Знаток «Что? Где? Когда?» Борис Белозеров — о конкурсах самых умных детей
Знаток «Что? Где? Когда?» Борис Белозеров — о конкурсах самых умных детей
Знаток «Что? Где? Когда?» Борис Белозеров — о конкурсах самых умных детей

Знаток «Что? Где? Когда?» Борис Белозеров — о конкурсах самых умных детей

Анастасия Никушина

1

17.01.2024

Детские интеллектуальные состязания — развлечение увлекательное, а иногда и судьбоносное. Как сделать из ребенка эрудита и нужно ли это делать? Отвечает член клуба «Что? Где? Когда?», обладатель «Хрустальной совы», победитель игры «Самый умный» Борис Белозеров.

Зачем ребенку участвовать в интеллектуальных состязаниях

В детстве интеллектуальные игры как профессия не воспринимаются. Скорее это похоже на спорт. Я знал, что выступаю на соревнованиях, в которых хочу побеждать. Абсолютно уверен, что те же самые эмоции испытывают ребята, которые играют в футбол, теннис и шахматы. Впрочем сегодня игра в телевизионном элитарном клубе «Что? Где? Когда?» спорт мне скорее не напоминает. Это что-то вроде выступления на сцене Мариинского театра, совмещенного с боем на боксерском ринге в категории тяжеловесов.

Благодаря интеллектуальным состязаниям любого рода у ребенка вырабатывается привычка работать. Он понимает, что может добиться успеха, только если вложит усилия. Никто не побеждает на олимпиадах и в соревнованиях без подготовки. Может быть, школьный этап ты пройдешь: умный, много читал. А дальше уже все умные, много читали

Если мы говорим про интеллектуальные соревнования вроде «Брэйн ринга» и «Что? Где? Когда?», то они хороши тем, что дают важный навык взаимодействия с командой. Во взрослом возрасте человеку гарантированно придется решать конфликты, находить общий язык с разными людьми и принимать непростые решения, которые помогут добиться успеха. Этим же занимаются дети, участвуя в «Брэйн рингах» и «Что? Где? Когда?».

А олимпиады, в которых нужно показать индивидуальный результат, помогают научиться концентрироваться строго на том, что нужно в конкретный момент. Они учат активизировать силы и, что еще важнее, накапливать их. Ведь к олимпиаде школьник должен подойти в хорошей ментальной форме. Это интеллектуальный аналог профессионального спорта, в котором вместо физических травм — психологические.

Наконец, любое интеллектуальное состязание мотивирует быть открытым миру. Ведь человеку, который хочет побеждать, важно узнавать новое и следить за всем, что происходит вокруг. Если не адаптироваться, не впитывать новые идеи, неминуемо начнешь отставать.

В каком-то смысле интеллектуальные соревнования определили мою жизнь — она до сих пор тесно связана с подобными играми. Сейчас я продолжаю заниматься организацией интеллектуальных состязаний и педагогикой. В Москве я давно сотрудничаю с Ассоциацией победителей олимпиад, так что периодически занимаюсь с олимпиадниками. Кроме того, я работаю в Горчаковском лицее МГИМО учителем экономики, где параллельно тоже развиваю интеллектуальные игры.

Как начать участвовать в интеллектуальных состязаниях

В детстве я очень любил подобные игры, причем даже до школы. Помню, как организовывал конкурсы на эрудицию в первом классе. А потом, году в 2006-м, увидел по телевизору передачу «Самый умный» и окончательно понял, что это моё.

Тогда отборы на игры проводили по телефону: ребенку звонили редакторы, задавали дюжину вопросов — и так несколько раз. Еще нужно было записаться в местном офисе на камеру — видео отправляли в Москву. Мне захотелось прийти и всех обыграть. Сначала, на первой игре в младшей лиге, так и вышло, а потом стало сложнее. В итоге на программе я провел пять лет — было здорово.

Я всегда получал большое удовольствие от соревновательного аспекта. «Русский медвежонок», «Кенгуру», «Золотое руно» и British Bulldog — мне даже эти конкурсы нравились. Сегодняшним детям еще лучше, потому что выбор конкурсов стал еще больше. Здорово, когда на любое увлечение находится соответствующее состязание: это очень мотивирует.

Когда я стал немного старше, играл в Волгограде в лиге Центрального района — локальном состязании для школьников, интересующихся интеллектуальными играми. Там я и осел до старших классов, пока меня не позвали в местное уже взрослое «Что? Где? Когда?». Ну а переехав в Москву на учебу, я начал активно играть на студенческом уровне. И до сих пор этим занимаюсь.

Иногда я задумываюсь о том, насколько нормально так сильно погружаться в мир интеллектуальных игр, но, с другой стороны, мне всегда было это интересно. Наверное, это можно назвать карьерой и даже стилем жизни.

