это вообще сомнительный диагноз, хотя неврологи и даже педиатры в поликлиниках очень любят его ставить и методично лечить препаратами. А потом говорят, что вот ребёнок стал лучше спать, лучше говорить — мы вас вылечили. Хотя на самом деле ребёнок просто перерос какой-то кризис, жизненный этап и это совпало с лечением.

На самом деле в поликлинической детской неврологии, когда вопросы не касаются каких-то тяжёлых патологий, реабилитации, все дети в основном здоровы. Реальные неврологические нарушения заметны очень хорошо, их не надо специально выискивать.

То, что ест ребёнок, может влиять на его настроение, усидчивость, успеваемость?

Может. Пример — сахар. Уже накоплено достаточно данных о связи избыточного количества сахара в рационе и гиперактивностью у детей. Скачок инсулина ведёт к возбудимости, но довольно быстро уровень этого гормона падает, наступает апатия, ребёнок опять начинает нуждаться в сладеньком и в итоге подсаживается на постоянные сладкие перекусы в течение дня. А это уже вредит не только нервной системе, но и организму в целом. Так что рекомендации о снижении количества сахара в рационе детей я поддерживаю.


«Детские инсульты — не новая болезнь»

Вы работаете в стационаре — с какими проблемами сюда попадают дети?

К нам попадают дети после различных травм, после операций, инсультов, ДЦП, инфекционных заболеваний, в результате которых сформировался неврологический или ортопедический дефицит.

К сожалению, у нас есть пациенты, находящиеся в вегетативном состоянии, которым требуется питание через гастростому, и обычно они также носители трахеостом. И в этом случае мы, помимо ежедневных занятий, проводим обучение родителей правильному позиционированию, перемещению и уходу за детьми.

Расскажите про детские инсульты — они действительно так сильно распространены?

Я бы не сказала, что за последние годы количество детских инсультов резко возросло. Это не новая болезнь и не какая-то проблема современности. Просто врачи стали лучше диагностировать данную патологию, выявлять на ранних стадиях.

Инсульты могут быть и у грудничков, и у дошкольников, дети пяти-десяти лет, увы, наши частые пациенты

Но нужно понимать, что у маленьких детей инсульт — это, как правило, следствие какой-то врождённой патологии сердца, сосудов, крови, питательного дефицита. И это именно тот случай, когда витамины или микроэлементы действительно могут помочь.

Многие родители дают детям витамины просто так, для «поддержания иммунитета» или для «подпитки мозга». Но на самом деле нужны они только тем, у кого лабораторно выявлен дефицит того или иного питательного вещества — тогда есть смысл эти дефициты точечно пополнять, чтобы в будущем избежать проблем со здоровьем.

Какие еще есть триггеры инсульта? Он может случиться у здорового ребенка на ровном месте?

Все маленькие пациенты, которых мы принимали на реабилитацию, имели проблемы с кровью, сосудами. Другое дело, что порой родители и даже врачи в поликлинике не догадывались, что у ребёнка есть какой-либо хронический диагноз, ребёнок долгое время ничем не отличался от остальных, а потом у него случился инсульт, и постфактум выявились проблемы со здоровьем. Так бывает довольно часто. Родители, например, говорят: «Вот он стукнулся обо что-то, и начались судороги». Но в медицине есть такая поговорка: после — не значит вследствие. Ушиб, какая-то бытовая травма могут стать скорее пусковым механизмом, но не причиной инсульта.

Существуют ли признаки, по которым можно определить детский инсульт на ранней стадии?

Все те же признаки, что и у взрослых: асимметрия лица, речь становится неразборчивой, трудности с движениями… Резкая и сильная головная боль –у ребёнка, который в принципе никогда на такое не жаловался — повод сразу обратиться к врачу. Совсем маленький ребёнок может просто начать плакать, но тут любая мама по внешним признакам поймёт, что с ним что-то не так.

Один из наших пациентов, например, лечился от пневмонии, лежал с мамой в больнице, в какой-то момент на фоне спокойствия сильно заплакал, а потом уснул. Но мама заметила, что во время сна у него как-то странно подвернулись конечности. Она разбудила ребёнка и уже тогда увидела другие признаки — ту самую асимметрию лица и так далее. Это я к тому, что внимательный родитель едва ли пропустит у своего ребёнка такую тяжёлую и очевидную патологию.

Многие взрослые так и не восстанавливаются до конца после инсультов. А как реабилитация проходит у детей?

Если реабилитация началась активно, сразу же после стационара, где был поставлен диагноз и произведён первый этап лечения, то шансы на выздоровление и восстановление утраченных навыков у детей очень хорошие. Конечно, прогнозы во многом зависят от глубины поражения головного мозга, но, например, в моей практике уже есть несколько детей, которые перенесли инсульт в раннем возрасте, потом восстановились и вместе с ровесниками пошли в школу — к первому классу уже невозможно было распознать в них наших пациентов.

И тем не менее я бы не сказала, что есть чёткая конечная точка, когда реабилитацию после инсульта можно закончить. По большому счёту восстановлением можно заниматься постоянно, улучшать и улучшать показатели, тренировать двигательные навыки, восполнять неврологический дефицит и закреплять всё полученное. Конечно, самое важное время для восстановления — ранняя фаза реабилитации после выписки из стационара. Если своевременно начать и провести этот период максимально эффективно, прогнозы у детей могут быть очень хорошими, даже в довольно тяжёлых случаях.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(13)
Подписаться
Комментарии(13)
Хорошо написано
По поводу остепатии полная чушь.
Ещё бы.К хорошему остеопату не попасть.Какое там самовнушение.А потом, как будто остеопат не врач, а шарлатан.Все остеопаты, кого я знаю, КМН с опытом работы в стационаре.Просто массово подались в шарлатаны, выходит.А те кто к ним ходят, внушаемые идиоты, в том числе и груднички.
Если вам не помогла остеопатия, это не значит, что она не помогает вообще.
Эффект плацебо никто не отменял.
Показать все комментарии
Больше статей