Есть ли у учителей карьерные перспективы (есть!) и где их искать

Есть ли у учителей карьерные перспективы (есть!) и где их искать

Валерия Кузнецова

3

13.04.2021

Ежегодно тысячи учителей проходят курсы повышения квалификации. Для чего они нужны, куда дальше расти преподавателям и как им развивать личные навыки? В эфире нашей «Радиошколы» заместитель директора Академии Министерства просвещения России Надежда Родина рассказала о траекториях профессионального роста учителей.

Что такое «горизонтальное» повышение квалификации и куда расти учителям

В России давно существует стереотип, что учитель — это на всю жизнь, окончил вуз и работаешь в школе. Раньше это было актуально, причем не только для педагогов, но для большинства остальных профессий. Но сейчас все изменилось. Стало совершенно неважно, кем и где вы работаете: ведете эфиры на радио или объясняете математику детям. Каждый день появляется что-то новое. Поэтому неизбежно либо вы сами решите, либо ваше начальство тонко намекнет, что, если вы хотите оставаться востребованными специалистами, нужно вставать на путь совершенствования. То есть в любом случае придется учиться тому, что в вузе вам не рассказывали.

Если мы говорим об учителях, то множество преподавателей чувствуют запрос времени и необходимость в дальнейшем образовании. Академия Минпросвещения делает упор на развитие педагогов не только за счет курсов повышения квалификации. Безусловно, формальные способы не потеряли своей популярности, но сейчас появляются и неформальные.

Например, один из самых эффективных способов роста — наставничество. У кого педагог-профессионал может научиться чему-либо? У наставника, который прошел такой же путь, как и он, только сделал это немного раньше и уже получил определенный опыт. Это называется «горизонтальным» повышением квалификации. Другими словами, учитель садится со своим коллегой-наставником и разбирает, что он делает не так, что может сделать лучше, почему что-то получается, а что-то нет. Для этого существует множество различных форматов: от простого чтения научных публикаций до участия в профессиональных конкурсах. Федерация поддерживает разные пути развития и не зацикливается на таком привычном формате, как курсы повышения квалификации.

«Результат остается простой декларацией, а слушатели курса разочаровываются»

Существуют две главные проблемы рынка повышения квалификации. Первая — «меня заставили». Ее суть в том, что сами учителя не видят никакого смысла в использовании своих ресурсов для получения дополнительного образования. Следовательно, не появляется запроса. Во многом это происходит из-за того, что и у начальства нет понимания того, как курсы могут повлиять на происходящее в школе. Откуда вообще рождается запрос на развитие себя как профессионала и, что еще более важно, как личности? Преподаватель должен сам себя осмыслить, осознать свою деятельность, прочувствовать пробелы, понять тренд времени. И чтобы заполнить нехватку каких-то знаний, он должен поставить себе цель — найти определенный курс или мастер-класс. В общем, любую возможность для закрытия этих пробелов. Здесь важно помнить о soft skills, которые в наше время все так любят обсуждать. Азы soft skills — это не только умение работать в команде, но и понимание того, как правильно поставить себе цель, наметить путь и идти к результату. А потом этот результат еще и осмыслить.

Фото: Shutterstock / Amy Johansson

Есть другой путь к повышению запроса. Он, вероятно, больше подходит для большинства учителей, однако пока на практике работает редко. Речь идет о запросе, который формируется работодателем, в данном случае подразумевается директор или администрация школы.

Руководитель должен мотивировать учителей не просто собирать стопку сертификатов, а действительно что-то менять в процессе обучения детей

И главное — видеть результат, как те или иные курсы влияют на качество образования в школе. И пока нет этой осмысленности и сформулированного запроса со стороны работодателя, система дополнительного образования будет испытывать серьезные провалы.

Вторая проблема — порочность системы. Зачастую учителя находят курсы, в описании которых обещают одно, а на выходе они получают непонятно что. Кажется, азы педагогического дизайна обсуждаются на каждом углу, их активно учат и преподают. Однако пока этот курс не реализован в государственной системе профессионального развития и повышения квалификации.

Академия Минпросвещения как раз занимается вопросом, как составить программу так, чтобы она действительно приводила к обещанному результату. Например, создатели курса обещают учителю биологии, что после прохождения 16-часового, недельного или месячного обучения он освоит ИКТ. В итоге не проверяется, знает ли он, что такое ИКТ, изменилось ли что-нибудь на уроке, повысилось ли качество образования. Проблема в непродуманной обратной связи, которая приводит к тому, что результат остается простой декларацией, а слушатели курса разочаровываются. То есть нужно уделить внимание педагогическому дизайну и глубине погружения преподавателей в освоение его основных навыков.