Во многих школах есть кружки, которые организуют увлеченные педагоги. Бывает, что конкурсы спускают сверху, с федерального уровня. Есть разные школьные лиги, есть вузовские соревнования открытого уровня. Записаться на них легко: нужно найти необходимую информацию и успеть подать заявку.

Интеллектуальные игры для школьников:

  • Всероссийская олимпиада школьников (ВСОШ). Федеральное состязание, которое проводится в несколько этапов. Как правило, не узнать о ВСОШ, учась в общеобразовательной школе, невозможно — школьные туры проводят везде. Льготы при поступлении получают победители и призеры заключительного этапа, а дополнительные баллы к ЕГЭ может принести и диплом регионального этапа.
  • Перечневые олимпиады. Состязания, входящие в перечень Министерства науки и высшего образования и получившие определенный уровень, от 1 до 3. Олимпиады 1-го уровня котируются выше всего, а дипломы 3-го уровня могут вовсе не принять в приемной комиссии конкретного вуза. Условия участия в каждой олимпиаде можно уточнить на сайте состязания.
  • «Умницы и умники». Единственная телевизионная олимпиада, входящая в упомянутый перечень и имеющая 1-й уровень, а значит, дающая льготы при поступлении в вуз. Именно победа в «Умницах и умниках» дает право без экзаменов поступить на любой факультет МГИМО. Чтобы попасть на олимпиаду, нужно прислать резюме и ответы на вопросы, которые были заданы в последних эфирах программы, на адрес студии «Образ-ТВ» (ул. Академика Королева, 12, Москва, 127427). Кроме того, во многих регионах проходят вступительные испытания в формате конкурсов — подробности проведения таких состязаний нужно уточнять в местном департаменте образования.
  • «Умнее всех». Для участия в перезапуске «Самого умного», которые сегодня транслируется на телеканале «Пятница!», нужно заполнить анкету на сайте.
  • «Брэйн ринг» и «Что? Где? Когда?». Сегодня телевизионной версии этих игр, проводящихся среди детей, не существует. Зато во многих городах есть инициативные группы, которые организуют подобные состязания для детей в развивающих центрах, Дворцах детского творчества и отдельных школах.

Попасть в телевизионный проект сложнее — это всегда чуть более конкретный путь. В «Что? Где? Когда?» нужно наиграть опыт: ходить в молодежную лигу, которую организует телевизионный клуб для старших школьников и студентов.

Еще попасть в клуб можно благодаря личной рекомендации кого-то из знатоков. Это не совсем прямой путь, но если есть мотивация, пройти его можно. Нужно ли это всем? Нет, но если вам очень интересно, все получится. Это похоже на квест, награда за прохождение которого — попадание в магический мир. Чтобы найти дверь в него, нужно решить несколько загадок, пройти свой особенный путь. Он редко повторяется. Но если ты очень мотивирован, ты ищешь пути, задаешь вопросы и получаешь ответы. Словом, как везде.

Как воспитать в ребенке любознательность

Принцип открытости — главный. Задавай вопросы, получай ответы. Думаю, это же правило пригодится родителям: важно стараться конструктивно отвечать на детские вопросы, которые у ребят есть всегда. Конечно, это большой вызов — дети часто спрашивают такое, о чем взрослые даже никогда не думали. Здесь важно не оттолкнуть ребенка, не дать ему жесткий ответ: «Я не знаю», «Сам разберись».

Если не знаете, лучше предложить поискать ответ вместе и заодно похвалить вопрос. Именно поощрение за любознательность — мой второй принцип. Я хвалю вопросы и мотивирую ребят быть более раскрепощенными, смелыми. Даже старшеклассники нередко задают вопросы, которые взрослые задавать не рискуют, — философские, политические.

Моя задача — всегда быть готовым что-то ответить. Если у меня получается, то и ребенку от этого лучше — это положительное подкрепление его или ее любопытства, — и мне, потому что я приобретаю авторитет как человека, с которым можно что-то обсудить. Ситуация win-win.

Почти всегда работает родительский пример, хоть это и не стопроцентное правило

Мои родители окончили филологический факультет Ленинградского университета, поэтому у нас дома было очень много книг. Да и я сам рос любознательным. Увы, я не могу сказать, что делать с детьми, которые прямо совсем не интересуются книгами, чтением, потреблением какого-то образовательного контента в интернете. Мне повезло, если можно так сказать.

Интеллектуальные состязания — способ узнавать информацию в процессе игры, для участия в которой изначально нужен какой-то минимальный багаж знаний. Сейчас и на уроках идет упор на геймификацию, и это здорово: соревновательный аспект часто помогает детям. Поэтому, если ребенок чем-то увлекается, можно предложить ему поучаствовать в соревнованиях, связанных с предметом его увлечений.

А если ребенок вообще не хочет участвовать в интеллектуальных конкурсах

Мне кажется, что в целом любознательность и определенный уровень эрудированности — это гарантированно полезные навыки, которые пригодятся в жизни.

