«Мы платим не за самообразование!». Как студенты выступают против оплаты дистанта по «очным» тарифам

«Мы платим не за самообразование!». Как студенты выступают против оплаты дистанта по «очным» тарифам

10 308
4

Вузы Москвы и Санкт-Петербурга перешли на дистант до 6 февраля. Студенты-контрактники возмущены: оплачивая очное обучение, они фактически учатся на заочном. Во время весеннего карантина многие уже требовали снизить цены на обучение через петиции, а сейчас учащиеся МГУ готовы были даже обратиться в суд, но вуз пошел навстречу и выделил 30 миллионов рублей компенсации. Разбираемся, что конкретно беспокоит студентов и поможет ли кейс МГУ учащимся других вузов.

Что произошло?

11 ноября Министерство науки и высшего образования РФ опубликовало приказ об обязательном переходе вузов Москвы и Санкт-Петербурга на удаленное обучение до 6 февраля 2021 года. Весной в Екатеринбурге студенты уже выходили на пикеты, НИУ ВШЭ, МГУ, РГГУ, МПГУ и другие московские вузы тоже били тревогу, писали петиции и отправляли письма с претензиями.

Дошло до того, что студенты МГУ имени М. В. Ломоносова собирались подать коллективный иск в суд: требовали частичного возврата средств за прошлый (весенний) и текущий (осенний) семестры, отмену платы за общежитие для тех, кто не находится в нем в период дистанционного обучения, и пересчет стоимости проживания за весну.

В суд были готовы идти 40 человек, а петицию в интернете подписали 22,5 тысячи

Основная суть претензий: студенты (или их семьи) оплачивали очное либо вечернее обучение, а учиться им приходится дистанционно, то есть фактически заочно, а это уже совсем другой ценник.

19 ноября Виктор Садовничий, ректор МГУ, сообщил ТАСС, что на поддержку студентов МГУ имени М. В. Ломоносова выделено около 30 миллионов рублей. Сейчас в университете готовят списки нуждающихся студентов-платников, которым будет выплачена материальная поддержка.

Студентам из регионов, которые решат на время дистанционного обучения вернуться домой и покинуть общежития, университет обещает оказать материальную помощь — на расходы на дорогу. Правда, кто конкретно входит в категорию «нуждающихся», сами студенты пока не понимают.

На что жалуются студенты?

Семён Беляев учится на 3-м курсе МГУ, ежегодно он платит 350 000 за обучение: «Все это началось, когда нам пришли квитанции об оплате. Мы сразу же написали письмо с просьбой уменьшить стоимость обучения, а вдогонку — петицию, но за два месяца так и не получили ответа. В нашем договоре написано, что спорные моменты решаются через переговоры; если они безуспешны, то в судебном порядке. Сейчас дошли до последнего пункта. Если у нас с МГУ совпадают образовательные цели, то мы обязательно придем к какому-то согласию».

МГУ не единственный университет, где студенты хотят вернуть деньги. В интернете каждый день появляются новые петиции, а учащиеся настроены весьма решительно — они просто ждали результатов дела «главного вуза страны».

«Вполне вероятно, что своим примером мы зададим некий тренд», — говорит студент МГУ Семён Беляев

И весной, и сейчас учащиеся высших учебных заведений жалуются на снижение качества образования: есть постоянные технические сбои, пары отменяют, а кто-то из преподавателей работает в формате «задание — проверка». Учащиеся лишены возможности посещать библиотеку и лично контактировать с педагогами (а договором на обучение это предусмотрено), нет практики, лабораторных работ, нет доступа к оборудованию.

«Уровень образования упал критически, — рассказывает студентка факультета журналистики СПбГУ, пожелавшая сохранить анонимность. — Многие преподаватели уже не в том возрасте, чтобы вещать через скайп или зум, им тяжело. Некоторые забивают на пары, дают задания, и всё. У кого-то пропадает интернет, у кого-то плохая связь. С одной стороны, если студент захочет, то он все эти знания, данные и так найдёт и усвоит, но с другой стороны, мы платим деньги не за самообразование. Если в нашем вузе получится поднять этот вопрос, я подпишусь под петицией, это же касается меня напрямую».