«У ребенка должна быть уверенность в том, что учитель дает ему правильные знания»

Провал аттестации — это провал во всех головах. У тех, кто ее проходит, и у тех, кто ее организовывает и продумывает, из чего она должна состоять. Вопрос сейчас звучит так: «Что аттестация даст учителю?» А если мы перевернем вопрос: «Нужна ли детям аттестация его учителя?» Не нравится этот вопрос? Перенесемся в сферу медицины.

Нужна ли пациенту аттестация врача-хирурга, который будет проводить ему операцию? Грубый пример, но он позволяет понять, ради чего нужна аттестация

У ребенка должна быть уверенность в том, что учитель дает ему правильные знания. Тогда что должна проверять аттестация? Речь не о количестве конкурсов, в которых преподаватель принял участие, и не о стопке сертификатов, которую он получил на каких-либо курсах. Должны проверяться результаты детей: есть ли динамика, помогает ли это конкретному ребенку, который находится в сложной жизненной ситуации, помог ли учитель ребенку поверить в себя, найти свое дело. Если мы аттестуем именно это, тогда процедура становится абсолютно понятной.

«Сугубо профессиональный рост, без развития личности, не работает ни в одной профессии»

Когда речь идет о повышении квалификации, смотрим ли мы на учителя как на человека, заботимся ли о его эмоциональном состоянии? Некоторые платформы, создавая курсы дополнительного образования, обратили внимание на педагогов в первую очередь как на людей. Например, «Метод» создал бесплатные курсы по профилактике эмоционального состояния учителей, позже «Яндекс Учитель» начал проводить огромные интенсивы. Стандартная система повышения квалификации не рассчитана на учителя как на человека, однако инициатива «Яндекса» берется в расчет и помогает на пути развития этой системы.

Мы все живем по принципу экономии ресурсов. Государственная система не исключение

Проблема в том, что очень сложно идти в новую плоскость. Проще работать с тем, что мы имеем на протяжении последних 10–15 лет. Нельзя сказать, что это плохо или хорошо. Это факт. Как это исправить? Как показывает практика, сугубо профессиональный рост, без развития личности, не работает ни в одной профессии. И здесь как раз должны включаться soft skills. На данный момент очень мало хороших специалистов в этой сфере. Много тех, кто хочет влиться в этот поток, но по факту мало кто действительно что-то делает.

В российских регионах вряд ли есть доступ к подобным ресурсам, но он есть у Академии Минпросвещения. То есть Академия может заключать партнерские отношения с коллегами, которые разбираются в soft skills. Как пример: есть ежегодная флагманская программа. Она не похожа на стандартные курсы повышения квалификации. Ее суть заключается в том, что участнику дается траектория, маршрут, состоящий из микронавыков и мини-модулей. Все это проходится в сопровождении наставника и с возможностью самодиагностики и выбора собственного пути развития.

Эта часть программы сейчас будет быстро наращиваться, так как запрос на гибкие навыки есть, и он не маленький. Как показала практика, стоило появиться проекту «Яндекса», где учат лучше понимать и контролировать себя, как тысячи учителей решили принять в нем участие. А значит, это нужно педагогам, и Академия постарается дать им такую возможность.

«Мы создаем целую цифровую систему дополнительного профессионального образования»

Один из самых частых запросов преподавателей — иметь один общий портал, единую точку входа в многообразный мир повышения квалификации. Речь о ресурсе, который бы объединил в себе не только разные программы, но и разные форматы: разовые отдельные мероприятия, мастер-классы, курсы, лекции и так далее. Например, учитель работает в Москве и ему не хватает ресурсов для дополнительного образования. На поиск других курсов человеку абсолютно не хочется тратить много времени. Единая точка входа поможет сэкономить это время и позволит быстро ознакомиться с программами развития не только Москвы, но и других регионов России. Множество мероприятий сейчас проходит онлайн, а значит, не придется даже никуда ездить.

Фото: Shutterstock / fizkes

Для этих целей создается не просто портал, а целая цифровая система дополнительного профессионального образования. Она состоит из федерального реестра, в который отбираются самые лучшие и востребованные программы. Тогда любой учитель сможет с ними ознакомиться, неважно, в каком регионе он находится.

«Люди хотят, чтобы все проходило быстро, плотно и не требовало много усилий»

Одним из ключевых вопросов при создании любой такой системы является оценка качества. Априори она является комплексной и включает в себя множество разных метрик. Но полностью доверять этой оценке, конечно, нельзя. Например, возьмем любую конференцию. В чем ее плюсы? Это быстро и занимает не более 1–2 дней, есть возможность отключаться от процесса, не нужно делать какие-то особые практические вещи. В результате не нужно тратить больше времени.