Все люди разные. И я не считаю, что энциклопедическая эрудированность и победы в интеллектуальных состязаниях нужны всем. Есть определенный минимум образованного человека, который должен быть просто потому, что его отсутствие — сильный конкурентный недостаток.

Человек тянется к тому, что ему интересно, главное, чтобы это что-то было. Если интерес есть — это здорово, его нужно всячески поощрять и поддерживать, потому что именно в этом случае мотивация у ребенка будет расти. Потом найти эти стимулы очень сложно: в детстве ты автоматически любопытен, а во взрослой жизни вынужден регулярно решать рутинные проблемы, которые забирают все силы.

Я знаю ребенка, который во втором классе уже программирует на довольно хорошем для своего возраста уровне — нет смысла заставлять его играть в «Что? Где? Когда?» просто «для развития».

Могут ли интеллектуальные состязания привести к психологическим травмам

Бывают травмы поражений. Проигрывать грустно и неприятно. Бывало, я приезжал с «Самого умного» и долго, неделю или две, осмыслял, что же я сделал не так, почему проиграл. Некоторые поражения в «Что? Где? Когда» вообще вызывают мысль: «А может быть, все это бросить? Сколько можно проигрывать?»

Но это нормально, у любых спортсменов это есть. Здесь важно, чтобы поражение не нанесло травму неуверенности: «Я проиграл, и теперь вообще ничего никогда не добьюсь». Особенно легко ее приобрести ребенку. Поэтому важно, чтобы рядом были родители, которые могут поддержать, научить работать вдолгую.

Можно больно обжечься на собственных завышенных ожиданиях. Такое часто случается, когда человек накачивает себя: «Я самый умный, приду и всех обыграю». А потом оказывается, что это совсем не так. Падение с пьедестала — опыт болезненный, но полезный. Его важно прожить, но не сломаться

Наконец, амбициозные дети часто концентрируются на приобретении знаний так сильно, что забывают о социальных навыках. Когда ребята спрашивают меня, как им стать еще лучше, прокачать себя, я советую им вспомнить об общении с друзьями, улучшении коммуникативных навыков. Именно дружба, совместный досуг — лучший способ получать энергию, чувствовать себя лучше, как бы прагматично это ни звучало. У меня, кстати, были проблемы как раз с социальными навыками.

Многие не понаслышке знают про эмоциональное выгорание. Оно логичным образом возникает из-за долгой концентрации, такие случаи бывали и у меня. Мотивация — это тоже ресурс, и его нужно уметь восполнять, не пережимая.

Думаю, детям справиться с выгоранием легче. Можно распланировать расписание и сэкономить силы, грамотно настроив чередование деятельности: поиграл — позанимался, погулял — позанимался, поел — позанимался. Например, я хорошо отношусь к компьютерным играм как к способу отвлечься и отдохнуть. Если мотивации заниматься нет, уроки совсем не идут, почему бы не поиграть? Обычно часа-полутора вполне хватает на то, чтобы переключиться. Я рассуждаю скорее с позиции тренера — детей у меня нет, но тем не менее.

Мне, например, очень нравится Dota 2 — это мощная игра с большим количеством стратегий и тактик, которая требует серьезной работы мозга

Многие опытные игроки сравнивают ее с шахматами, только на порядок более динамичными.

Кроме того, я думаю, увлеченность компьютерными играми можно использовать во благо. Я предполагаю, что можно перекинуть мостик любопытства от чего-то конкретного, вроде игрового лора Dota 2, к реальной жизни. Ведь в разнообразных играх и комиксах есть огромное количество отсылок, через которые также можно расширять кругозор.

Другой вопрос в том, что в компьютерную игру залипнуть легче. Мои родители выставляли мне временные лимиты. Это адекватная практика. В каком-то смысле родители делают ребенку предложение, приводят свои аргументы и доводы, определяются с количеством времени, которое лучше тратить на игры.

Все можно объяснить. Мне кажется, что многие проблемы у людей в целом и в отношениях с детьми в частности заключаются в том, что люди не разговаривают с позиции «Давай поговорим и обсудим, что можно сделать». Для меня это всегда принципиальная позиция — можно поговорить, обсудить и объяснить.

Конечно, ребенок может не понять всего сказанного, но попытка, безусловно, того стоит. Думаю, в будущем он будет благодарен родителю за диалог, объяснение взрослой логики и выслушивание противоположной позиции. Именно это умение договариваться –тот важнейший навык, который очень нужен в современном мире. Было бы здорово, если бы как можно больше детей выходили с таким умением из детской, подростковой жизни.

За помощь в подготовке расшифровки благодарим стажера Майю Лесникову.

Фото: личный архив Бориса Белозерова

Комментарии(1)
Спасибо. Подробно и внятно. Это позиция лидера, в которой есть фраза: «И я не считаю, что энциклопедическая эрудированность и победы в интеллектуальных состязаниях нужны всем». После неё идут рассуждения о возможных стрессах после поражений. И это правильная позиция, благодаря которой нет однозначной оценки участия в соревнованиях.