Семён Беляев согласен: резкое изменение формата обучения вполне предсказуемо повлекло потерю качества образования

«Это не проблема преподавателей, это проблема, которая на них переложилась, — говорит Семён. — Они просто не были готовы: их никто не предупредил, не обучил, не дал четкую инструкцию. Я полагаю, что в их трудовых договорах не было прописано обязательное умение пользоваться Skype, Zoom и другими цифровыми площадками. Если все говорят, что качество образования не упало, то покажите мне человека, который согласится на операцию у врача, который год (а то и больше) проучился на дистанте».

Что мешает решить вопрос внутри вузов?

Юля (имя изменено) учится на 4-м курсе в Государственном институте русского языка имени А. С. Пушкина и платит за это 214 000 рублей в год. Помимо технических перебоев и отсутствия личного контакта с преподавателями, для нее отдельная боль — иностранный язык.

«Я прекрасно понимаю, что дистант — это единственный выход в текущей ситуации, но тогда образование не должно стоить таких денег, онлайн-обучение всегда было и будет дешевле. Мне нравится наше поколение, мы пытаемся реагировать на проблемы, а не молчать. Но я не понимаю, почему некоторые студенты так халатно относятся к этому вопросу. Если у МГУ получится чего-то добиться, то я тоже начну заниматься этим вопросом. Мне не нравится, что нас заставляют молчать.

Даже в этой публикации я прошу скрыть мое имя. А почему так происходит? Потому что страшно

И проще рассказать о проблеме журналистам, чем решить вопрос внутри вуза. Считаю, что это абсолютно неправильно. Если бы я могла спокойно обсудить этот вопросом с деканом, то я бы так и сделала. Но такой возможности нет. И я не понимаю, почему высокопоставленные люди в образовании, которые должны нам помогать, начинают злиться, когда мы просим о помощи», — делится Юля.

Весной Алексея Лысенко, студента 2-го курса факультета рекламы и связей с общественностью РГГУ (стоимость обучения — 261 200 рублей в год), добавили в беседу «Возмещение средств РГГУ», где было около 200 человек. Обсуждали петицию и возможные варианты получения компенсаций.

«Я сказал, что их методы — полная ерунда. Мы напрямую заключаем договор с РГГУ, то есть университет — исполнитель гражданско-правового договора, и Минобр тут ни при чем. То есть обращаться в Министерство образования, писать письма абсолютно бессмысленно, они дают ответ, что не являются стороной договора, поэтому повлиять на ситуацию можно только через суд, через претензионное письмо», — рассказывает Алексей.

Если ответа на такое письмо нет или он не удовлетворяет сторону, если не удалось прийти к соглашению, действительно, можно идти в суд и подавать иск. Студенты так и сделали — составили претензию вместе с юристами.

«В соответствии с договором студенты-контрактники оплатили очное или очно-заочное обучение, предполагающее проведение лекций и семинаров преподавателями с последующим выполнением студентами домашних работ. По факту преподаватели более чем в 50% случаев (в зависимости от факультета, курса, группы) оставляют задание с методическими рекомендациями вместо проведения занятий в формате лекций-видеоконференций и видеоконференций-практикумов, что является грубейшим нарушением условий образовательных контрактов. <…>

Мы требуем возмещения части средств нижеперечисленным студентам РГГУ очной и очно-заочной контрактных форм обучения на основании подпункта «Б» пункта 6.3 «Договора об образовании на обучение по образовательной программе высшего образования» в виде снижения стоимости контрактного обучения соразмерно оказанным услугам, равному 60% от платы за первый семестр 2020/2021 учебного года или в форме возмещения средств за второй, текущий семестр 2019/2020 учебного года в размере 60% от оплаченной суммы в связи с ненадлежащим качеством оказания образовательной услуги, связанным с переходом на дистанционное обучение».

Коллективное письмо-требование студентов ФГБОУ ВО «РГГУ», обучающихся на контрактной основе очной и очно-заочной форм обучения, ректору ФГБОУ ВО «РГГУ» Безбородову А. Б.