В чем минус? Такие короткие программы пользуются популярностью именно из-за того, что они короткие. А длинная программа может быть изначально очень востребованной, но к концу обучения количество слушателей резко сокращается. Дело в том, что люди хотят, чтобы все проходило быстро, плотно и не требовало много усилий. Однако по факту не получают нужный объем знаний. И сертификат, выданный на такой краткосрочной конференции, отправляется в стопку к другим.

Проблема в неумении ставить себе правильные цели. И пока учителя не научатся этому гибкому навыку, тенденция не исчезнет

На что же тогда обращать внимание при оценке качества?

Во-первых, качество точно не должно быть связано с объемом. Самый верный показатель востребованности в таком случае — количество записей на курс с оговоркой и пониманием, что если программа короткая, то, возможно, дело не в ее качестве. Во-вторых, нельзя воспринимать любую программу как застывший продукт. Это прекрасно понимают в бизнесе. Поэтому любой продукт после какого-то потока клиентов улучшается. Собирается обратная связь по продуманным критериям, и дальше продукт начинают совершенствовать. Сфера образования и развития должны идти по тому же пути. Создали программу, прошел первый поток, в конце среди участников проводится анонимный опрос (обязательно анонимный, так откликается больше людей). Идет призыв дать обратную связь по преподавателям: от простой эмоциональной оценки до полезности. Этот опрос мнений нельзя назвать независимой диагностикой, однако он очень важен. Ведь учитель — такой же клиент. К опросу же относится информация, сколько процентов готовых материалов учитель начинает применять на практике. Если курс ничего не поменял в процессе преподавания предмета, значит, эта программа — просто потеря времени.

Самая важная и последняя метрика — сопоставление результатов обучения учителя с результатами его учеников. Но это нужно проверять не сразу, а только года через два. Однако если там появилась динамика и видна связь между курсом и результатами, значит, повышение квалификации в той или иной мере сработало.

«Наставничество — это технологии продуктивного общения»

Абсолютно точно бизнес должен быть в образовании. Потому что он работает как кнут, подстегивает, создает конкуренцию, из-за которой рождаются новые результаты. Многие вещи, которые госструктурам сложно запускать и пилотировать, бизнесу более доступны. Государство может брать в качестве образца схемы, которые бизнес уже успел наработать.

В профессии учителя есть предметная компетенция, а есть то, что находится над предметом, что универсально. Механизмы коучинга на самом деле абсолютно общие и могут подстроиться под любую сферу. Однако первые попытки захода бизнеса в образование не оправдались, потому что коучинг оставался на более бизнесовом уровне.

Заменим слово «коуч» на слово «наставник». Это специалист комплексной квалификации. Наставничество в нужном для нас смысле заключается в технологиях продуктивного общения, когда специалист способен дать обратную связь и критику так, что ее услышат.

Чтобы наставник мог говорить с каждым учителем на понятном ему языке, он должен быть практиком

То есть он должен все еще стоять у доски и понимать, что такое объяснять предмет 25 разным детям. Еще нужно к каждому ребенку найти подход. Брать в наставники теоретика в этом случае бессмысленно. А вот практика — да, причем он должен разбираться в этом от и до, знать, что и где можно подсмотреть, чтобы подсказать коллеге.

Еще одна очень важная часть компетенций — это методические, точнее дидактические компетенции. Если говорить простыми словами, как разным детям, с какими-то разными стремлениями и задачами, объяснить новый материал, например теорему Пифагора. А ведь ее можно вводить пятью-десятью разными способами. И как выбрать этот способ, какие они есть, какие задачи они выполняют, когда нужно превратить класс в группу исследователей, а когда нужно просто рассказать. Это копилка методик, которой, к сожалению, учителям очень не хватает. Этому надо учить и учиться.

«Даже на курсах учителя часто страдают тем, что изучают сплошную теорию»

У нас каждый день появляются новые технологии. Однако нужно помнить, что зачастую все новое — это красиво переписанное старое. Если учителя овладеют хотя бы тем, что написано во ФГОСе, то это уже будет большой прорыв. Это основа основ, связанная с целеполаганием, образностью материала, интересного детям разного возраста.

Фото: Shutterstock / Indypendenz

Известно множество стандартных технологий, например «перевернутый класс». Суть в том, что урок отводится именно под практику. Даже на курсах очень часто учителя страдают тем, что изучают сплошную теорию. И, как зеркало, это отражается на уроках в школе.

Наставник или тьютор — это ровно тот человек, который обладает разными стандартными и новыми технологиями, в том числе и практической методикой. И Академия старается найти таких людей. Есть понимание, что такие люди есть, но их нужно показать миру. Наверняка они готовы обучать других людей, делать новых наставников.

