«Он не рассказывает об отношениях с одноклассниками». Как учителя совмещают материнство и профессию

«Он не рассказывает об отношениях с одноклассниками». Как учителя совмещают материнство и профессию

Время чтения: 5 мин

«Он не рассказывает об отношениях с одноклассниками». Как учителя совмещают материнство и профессию

Время чтения: 5 мин

Часто случается так, что дети педагогов идут учиться в школу, где работают их родители. В этом случае учителя сталкиваются с рядом этических проблем: вести ли уроки в классе своего ребенка, как взаимодействовать друг с другом, требовать ли с ребенка больше, чем с остальных. В честь Международного дня матери мы поговорили с такими педагогами и узнали, каково это — быть учительницей у собственных детей. И стоит ли вообще на это решаться.

Крупным шрифтом в списке выделено слово «совесть»

Надежда Степанова, учитель музыки в московской школе № 2120:

Я учитель музыки, классный руководитель 10-го кадетского класса, ответственная по воспитательной работе по корпусу Ш1. А еще я мама двоих детей. Младший ходит во второй класс, а старший учится как раз в моем 10-м классе — и сейчас на дистанте.

Наличие собственного ребенка в классе, кстати, причина, по которой я не хотела брать классное руководство. Опасалась, что другие дети будут плохо реагировать, считать его любимчиком. В итоге к сыну я отношусь даже с большей строгостью, чем к остальным детям. Я более требовательна, и, наверное, он от этого немножко страдает, как и все учительские дети.

Как известно, дети учителей не любят, когда родители работают в их школе, а тем более являются классным руководителем, считая, что находятся под постоянным контролем и не имеют никакой свободы. В школе у нас с сыном только рабочие отношения, он меня называет по имени-отчеству, очень редко приходит ко мне в кабинет во время перемен — такой он у меня ребенок.

Если сын что-то не вовремя сделал, плохо написал контрольную, я об этом узнаю достаточно быстро

И сын в курсе, что о его проблемах с учебой коллеги сообщат мне в ближайшее время. Поэтому у него есть дополнительный стимул все делать вовремя, выполнять задания. При этом он никогда не рассказывает мне об отношениях с одноклассниками, потому что дети не всегда хотят, чтобы классный руководитель был в курсе абсолютно всех вопросов.

Положение мамы подростка позволяет мне без проблем найти общий язык с родителями учеников моего класса. Сейчас многие волнуются из-за дистанционного обучения, раньше переживали из-за проблем, связанных с переходным возрастом. А я могу поговорить с родителями об этом не просто как учитель, но и как мама, которая тоже сталкивается с подобными вопросами, успокоить их, дать совет.

Именно работа помогает мне лучше понять собственных детей. Со старшим в начальной школе никогда не было конфликтов: он спокойный, уравновешенный парень. А младший сильно отличается: он очень подвижный и энергичный. Огромное количество времени уделяет спорту, занимается в горнолыжной школе олимпийского резерва. Порой совмещать спорт и учёбу очень тяжело. Только сейчас, во втором классе, он стал самостоятельно делать уроки, отношение к учёбе изменилось, восприятие учебного материала значительно улучшилось.

Приучить бывшего детсадовца к дисциплине и выполнению уроков было достаточно сложно. Но я понимаю этапы его взросления, причины, почему что-то ему дается легко, а что-то сложнее. Помогает в этом и наблюдение за другими детьми: я вижу их взросление, достижения и результаты. И делаю выводы.

Ребенку необходимо помогать учиться, но не ставить первостепенной задачей отличную успеваемость любой ценой

Сейчас с младшим мы стараемся выполнять рекомендации учителей, побольше читать, регулярно упражняться в вычислениях, повторении диалогов на английском. Если я очень устала в какой-то день после работы и нет сил почитать ребенку перед сном, всегда включаю ему аудиокниги. А если задано стихотворение наизусть, этот метод тоже помогает. Ребенок слушает два дня запись стихотворения — и все готово!

Я часто ухожу на работу раньше детей, поэтому сделала им памятку, которая не даёт забыть важные вещи, а также посоветовала сделать такую же другим родителям. Уходя в школу, ребенок читает список на двери — что он должен не забыть: школьный пропуск, сменку, ключи, форму для физкультуры, тетради и учебники по расписанию. Крупным шрифтом в этом списке выделено слово «совесть».