«‎Ответ в духе „Мы стараемся, все хорошо, давайте жить дружно“ был опубликован на сайте. С психологической точки зрения все эти коллективные недовольства, письма, петиции — это страх выйти самому и об этом сказать. Но еще есть проблема с доказательствами пропущенных занятий и аргументами снижения качества образования. В договоре прописано, что студенты вправе требовать компенсации в формате возмещения часов или денег. В суде попросят доказать, какие часы у нас отняли, и их не получится посчитать. На самом-то деле у преподавателей есть возможность выбирать формат обучения, и форма „задание — проверка“ без непосредственного семинара тоже существует. Получается, все по договору. То есть это не нарушение, а выбор преподавателя, и здесь мы бессильны. Но чтобы весь этот процесс довести до логического завершения, нужно запастись огромным количеством энергии, а ее после весны не осталось», — рассказывает Алексей.

В РАНХиГС бороться перестали после общего собрания в зуме, которое для студентов организовали представители вуза. Полина (имя изменено) учится в Институте общественных наук, платит 320 000 рублей в год, но еще весной ее рвение погасили на уровне университета. «Мы выдвигали претензии, а в ответ получали аргументы в противовес и отповеди, разговор был бессмысленный».

Она уверена, что после истории с МГУ «огонек надежды загорится и для других вузов». Уже сейчас студенты начинают суетиться, терпеть больше не хотят, а успешные кейсы для них — пример и вдохновение. Полина говорит, что в этом семестре уровень образования стал получше, но недочеты все равно остались; правда, сама она участвовать в конфликтах больше не хочет; если все можно будет оформить официально, тогда подаст заявление на компенсацию.

Что говорит закон

Законопроект № 1044819-7 «О внесении изменений в Федеральный закон „Об образовании в Российской Федерации“» в части регулирования стоимости платных образовательных услуг внесён в Госдуму группой депутатов 27 октября 2020 года, на следующий день, 28 октября, он был направлен в профильный Комитет по образованию и науке, оттуда известий пока нет.

Но юрист «Правозащиты Открытки» Алексей Прянишников объясняет: «Рассуждать о перспективах принятия данного закона сложно. Однако я бы не стал уповать на данный закон. Объясню почему: следует обратить особое внимание на формулировки из законопроекта, в частности на предлагаемую новую редакцию части 5 ст. 54 ФЗ «Об образовании», где написано, что «организация, осуществляющая образовательную деятельность, вправе снизить стоимость платных образовательных услуг… с учётом покрытия недостающей стоимости платных образовательных услуг за счёт собственных средств этой организации».

То есть если закон будет принят с такой формулировкой, то он будет носить для вузов рекомендательный характер. А с учётом того, что законодатели в данном случае предлагают скинуть финансовую часть проблемы на вуз, не предложив мер государственной поддержки, надеяться на принятие вузом решения уменьшить стоимость обучения — дело пустое и безнадёжное.

На мой взгляд, данная законодательная инициатива в её нынешнем виде по своей сути является симуляцией заботы о студентах и признаком приближающейся выборной кампании в Госдуму. Если говорить о мерах господдержки при пандемии коронавируса в России коротко — никогда такого не было, и вот опять».

На сайте Министерства науки и высшего образования Российской Федерации при этом опубликован комментарий о возможности пересмотра стоимости обучения. Его итог — отсутствие оснований для пересчета, так как ДОТ (дистанционные образовательные технологии) не меняют основные характеристики получаемого образования, предусмотренные договором.

Кто может снижать стоимость обучения?

  • непосредственно вуз в одностороннем порядке (как самостоятельно, так и выполняя решение своего учредителя);
  • обе стороны по договору об оказании образовательных услуг (вуз и студент/заказчик по договору) своим письменным соглашением;
  • суд по иску заказчика по договору (студента).

«Если речь идёт о дневной форме обучения, программа (учебный план) которого предусматривает наличие практических занятий, семинаров, лабораторных занятий, занятий в мастерских, спортивных залах и пр., то, безусловно, дистанционное обучение является неполным, поскольку лишает студентов важной части обучения — тех самых практических занятий, без которых усвоение и закрепление теоретических знаний почти (а зачастую и полностью) невозможно. С юридической точки зрения это можно рассматривать как оказание образовательных услуг в ненадлежащем объёме, не соответствующем условиям договора и стандартам, установленным для обучения тем или иным профессиям», — комментирует ситуацию юрист.