Их поиски начались с больных точек — вопросов методических компетенций. В прошлом году регионам на добровольной основе было предложено провести программу, направить учителей на диагностику. Причем объяснялось, что это именно для поиска кадров, которые обладают определенными компетенциями. Им было предложено сложное задание, примерно на два часа, состоящее из кейсов. Эти кейсы описывали ситуации, которые происходят на уроках. Учитель должен был предложить 2–3 метода работы и аргументации, почему для решения они выбрали тот или иной путь.

В данном случае не было правильного или неправильного ответа. При оценке смотрели как раз на аргументацию и соответствие метода. Подходит ли он для решения именно этой задачи, поможет или нет. Порядка 50% учителей, которые проходили эту диагностику, успешно справились с заданием, и это очень хороший результат, который оправдал наши надежды. Теперь есть понимание, что в каждом регионе у нас есть 10, 50, а то и больше человек, которые могут становиться наставниками. Этих людей заметили, знают, что они есть. И одна из задач Академии — сделать так, чтобы этих людей привлекали к наставничеству.

Для чего нужны профессиональные конкурсы

Во-первых, профессиональные конкурсы нужны, чтобы покрыть понятную потребность человека в признании. Во-вторых, конкурсы должны задавать тренды в профессии. Например, появилось понимание, что нужно смотреть в междисциплинарность, на soft skills, в сторону функциональной грамотности. Это значит, что профессиональные конкурсы, один или целая линейка, должны стать отражением этой тенденции. Они должны стать платформой, где профессионалы, которые хоть что-то в этом понимают, смогли показать себя миру. Таких профессионалов нужно искать и делать достоянием общественности. И внутри конкурса эти профессионалы должны развиваться. Преодолевая какие-то конкурсные этапы, они учатся чему-то новому, растут как личности и как профессионалы.

Конкурс в любом случае — это всегда про профессиональное развитие. Есть еще одна мысль, но она пока мало воплощена в конкурсах для учителей. Когда ребенок добивается результата, над этим работает не один учитель, а целая команда. Поэтому подчеркивается важность создания атмосферы не только в классе между учениками и учителем, но и в педагогическом коллективе. Речь идет про командную работу. Поэтому профессиональным конкурсам пора эволюционировать и смотреть в сторону развития командной работы. В этом случае разговор пойдет не только о росте одного человека.

В команде, если ты видишь, что кто-то лучше тебя, тебе хочется стать хотя бы на его уровень. То есть это про подстегивание и взаимообогащение

Причем не нужно узко смотреть на подобные конкурсы, якобы «в Москве сильные педагоги, много технологий и возможностей, поэтому их команда выиграет». Совершенно не обязательно, чтобы команда формировалась из учителей одной школы. Возможно, она будет состоять из педагогов разных школ, а то и регионов. Нам нужно развивать навык работы в команде, а это должно происходить в незнакомой обстановке.

«Дошкольное образование находится у нас на очень высоком уровне»

Нельзя сказать, что дошкольное образование выпадает из государственной системы профессионального развития. Чтобы что-то улучшать, нужно сначала смотреть на то, где дефицит больше и куда необходимо направить ресурсы. Ведь они не бесконечны. Лучше фокусироваться на том, что обязательно даст хороший и понятный результат в будущем. Если мы говорим о начальной школе, то международные исследования показывают, что этот этап образования у нас находится на очень высоком уровне, лучшем в мире. А это невозможно без достойной дошкольной подготовки. Поэтому ощущение, что дошкольному образованию уделяется меньше внимания, возникает по простой причине — не надо лезть в механизм, который и так хорошо работает.

Полную запись интервью с Надеждой Родиной слушайте здесь. Разговор прошёл в эфире «Радиошколы» — проекта «Мела» и радиостанции «Говорит Москва» о проблемах образования и воспитания. Гости студии — педагоги, психологи и другие эксперты. Программа выходит по воскресеньям в 17:00 на радио «Говорит Москва».

Фото: Shutterstock / Ekaterina Pokrovsky

Комментарии(3)
Столько пустых слов чиновника, весь смысл которых сводится к простой мысли, что нужно создать «единый вход» для курсов повышения квалификации учителей, которые — с чего бы? — этого очень хотят. То есть весь поток слов в этом пустом тексте — это попытка обосновать существование Академии при Минобре, которая никому не нужна. Мел начинаете копать?
Сплошная болтовня. Типично для чиновников и мела
Я подрабатываю репетитором на онлайн-платформе Умиус, имею дополнительный заработок. Работа очень нравится, планирую дальше развиваться в репетиторстве
Больше статей