«Опять меня позоришь!». Как мы прививаем детям чувство стыда и чем это опасно
«Опять меня позоришь!». Как мы прививаем детям чувство стыда и чем это опасно
«Опять меня позоришь!». Как мы прививаем детям чувство стыда и чем это опасно

«Опять меня позоришь!». Как мы прививаем детям чувство стыда и чем это опасно

Людмила Чиркова

2

24.10.2022

Чувство стыда и вины руководит нашим поведением и не позволяет совершать поступки, которые в приличном обществе не приветствуются. Но что если стыд руководит человеком везде и всегда? Что делать, когда родительский стыд передается детям и мешает им развиваться? Обсудили эту тему с педагогом-психологом, доцентом МГПУ Юлией Челышевой.

Стыд не врожденная эмоция, а приобретенная человечеством в процессе эволюции. Стыд, с одной стороны, это двигатель морально-этических норм и социально приемлемого поведения. С другой стороны, он следствие этих норм. Стыд — это эмоция, с участием которой дети (и взрослые) приобретают навык поведения в обществе. Но стыда в жизни человека не должно быть много, ведь тут как в случае с адреналином: одноразовый выброс позволяет организму выходить на высочайший уровень физиологического отклика на стресс. А вот когда уровень адреналина зашкаливает на регулярной основе, это превращается в угрозу для жизни.

«Деструктивный сценарий развития»

«Действительно, стыд — это социальная эмоция, — подтверждает наш собеседник, психолог Юлия Челышева. — Да, это чувство формируется в раннем возрасте, еще до школы, но происходит это только в социуме». Как у истерики должны быть зрители, так и стыдно должно быть перед кем-то — стыд не возникает, если человек находится один. Границы этого «стыдно» должны быть кем-то четко обозначены — и в случае с детьми они, естественно, обозначаются родителями. И только от того, в какой среде и в какой обстановке растет ребенок, зависит, будет ли эта эмоция постепенно угасать или, напротив, начнет проявляться еще сильнее и запустит, по словам эксперта, «деструктивный сценарий развития личности».

Речь идет о том, что стыд — это болезненно переживаемая эмоция: «Человек, который находится в состоянии хронического стыда, постоянно пребывает в тяжелейшем стрессе или даже погружается в депрессию, — объясняет психолог. — У такого ребенка (а впоследствии и у взрослого) возникают проблемы не только с самооценкой, но и с самоощущением, с принятием себя. Он живет с чувством, что все его поступки, все его эмоции и он сам социально неодобряемы».

Фото: Ekateryna Zubal / Shutterstock / Fotodom

«Здоровое чувство стыда»

Стыд в семье передается по наследству. «Даже если один из родителей регулярно оказывается в ситуациях, когда ему стыдно, если он выплескивает это чувство на ребенка, то и ребенок будет застыженным, — рассказывает Юлия Челышева. — Если родители хотят вырастить детей со здоровым чувством стыда, то работать над собой нужно обоим».

Но как понять, где кончается здоровое чувство и начинается нездоровое? Как понять, не находитесь ли вы, как говорят психологи, «в состоянии стыда»? Пробегитесь по этому списку ситуаций и отметьте те, которые вам знакомы. Чем больше совпадений, тем больше вероятность, что вы стыдитесь вещей, за которые вам на самом деле не должно быть стыдно. И тем больше вероятность, что вы научите тому же самому ребенка. Итак:

  • вы не обращаете внимания на неприемлемое поведение ребенка, когда вы вдвоем, но всегда остро реагируете, когда это происходит на публике;
  • у вас возникает желание поддержать того, кто стыдит/отчитывает вашего ребенка, чтобы снять с себя ответственность и уменьшить свой стыд;
  • бывает, что вы стесняетесь своего ребенка;
  • в вашей речи присутствуют фразы вроде «как-то неудобно», «может, лучше не надо?»;
  • у вас есть страх общения со старшим поколением — «лучше не буду спорить», «лучше и вовсе с ними не буду говорить»;
  • вы часто ищете одобрения у окружающих.

«Последите за своей речью, когда общаетесь с ребенком, — рекомендует эксперт. — Если в ней проскальзывают фразы: „потише“, „не шуми“, „не надо, мало ли что“ — вы, скорее всего, находитесь в состоянии стыда».

Один из вариантов поведения родителей, которым хронически стыдно, — это бравада, когда человек все делает напоказ. Это своеобразный механизм защиты человека, который про себя что-то уже понял. Но чаще всего, конечно, застыженные взрослые — это тихие серые мышки, которые стараются не высовываться и детям своим прививают ровно такое же поведение. Причем они могут делать это не специально — просто дети зеркалят поведение взрослых и считывают те модели поведения, что приняты в семейной системе. Как отличить такого ребенка? Он:

  • стесняется всех в возрасте 3–4 лет, когда любопытство к миру должно быть сильнее стыда;
  • откладывает на потом выполнение домашних или любых других заданий и поручений из-за страха оказаться в ситуации неуспеха;
  • все время ищет одобрения в обществе, а не только в семье.

«Скажем, в транспорте нередко можно встретить компании подростков, которые громко разговаривают, и всегда найдется кто-то, кто сделает им замечание, — приводит пример психолог. — Большинство подростков на эту реплику не обратят внимания, но найдется один, который точно скажет: „Ребят, давайте, может, потише“. Вот этот подросток, вполне вероятно, находится в состоянии стыда, тогда как для остальных в его компании эта эмоция не имеет никакого значения».