Какие-то учительские привычки и выражения типа «Голову ты дома не забыл?» я в повседневной жизни не использую. А поговорки из серии «Повторение — мать учения» и «Без труда не выловишь и рыбку из пруда» очень люблю. Бывает, когда дети забывают школьный пропуск, я с иронией спрашиваю: «А телефон мобильный тоже дома оставил?» В следующий раз такие ошибки уже не повторяются.


Плохие оценки — сигнал, что у ребенка что-то не так

Надежда Гамага, учитель французского и английского языков в школе № 1080:

Я преподаю французский и английский языки. И я классный руководитель четвертого класса.

У меня двое детей. Девочке 15, мальчику 11. Дочь учится в моей школе в 9-м классе, а сын ходит в другую школу.

Сын учится отдельно прежде всего в воспитательных целях. Мне было важно развить в нем самостоятельность. Дело в том, что я преподавала у него в начальной школе, что очень расслабило мальчика. В нашем случае это оказалось очень непедагогично.

У моей дочери расстройство аутистического спектра, поэтому я стараюсь быть рядом с ней. У ее класса я преподаю французский. За это время у учителей сложилось свое собственное впечатление о ней. И я не вижу смысла на это дополнительно влиять.

В вопросах совместного нахождения родителя и ребенка в одной школе нет каких-то четких рекомендаций. Здесь нужно много чего учесть: характер ребенка, состояние здоровья или банальное расстояние между школой и домом.

Для успешного взаимодействия многое должно сойтись: детям должно быть комфортно с мамой или папой в одной школе, а родители не должны давить авторитетом

Проблемы с оценками, например, мы стараемся решать дома самостоятельно. Хотя я и могу подойти к учителю и задать вопрос, но только как обычный родитель. Нужно обязательно разделять роль учителя и родителя. Для меня это был важный моральный выбор.

В противном случае у ребенка всегда будет ощущение, что его проблему решают за него. А родитель должен прежде всего направлять, помогать. Поэтому я стараюсь предоставить дочери возможность социализироваться самостоятельно. Но бывают и проблемы, которые требуют вмешательства родителя.

Буллинг в нашей жизни был. В прошлом году был случай недопонимания в классе, ведь дочери сложно выстроить границы общения с одноклассниками. В этом случае мы подключали классного руководителя. И он слушал обе стороны, чтобы не было предвзятости. Таким образом, все объединились и коллективно решали проблему.

Бывали моменты, когда я поощряла ученика, который не очень нравится моей дочери

Может, они в конфликте, или этот ученик ее обижал. А я его хорошо оценила. Тут и проявлялись небольшие конфликты. Дочь обижалась, не всегда понимала, что прежде всего я оцениваю успеваемость.

Моя дочь — самый обычный подросток с обычными подростковыми проблемами. У нас могут быть и конфликты, и ссоры. Бывает и так, что она не заходит ко мне в школе: не хочет, чтобы сегодня я участвовала в ее школьной жизни. Но вообще в отношениях в школе у нас нет ограничений. Дочь — очень ласковая девочка, не боится проявлять чувства.

В школе дочь меня называет мамой, но на уроках — по имени-отчеству (она сама поставила такие условия). Только в последнее время из-за дистанта эта граница смывается.

Я стараюсь не выделять дочь среди других учеников. Мы об этом с ней договорились. Она ведет себя как другие школьники, но из-за особенностей здоровья ей иногда нужно чуть больше внимания и времени. И ребята знают, что я это делаю не из-за того, что я ее мама. Если бы это был не мой ребенок, поведение было бы такое же.

С младшим все по-другому. Он очень деятельный и самостоятельный. Уже в третьем классе заявил, что будет делать все домашние задания сам. Я могу проверить, выполнены ли они, но посмотреть, как они выполнены, он мне не разрешает. Думаю, существенную роль в этом сыграло его отдельное обучение.

Я резко против какого-либо давления на ребенка в плане успеваемости. Это просто неэффективно и травматично — как для родителя, так и для ученика

Для меня плохие оценки — это сигнал, что у ребенка что-то не так. Либо он устал, что-то упустил, что-то надо подтянуть. Или он плохо себя чувствует, у него конфликт с учителем. Ведь с психологической точки зрения лень и раздолбайство — это следствия. А причина кроется глубоко внутри ребенка. И мне всегда интересно помочь ребенку разобраться, какие проблемы стоят за неуспеваемостью и незаинтересованностью.

Я стремлюсь к гармонии, стараюсь совместить роль учителя и родителя так, чтобы они были эффективны и полезны. И, наблюдая за своими детьми, я понимаю, что это возможно.

Иллюстрация: Shutterstock / Eslem_Yasar

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Подписаться
Комментариев пока нет
Больше статей