Как изменится высшее образование после коронавируса и к чему готовиться будущим студентам

Как изменится высшее образование после коронавируса и к чему готовиться будущим студентам

14 562
2

Как изменится высшее образование после коронавируса и к чему готовиться будущим студентам

14 562
2

Из-за перехода образовательных систем в удалённый режим у многих возникает вопрос: насколько это эффективно и станут ли все в будущем учиться онлайн? Мы поговорили с Алексеем Свищевым — директором академических программ в Институте бизнеса и делового администрирования РАНХиГС — и узнали о перспективах онлайн- и офлайн-учёбы, а также о первой программе бакалавриата с выдачей двух дипломов.

Подобные споры ведутся не первый год, но всё же — что эффективнее: очное обучение или всё-таки онлайн?

Мне кажется, что самое эффективное — это микс онлайна и офлайна. Студентов сложно заинтересовать классическими лекциями и семинарами, а если им неинтересно, мотивация тут же теряется, это сводит эффективность обучения на нет. Всю информацию современные студенты могут почерпнуть из открытых источников, соответственно, задачей преподавателя становится не столько трансляция знаний, сколько отработка навыков и передача опыта. Значит, теоретическую часть можно перевести в онлайн без потери качества. Но если мы говорим о части практической, где студенты могут и должны свои навыки применять и развивать, я убеждён, что офлайн тут даст гораздо больше возможностей в силу постоянного контакта преподавателя и студентов.

На нашей программе «Управление прорывными проектами в международном бизнесе» мы ушли от классических форматов и почти не проводим лекций. Занятия у студентов интерактивные, есть постоянная работа в группах. За время учебы ребята стали сильной командой. Добиться такого в онлайне было бы невозможно.

Сейчас, например, у них два больших проекта. Первый — это веб-платформа для поиска подработки во время учёбы: студенты создают этот сервис с нуля. А второй — построение экономических моделей для анализа разных рынков: это работа на стыке математики и информационных технологий. Пока что над проектами приходится работать онлайн: часть студентов уехала домой, но дискомфорта никто не испытывает. Иногда домашняя обстановка даже сближает студентов и преподавателей.

Как вам кажется, перейдёт ли в будущем всё высшее образование в онлайн?

Говорят, что этот кризис показал несостоятельность системы образования, особенно в России, и теперь всё должно перейти в онлайн. Но я убедился в обратном: этот кризис показал стопроцентную несостоятельность онлайна как среды, в которую учебный процесс может перейти полностью. Поясню: нам никуда не уйти от дистанционной учёбы и технологий, но мы стали понимать, насколько важен обязательный контакт преподавателя и группы, группы и отдельного студента.

При любом стечении обстоятельств (как бы кризис, вызванный коронавирусом, себя ни показал и с какими бы результатами мы из него ни вышли) экономика будущего — это экономика изучения поведенческих моделей и клиентоцентричного подхода. Офлайн в этом смысле — обязательное условие любого процесса, потому что именно там происходит магия: возникает эмпатия, налаживается контакт, изучается боль потребителя. Офлайн точно никуда не уйдёт, но система претерпит изменения.

Какие навыки стоит прокачать студентам уже сегодня, чтобы жить в новом мире?

Программы высшего образования мы с командой делаем с 2011 года и постоянно общаемся с работодателями. В последнее время они всё меньше понимают, какие навыки выпускников им потребуются через четыре года. Точно сказать, что нужно знать и уметь, чтобы стать востребованным, довольно трудно. Но, конечно, чтобы в будущем управлять сложными системами, нужно знать, как и почему эти системы работают сегодня, — это поможет быстрее и легче адаптироваться к новым условиям.

Конечно, профессии сейчас умирают, но посмотрите, сколько новых профессий родится, а возможностей откроется! Если видишь ситуацию так, понимаешь, что неопределенность, которая нас пугает, — это одновременно источник роста.

Своих студентов мы готовим к тому, что они будут создателями новых профессий, бизнесов, технологий, — и тут же даём им на практике это попробовать: придумать и запустить проект, найти финансирование, вывести его на международный рынок, помочь миллионам людей. Они это делают сами, в процессе понимают, что готовы к завтрашнему дню, и перестают бояться. Мы считаем, что важно не столько обучить студентов современным методологиям, сколько научить их думать и самим развивать новые форматы и подходы к работе.