Важно, конечно, разделять нормы поведения и стыдные ограничения: одно дело, когда человек пришел в кинотеатр и не разговаривает громко просто потому, что понимает: это мешает другим зрителям. «Другое дело, когда человек боится в принципе что-либо сделать и одергивает близких просто потому, что ему некомфортно, стыдно, невыносимо привлекать внимание окружающих — ведь оно может быть негативным, — объясняет психолог. — Когда человек сам себя ограничивает — иначе ему становится не по себе».

«Побороть эмоции сознанием»

Напомним: стыд — эмоция социальная, и для ее запуска обязательно нужны зрители. Логично, что первый способ борьбы со стыдом — выход из контакта с теми, кто этот стыд вызывает.

«Понятный всем пример: очень часто ситуация стыда рождается во время коммуникации родителей с учителями. В момент, когда учитель начинает выговаривать родителям, какой плохой ребенок и как он плохо учится, стоит либо уйти от разговора (если вы понимаете, что впадаете в ступор и оцепенение), либо держать наготове конструктивные вопросы, позволяющие вывести вас в сильную позицию: „И что вы предлагаете?“, „Как, по-вашему, можно это исправить?“ Такой поворот разговора позволяет сознанию побороть эмоции, — говорит психолог. — Но, конечно, самоконтроль в такой ситуации должен быть на высочайшем уровне, а это подвластно далеко не всем с первого и даже с десятого раза, и это нормально».

Фото: Pressmaster / Shutterstock / Fotodom

Что еще можно (и нужно) сделать для себя и для ребенка:

  • не отрицать поведение ребенка, каким бы оно ни было;
  • помнить, что любое поведение ребенка (где бы ни происходило дело) касается только ребенка и родителей;
  • не звать посторонних (даже если это бабушки и лучшие подруги) для обсуждения поведения ребенка;
  • обсуждать его поведение без зрителей и посторонних слушателей;
  • разговаривать с ребенком и обсуждать с ним социально приемлемые нормы поведения в разных обстоятельствах;
  • не обсуждать своего ребенка с другими взрослыми с позиции «ой, а мой-то…», не жаловаться на него, особенно когда он может это услышать.

«Ребенок должен быть уверен, что у него есть стена, за которую он может спрятаться и на которую он может опереться, — говорит Юлия Челышева. — Кроме того, очень важна модель поведения в семье. Ведь если родители ребенку говорят одно (условно: „Не стесняйся, будь активнее, в этом нет ничего постыдного“), а сами при этом боятся позвонить в службу поддержки и решить проблему, то это уже „двойной стандарт“ и ребенок будет присваивать себе модель стыдного поведения».

Но самый эффективный способ, хотя и самый кропотливый в исполнении, — это, по мнению специалиста, переработать стыд в вину.

Стыд, вина — какая разница?

Если говорить совсем просто, то вина — это внутренняя эмоция человека. А стыд — внешняя, навязанная извне. И многие, по словам психолога, очень часто путают понятия «мне стыдно» и «я виноват» — между ними колоссальная разница.

«Вина, — объясняет эксперт, — это эмоция, которая касается конкретно какого-то факта: чашку разбил, двойку получил, штаны порвал. А стыд касается не отдельного поступка, а всей личности в целом». Вина — это то, чем человек может управлять, он сам себя укоряет, а главное, вина активизирует личность — мотивирует его что-то исправить. «Стыд действует иначе, — продолжает психолог, — он заставляет человека замереть. В состоянии стыда ребенок все время ждет, что скажут окружающие, что они подумают. Нет сил что-то исправить, так как нет возможности повлиять на других. В результате стыд как бы разрушает личность».

Еще один пример для понимания: вина — это то, что формируется внутри ребенка, когда ему на ушко шепотом говоришь, что нельзя шуметь в автобусе; стыд рождается, когда ребенку на весь автобус говорят: «Все дети как дети, один ты у меня такой!»

Научить ребенка чувствовать вину (а по сути нести ответственность за свои поступки) непросто. «Это долгая история, и метод, который нередко используют родители („Ох, опять у меня из-за твоей двойки сердце болит“), — это просто манипуляция. Он не то что неэффективен, он деструктивен», — предостерегает Юлия Челышева.

По мнению психолога, ребенка нужно учить «присваивать» свои поступки, не искать виноватых и не назначать виноватыми всех вокруг. И лишь беря ответственность за свои действия на себя и не равняясь на мнение окружающих, можно со временем выйти из бесконечно повторяющей схемы, в которой «мне стыдно».

Но все, конечно, начинается с семьи. Если в семье родители будут поддерживать ребенка и не учить его (пусть даже неосознанно) стыдиться, они вырастят прекрасных детей, которым неведомо желание сжаться в комочек и замереть.

Фото на обложке: Slladkaya, Gelpi, osobystist / Shutterstock / Fotodom

Комментарии(2)
Вина — это «я плохо поступаю». А стыд — «я плохой». Поэтому вина таки лучше. Можно действовать по-другому и не испытывать вины. А вот стыд — это да, я плохой и с этим ничего не сделать.
Желаю автору, чтобы его в жизни окружали люди, которым не стыдно. В транспорте, в кино, в магазине, в многоквартирном жилом доме, и в классе, где учатся дети. И это будет только «дело детей и родителей», а автор пусть хлопает в ладоши на крики, драки, сорванные уроки, бессонные ночи, мусор и тому подобное.
Больше статей