«У нас подход кнута и пряника». Правила воспитания Дарьи Карпиной, жены главного тренера сборной России по футболу

«У нас подход кнута и пряника». Правила воспитания Дарьи Карпиной, жены главного тренера сборной России по футболу

Анастасия Никушина

08.13.2021

Валерий Карпин, бывший полузащитник сборной России по футболу, стал ее новым тренером. С этой новостью нужно свыкнуться и футбольным фанатам, и семье нового «главного» — жене Дарье и трем дочкам, Дарье (3 года), Александре (1 год и 4 месяца) и Аните (11 лет). Дарья рассказала «Мелу» о том, сложно ли растить детей, когда муж в постоянных разъездах, и как воспитать вежливых, но сильных дочерей.

1. Не только я отдаю свои силы детям, но и они заряжают меня энергией. У меня трое детей, и я очень хочу, чтобы они могли гордиться мной, брать с меня пример. Так что они источник моего вдохновения и сил. Любящая семья помогает мне не выгореть. Я точно не считаю, что мама может потерять себя, отдавая время и силы своим детям. При этом знаю, что важно соблюдать баланс: счастливая мама — счастливый ребенок, поэтому я стараюсь находить время и для себя.

2. Я никогда не упускаю возможности воспользоваться помощью бабушек, няни и мужа. Летом, когда мы уезжаем в Эстонию, нам помогают бабушки — они живут там. Мы с мужем можем оставить детей у них и поехать куда-то вдвоем. В Ростове, где бабушек нет, нам помогают няни и то, что средняя ходит в садик. Будь рядом бабушки, мы бы предпочли их. Но без няни, учитывая, что муж часто отсутствует, невозможно. Правда, в отпуск мы всегда берем с собой бабушку и дедушку, а не няню, как иногда делают многодетные семьи.

3. Чувствовать усталость от детей абсолютно нормально. У меня их трое, и даже старшая, которой уже 11 лет, требует и заслуживает много внимания. Я, конечно, устаю — несмотря на то что дети ходят в садик, с ними сидит няня, иногда помогают бабушки. Мама есть мама, дети хотят больше всего времени проводить со мной.

Отдыхать от детей иногда нужно. Мы с мужем регулярно проводим время вдвоем: недавно, например, уезжали на неделю и первый раз оставили всех детей. Никакого чувства вины я не испытываю: мы много путешествуем и с дочерьми, в целом проводим с ними много времени. И не надо слушать людей, которых сейчас принято называть «яжемать»: «Как вы можете оставить детей?» и так далее. Это выбор только самой мамы, и только она знает, как лучше.

4. Ласка и забота — единственное, что успокаивает детей, скучающих по отцу. Других способов у меня нет. Особенно тяжело приходится на сборах, когда дети не видят папу по сорок дней. Больше всех страдает средняя дочь Даша, которую я успокаиваю тем, что папа на работе, — когда он вернется, они увидятся. Благо сейчас есть видеосвязь, мы ежедневно созваниваемся.

На самом деле, папа очень много занимается воспитанием детей, стараясь каждую лишнюю минуту проводить с семьей. Поэтому нехватки его присутствия в воспитании у нас точно нет. Другое дело, что после назначения на пост главного тренера работы у него станет еще больше. Впереди несколько тяжелых месяцев, в течение которых мы действительно узнаем, что это такое, когда папа постоянно занят. Но это временные трудности, которые мы, я надеюсь, обязательно преодолеем.

5. Мы требуем от детей относиться к нам с вежливостью. Я никогда не позволяю ребенку повысить на себя голос, топнуть ногой. Это абсолютно неприемлемо в нашем доме.

6. Вседозволенность — абсолютно нет. У нас подход кнута и пряника. Мы пытаемся ограничивать детей, но не перегибать и искать золотую середину. Всегда стараемся объяснить, почему нельзя. Не просто «нельзя, потому что я сказала», а «нельзя, потому что это опасно и надо делать вот так». Речь не об авторитарном воспитании, а о необходимости объяснять свою позицию. И мы обязательно хвалим детей, много целуем, ласкаем — в общем, стараемся быть не диктаторами, а друзьями.

7. Наказывать ребенка точно можно. Конечно, не физически: никаких телесных наказаний, никогда и ни в коем случае. Но я могу или запретить что-то делать, или, наоборот, заставить. Такое чаще происходит со средней дочерью, которой скоро исполнится три года. Основной причиной становятся необоснованные капризы: пока еще маленькому ребенку нужно объяснить, что в этой жизни не все устроено так, как она хочет. И если мы договорились на первый раз, что она не будет так делать, а она продолжает — можем наказать. На самом деле, в этом нет ничего нового, так и нас воспитывали. И в этом смысле тенденция позволять ребенку делать все, что он хочет, от меня далека.

8. Ребенок должен сам найти увлечение, а родитель — дать попробовать несколько вариантов. Заставлять и перекладывать свои нереализованные амбиции нельзя ни в коем случае. Старшая дочка у меня достаточно творческая и пока не определилась, чем именно хочет заниматься, но я сама отправила ее на плавание из-за проблем со спиной. Тогда не стояло вопроса «хочешь — не хочешь» — нужно было просто ходить плавать. Это даже не хобби, а обязательная программа. Еще она занимается стрельбой — потому что ей самой нравится. Сказала бы, что разонравилось, — мы бы, естественно, прекратили.

Средняя пока ничем не занимается, но в сентябре ей исполнится три года, и мы попробуем пойти в танцевальную секцию. Она очень музыкальная, много поет и любит танцевать. А я как профессиональный музыкант слышу, что у нее получается. Думаю, потом мы будем вместе выбирать, что подходит больше всего. Но ключевая фраза — «подходит ребенку», а не «маме с папой». Заниматься хобби надо с удовольствием, а не потому что тебя родители заставили.

9. Не надо показывать, что мама не может плакать и вообще железный человек. У меня не было ситуаций, когда приходилось плакать при ребенке, — если только не смотрим грустный фильм или я мизинцем о тумбочку ударилась. Скрывать слезы вредно: ребенок может подумать, что он и себе не может такое позволять. В семье, где люди поддерживают, понимают и уважают друг друга, абсолютно нормально делиться своими эмоциями, причем не только положительными. В принятии этих чувств и заключается поддержка. Так что плакать рядом с близким человеком абсолютно нормально.

10. Для меня «идеальная мать» — та, которая умеет слышать своего ребенка и живет в гармонии с собой. Есть дети, с которыми надо построже, есть дети более ранимые, с которыми надо поласковее. Три мои дочки абсолютно разные, я ищу подход к каждой. И это очень сложно. Приходится действовать абсолютно по-разному, потому что старшая — более спокойная и ранимая, средняя очень ласковая, но при этом шебутная — приходится ее где-то контролировать. Маленькая — с самой ангельской внешностью, но явно с самым сильным характером: уже пытается нас сломать, стоять на своем. Приходится думать, как ее воспитывать, при этом не переломив. Мы тоже в работе и в поиске этого «идеального» баланса.

11. Нигде не учат быть родителем, но это наша самая важная роль. Нас не учат этому в школе, нас не учат этому в университете. Нас учат быть врачами, учителями, юристами, футболистами — кем угодно, но не родителями. Поэтому каждый учится на собственных ошибках. Я желаю всем матерям и отцам совершать их как можно меньше, ведь любая ошибка может стать определяющей.

Комментариев пока нет