«При обнаружении недостатка образовательной услуги, в том числе оказания не в полном объеме, предусмотренном образовательными программами (частью образовательной программы), Заказчик вправе по своему выбору потребовать:

  • Безвозмездного оказания образовательной услуги.
  • Соразмерного уменьшения стоимости оказанной̆ образовательной услуги.
  • Возмещения понесенных им расходов по устранению недостатков оказанной образовательной услуги своими силами или третьими лицами».

Из типового договора об оказании платных образовательных услуг

Так что же делать студентам?

Юрист Алексей Прянишников в любом случае рекомендует до подачи иска в суд добиваться уменьшения стоимости обучения путём переговоров с вузом. Если добиться ничего не получится — подавать иск, основанием которого будет оказание образовательных услуг ненадлежащего качества, не соответствующего учебному плану (программе) обучения той или иной профессии.

Рекомендуемая последовательность действий:

1. Обратиться в деканат, запросить учебный план (программу обучения) по вашей специальности.

2. Внимательно изучить договор об оказании платных образовательных услуг на предмет того, имеются ли в нём ссылки на учебный план (программу обучения).

3. Изучить учебный план (программу обучения), особенно в части практических (лабораторных) занятий — в общем, всего того, чего вы лишены при дистанционной форме обучения, сравнить план (программу обучения) с фактическим положением дел (какое количество занятий в академических часах пропущено из-за дистанционной формы обучения). Если есть существенные расхождения, это основание двигаться дальше. Для этого сначала запрашиваем в деканате справку о том, с какой и по какую даты обучение проводилось в дистанционной форме.

4. Подать в деканат и в подразделение вуза, отвечающее за платное обучение, письменное заявление о перерасчёте договорной цены за обучение. В заявлении чётко прописать, какое количество (в академических часах) каких занятий было пропущено в связи с переходом на дистанционную форму обучения. На своих экземплярах заявлений просим поставить отметку о получении (не хотят ставить — отправляем заявления по почте с описью вложения).

5. Если приходит отказ или заявление игнорируется, то обращаться к учредителю вуза (сведения о нём можно получить на сайте вуза или на сайте ФНС) и в Министерство науки и высшего образования.

6. Если министерство и учредитель также отказывают или игнорируют, то следует идти с иском в суд и требовать перерасчета. И вот как раз на этом этапе понадобится то, о чём говорилось выше (пункт 3), — изученный учебный план и чётко зафиксированные расхождения между планом и фактическим положением дел.

Но затевать все эти процедуры без профессионального юриста наш эксперт не рекомендует.

Читайте также
Комментарии(4)
У гуманитариев одна проблема: преподаватели не выходят в видеоформат, не читают лекции через ЗУМ и ТИМС. Мои коллеги спокойно читают так лекции, проводят лекции-дискуссии, на семинарах ребята так же, как и в аудитории, обсуждают проблемы и все прочее. Беда тут в том, что у многих преподов старшего поколения нет такой техники, а ВУЗ не обеспечил их. Ну и не везде бойкий интернет. Кстати, студенты забыли, как они прогуливали очные занятия…
У технарей, химиков, физиков проблема неразрешимая… Хотя ВУЗ мог бы развести потоки, вместо 20 человек сделать 4 потока по 5 человек. Но это технически и материально сложно.
Студентам надо не цену сбивать, а требовать организации нормального дистанионного обучения. Что можно дать теоретически — изучать сейчас через лекции по зуму, это можно организовать без ущерба качества. Там где нужны практические и лабораторки: переносить, разбивать на маленькие группы.
Если в договоре есть пункт про форс-мажор, то решения судов могут быть не в пользу студентов: недополучили часов физкультуры? Так по всей стране фитнесс-залы были закрыты, а не только в нашем вузе! И так по всем претензиям… Правда, не был объявлен режим ЧС.
Я пыталась тоже добиться перерасчета по гуманитарной специальности от ВУЗа. На все аргументы, с учетом тех проблем, которые ВУЗ до конца не решил, ответ был один — альтернативы нет, все так учатся. Пример студентов МГУ, в случае успеха, может быть показательным.
Больше статей