Уважать желания ребёнка и считать равным себе — не значит избаловать

Уважать желания ребёнка и считать равным себе — не значит избаловать

И, нет, это не сделает его монстром!
7 857
2

Уважать желания ребёнка и считать равным себе — не значит избаловать

И, нет, это не сделает его монстром!
7 857
2

Хороший ребёнок — не тот, который не капризничает в очереди и доедает суп до конца. В первую очередь он должен чувствовать себя счастливым и любимым. О новой парадигме воспитания, конфликте поколений и о том, бывают ли вообще избалованные дети, — психолог и автор блога об отношениях детей и родителей Наталья Преслер.

Современные мамы, прочитав Гиппенрейтер и Петрановскую, исключают наказания как принцип воспитания. Они отстаивают право ребёнка на детство и рассказывают о вреде физического и психологического насилия. Однако ближе к выходным и каникулам к процессу присоединяются бабушки. Они видят, как Анечка надевает поверх штанов юбку, срывает шарф и отказывается доедать суп, и хватаются за голову: «Он же тебе на шею сядет, совсем избаловали». Мама защищает свою позицию: «Я не хочу, чтобы мой ребёнок через 40 лет стал пациентом психолога».

«Ребёнок имеет право на чувства и желания»

Избалованность — понятие относительное, оно зависит от времени. То, что мы подразумевали под этим 50 лет назад, сейчас выглядит совсем иначе. Меняется экономическая и культурологическая карта мира, за ней меняются и правила жизни, понимание ограничений в воспитании и, соответственно, само понятие избалованности.

Если мы возьмём, например, наших бабушек, то для них избалованность — это про несогласие со взрослыми. Жёсткое следование правилам без вопросов было возведено в культ.

Ребёнок должен чтить старшего, если он этого не делает, то он избалован, плохо воспитан

Сейчас у нас появилось понимание того, как устроена детская психика. Современный родитель понимает природу ребёнка. Он знает, что нужно время на созревание коры головного мозга ребёнок и он просто не может вести себя, как взрослый. Задавать вопросы, много двигаться, быть активным и шумным — натура ребёнка, а не показатель избалованности.

Мы признали, что ребёнок имеет право на чувства и желания, как и взрослый человек. Предыдущим поколениям многое запрещали — как с точки зрения действий, так и желаний. Теперь, столкнувшись с проявлением этого у современных детей, они видят в этом избалованность.

Например, будучи ребёнком, мама не имела права испытывать негативные эмоции по отношению к сестре. Она регулярно слышала: «Это твоя сестра, ты должна её любить». Современное воспитание смотрит на это несколько под другим углом. Ты можешь испытывать любые чувства, можешь сказать, что ты ненавидишь сестру. Однако бить её по голове нельзя — здесь должна быть граница.


«Родитель становится зависим от любви и от одобрения ребёнка»

В новой системе воспитания есть другая сторона вопроса. Родители часто не видят ту границу, которую им нужно очертить, и удовлетворяют любое желание ребёнка. Речь идёт не только о том, чтобы покупать каждый день новую игрушку, но и о том, чтобы психологически посвятить себя детям.

В ней нет прав у самой мамы, и ребёнок этим пользуется. Родитель становится зависим от любви и от одобрения ребёнка. Он так боится его расстроить и травмировать, что размывает границы, которые должен создавать. В такой ситуации ребёнок обретает власть, становится маленьким царём.

Однако излишняя ответственность ему не по плечам — она разрушает психику, расшатывает отношения между ним и родителем. Такие дети выглядят избалованными, потому что у них нет границ. Ребёнок чувствует, как родитель зависим от его любви и одобрения, понимает, что мама и папа боятся потерять его любовь. Он может ударить, и родители это просто принимают.

На избиение родных должно быть жёсткое табу — ничто не должно оправдывать замах или удар

Проблему отсутствия границ легко проиллюстрировать на примере такой ситуации: ребёнок в порыве младенческого гнева может ударить маму по лицу или просто задеть случайно. Он злился и после удара получил облегчение. Если родитель в этот момент начинает смеяться, продолжает бездействовать, когда это повторяется несколько раз, или шлёпает в ответ, ребёнок получает сигнал, что так можно и это нормально. Если мама может — то и я могу.

Лучше в этом случае поступить иначе. Если ребёнок сделал это случайно, то нужно физически отстраниться и показать, что вам так не нравится. Лицо должно быть серьёзным. Если ребёнок продолжает, следует отсадить его от себя. Чем старше ребёнок, тем дальше можно отходить. Если ребёнку уже три года, то можно даже выйти в другую комнату. Важно проговорить: «нет, мне так не нравится», «я так играть не буду», «у нас так не принято», «я тебя не бью, и ты меня не бей». Если мама внутри уверена, что она не заслуживает избиения от кого бы то ни было, даже от любимого ребёнка, если она говорит серьёзным тоном и отстраняется всякий раз, то это проходит очень быстро. Ребёнок понимает, что удар — это табу.


«У воспитанного в гиперопеке ребёнка формируется чёрно-белое мышление»

Если ребёнок в отношениях с родителями не получает опыта отказа, у него возникают сложности с тем, чтобы пережить его от других людей. Мама его во всем принимает, всё разрешает, как бы ребёнок себя ни вёл. В результате взрослеющего человека пугает несогласие, оно выводит его за рамки близких отношений. Отказ воспринимается как отвержение его лично.

На практике общение бывает разным: люди не всегда понимают, принимают нас или делают, как мы хотим. Мы сами часто совершаем ошибки.

У воспитанного в гиперопеке ребёнка формируется чёрно-белое мышление, отказ становится трагедией. У него нет понимания, что мир разный

Происходит разделение на хороших и плохих. Ребёнок начинает воспринимать так самого себя: «Если я проиграл — я плохой».

Такие люди начинают категорично относиться к другим. Сначала они причисляют человека к «хорошим», очаровываются новым знакомством, но потом происходит ситуация, которая хорошего превращает в плохого без серьёзных причин. Наступает болезненное разочарование: «Ты меня предала, ты ужасный человек».

Вероятно, то самое чёрно-белое мышление заставляет нас придерживаться определённого метода воспитания. Часто в одной компании встречаются семьи, в которых одни дети закидывают ноги на стол, а другие послушно жуют огурец и в ужасе посматривают на маму. Кому-то родители разрешают бегать по лужам, а кто-то не может выйти под мелкий дождь из-за риска поскользнуться.

Наверное, самое главное, что есть у нас по сравнению с нашими родителями, — возможность узнавать новое о физиологии и психике ребёнка. Если трёхлетний ребёнок отказывается спокойно идти рядом, и вас это раздражает, всегда есть возможность найти статью о том, что бег — норма для трёх лет. Вы поймёте, что это не избалованность, а стадия развития. И на очередной комментарий бабушки сможете ответить научно подтверждёнными данными.

Иллюстрации: Shutterstock (Maria Skrigan)

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(2)
Подписаться
Комментарии(2)
Говори, что хочешь, только по голове не бей! Это перебор, по-моему!
Опять загадочный бред от психологов.. 1) В поколении наших родителей - насколько я помню - не было принципа "дедовщины": плохо воспитанным считался не тот, кто "не чтит старших", а тот, кто создаёт проблемы окружающим, лишь бы не затруднять никак себя самого. Учили не просто тупо "слушаться", а уважать других! 2) Ну и ...
Показать полностью
Больше статей