Ваша программа подразумевает обмен — студенты на два года едут во Францию. Почему вы выбрали именно эту страну?

В 2016 году между Россией и Францией было заключено соглашение о создании Российско-французского университета. Учредителями стали 4 российских и 4 французских вуза, в том числе и РАНХиГС и его французский партнёр — бизнес-школа NEOMA. Очень быстро запустилась международная бакалаврская программа. У французов она существует с 1973 года, мы для них — пятнадцатая страна-партнёр. Схема учёбы для всех одинаковая: первые два года студенты учатся в своей стране, а на 3–4-м курсе французы выбирают любую страну из списка партнёров, а студенты из этих стран приезжают во Францию. И если бы не вирус, уже летом прошёл бы первый обмен. Возможно, теперь придётся его отложить на семестр.

Но я могу с гордостью сказать, что мы единственный бакалавриат в рамках РФУ, который реально существует, у которого есть студенты и который выдаёт два диплома нашим студентам — и то же самое делает для французской стороны.

А отразится ли ситуация с коронавирусом на сотрудничестве с Францией?

Переживания есть у многих — родители абитуриентов звонят, задают вопросы. Но, во-первых, пока мир не развалится на части, все соглашения будут работать. Во-вторых, государственные образовательные программы — это то, за чем следят очень пристально. Поэтому как только границы откроются, первые перемещения, после дипломатических, будут перемещениями по таким программам. В-третьих, важно понимать, что ситуация, в которой мы оказались, — международная.

Конечно, к этому никто не был готов и нужно время для стабилизации обстановки. Но даже если физического обмена не произойдёт, логика того, как ребята из России учились бы там, а французы учились бы здесь, сохраняется: студенты будут дистанционно подключаться к занятиям, работать над проектами на две страны.

Дайте совет одиннадцатиклассникам — как им готовиться к поступлению?

Если говорить именно о нашей программе — определитесь, как вы относитесь к Франции и всему французскому. Французский язык и история — важная часть нашей образовательной программы. А в целом абитуриенту нужно понять, чем он хочет заниматься прямо сейчас и насколько готов тратить на это силы и время, вовлекаться в учебный процесс. Ведь эффективность в высшем образовании — это в первую очередь напряжённая работа и мотивация. Следующий момент — в общих чертах посмотреть, я всё-таки про математику или про историю, мне хочется решать задачи, спасать людей или разбираться в исторических процессах? Сегодня абитуриенты говорят: «У меня есть такие-то ЕГЭ, куда я могу пойти с ними?» Мой совет — не поступайте по ЕГЭ, выберите то, что приносит вам радость.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(2)
Подписаться
Комментарии(2)
Ещё в 90-е годы при занятиях в платных группах, я давал студентам на дискете лекционный и вспомогательный материал. Занятия вел только в активной форме. Тогда не было интернета с его огромными возможностями. Эту методику я взял из учебных курсов США, с которыми мне посчастливилось познакомиться. Там студенты не поняли бы плату за лекцию, так как они в достаточной степени самостоятельны и способны освоить то, что требует лишь самостоятой работы. Сегодня на канале РБК сказали о результатах опросов, и взяли краткие интервью о вынужденной системе обучения без аудиторных занятий. 86% педагогов жаловались на отсутствие оборудованного рабочего места. Нет профессиональных методик для работы преподавателя. В лучшем случае можно получить консультацию от айтишника. Сказали, что это нельзя считать онлайн-обучением, назвав псевдоонлайном. Студенты платят за возможность общения, а не только за лекции. У нас с доступом к бесплатным материалам проблемы. Родители студентов находятся без оплаты в вынужденном отпуске, а плату за обучение не снизили. Прозвучало утверждение, что министерство — карательный орган, а не организатор обучения.
Даже не знаю, что ждет нас дальше. Страшно даже подумать на самом деле, как мы уже привыкли к дистанционке… Я правда привыкла уже так работать :)) Еще прикол, меня спросили коллеги можно ли назначить специалиста по охране труда путем совмещения должностей? А я вот чет и не знаю. Почитала тут https://astobr.com/articles/mozhno-li-naznachit-spetsialista-po-okhrane-truda-putem-sovmeshcheniya-dolzhnostey/ Но не совсем разобралась, блин. Глупая какая-то, помогите (((
Больше статей