Сперва любить, потом учить. История легендарной частной школы, где учились Лихачёв и Рерих
Сперва любить, потом учить. История легендарной частной школы, где учились Лихачёв и Рерих
Сперва любить, потом учить. История легендарной частной школы, где учились Лихачёв и Рерих

Сперва любить, потом учить. История легендарной частной школы, где учились Лихачёв и Рерих

Лада Бакал

7

25.10.2019

Что объединяет художника Александра Бенуа и космонавта Георгия Гречко? Они оба окончили школу Карла Мая, учеников которой называли «майские жуки». Рассказываем об одной из самых интересных частных школ России, где учились целыми династиями и куда дети бежали со всех ног.

Немецкая школа с индивидуальным подходом

Небольшая частная немецкая мужская школа открылась в Петербурге 10 сентября 1856 года — на её открытии настояли родители детей, которым не нравилось, что существующие школы оторваны от реальности и не дают никаких практических навыков, ведь после школы многим выпускникам приходилось сразу включаться в деловые предприятия родителей. Занимались ученики на первых порах дома у директора — в квартире молодого учителя Карла Ивановича Мая на 1-й линии Васильевского острова, в доме 56.

Карл Май родился в 1824 году в Санкт-Петербурге, в бедной семье немца и шведки. В четырнадцатилетнем возрасте он остался без средств к существованию — умерли его отец и дядя. С тех пор Карл сам зарабатывал на жизнь. Он окончил Петершуле — пансион, популярный среди выходцев из немецких семей, — был выдающимся учеником, и сам директор помогал ему с работой, искал подработку репетитором. После окончания историко-филологического факультета Санкт-Петербургского университета Карлу Маю повезло стать учителем сына министра юстиции Дмитрия Дашкова.

Его воспитанник впоследствии стал известным педагогом, писателем и земским деятелем. После Дашковых Май работал учителем в Шведской школе при церкви Св. Екатерины, в школе Штюрмера, школе для девочек фрау Рехенберг, давал частные уроки. Он продолжал расширять свои педагогические знания: читал Ушинского и Пирогова, высоко ценил книгу «Человек как предмет воспитания». За границей познакомился со взглядами передовых в то время педагогов — Иоганна Песталоцци, Адольфа Дистервега, Фридриха Фрёбеля. В Вене Май попал на лекции немецкого географа Карла Риттера и так впечатлился, что с тех пор география стала его любимым предметом.

Карл Иванович Май (1820–1895) / Фото: Wikimedia Commons

В 34 года он поступил в Лесной институт преподавателем географии. Хотя он опасался, что будет трудно завоевать авторитет учеников, ненамного младше учителя, всё обошлось: уже после первого года работы после лекции студенты вынесли Мая из класса с креслом на руках под крики «Ура!».

Но в 1856-м Май решил создать собственную школу и ушёл из института. Сначала учеников было всего 10, а сама школа только начальной. Но она быстро стала популярной: учили в ней отлично, а главное, в ней сразу возникла особая атмосфера. Родителей не смущало даже то, что первые двадцать пять лет школа оставалась немецкой. Все уроки, кроме русского, литературы, истории и некоторых дисциплин, также велись на немецком.

Школа Карла Мая сразу стала особенной. Здесь стремились развивать в равной степени ум, нравственные качества, эстетическое чувство, волю и здоровье ученика

Май искал индивидуальный подход к каждому. С первого же дня пребывания ребёнка в школе он отмечал склонности и способности, старался войти во все обстоятельства, стремился поддерживать связь с семьёй ученика.

Май был гостем на семейных торжествах, справлялся о здоровье заболевших, поддерживал учеников из неимущих семей: мог устроить репетитором или дать возможность заработать — например, поколоть дрова. «Влияние школы на наших детей ограниченно, много условий должно сойтись, чтобы достичь намеченной цели — нравственного и умственного развития детей. Одно из главных влияний — семья; где она не помогает, там вся наша работа — напрасно потраченный труд».

Первые годы существования школы Карл Иванович Май преподавал арифметику, всеобщую историю, древние языки и географию. С ростом школы почти все предметы Май передал другим учителям, но с любимой географией Карл Иванович не расстался и учил ей почти 40 лет.

«Четыре директора». В. А. Краснов (стоит), А. Л. Липовский (слева) и В. А. Кракау у портрета К. И. Мая в семидесятую годовщину традиционного школьного выпускного акта, который всегда проводился в день рождения К. Мая. 29 октября 1926 года / Фото: Школа Карла Мая

Подбором педагогов Май не манкировал. Они — лицо гимназии, именно от них зависит, как потечёт жизнь в школе. Выпускники вспоминали: «У Мая нет педагогов-мракобесов, учителей-черносотенцев, людей „в футлярах“». Преподаватели год за годом подбирались у Мая по принципу научной и педагогической одарённости.

Принципы школы Карла Мая:

  • Давать ученикам только истинные знания.
  • Образование и воспитание — конечная цель всякого преподавания.
  • Нельзя всех и каждого стричь под один гребень.
  • Ум, нравственные качества, эстетическое чувство, воля и здоровье ученика в равной степени должны быть заботой учителя.
  • Те занятия плодотворны, где требуется от учеников самостоятельность, а самые знания приноровлены к их силам.
  • Пример преподавателя — самое действенное средство воспитания.
  • Дисциплина — ещё не воспитание.
  • Воспитание имеет целью не сломить волю ребёнка, а образовать её.
  • От юного существа можно добиться всего доверием.
  • Наказание работает, если оно понятно провинившемуся и вполне соответствует тяжести содеянного проступка.
  • Главная задача — подготовить ученика к труду, полезному для общества.

Обеды с директором, никаких экзаменов и минимум домашки

В 1861 году школа Карла Мая обзавелась первым зданием на 10-й линии Васильевского острова и стала «реальным училищем»: это значило, что в ней не только давали академические знания, но и учили сразу применять их на практике. Например, так выглядели уроки географии в младших классах: детей просили начертить план класса, потом план школы, двора, затем план Петербурга и, наконец, переходили к географическим картам. Николай Рерих, выпускник школы, вспоминал, что карты не только рисовали. Дети лепили из пластилина ландшафты и целые горные системы, а то и страны целиком.

Несколько позже, в 1868 году, школа была разделена на гимназию и реальное отделение. Обучение в гимназии было гуманитарным, в программу входили древние языки; детей готовили к поступлению в университет. Реалисты учили современные языки, историю, химию, естественные науки.

Столовая школы в 1910 году / Фото: Школа Карла Мая

Уроки начинались в девять часов и продолжались до полудня. С двенадцати до часу была большая перемена. Полчаса отдавали гимнастике или подвижным играм «на воле» (взятие снежной крепости, городки, снежки, позже — футбол), а ещё полчаса отводили на обеденный перерыв. Обеды у Мая были известны своей демократичностью: ученики и учителя во главе с директором сидели за одним столом со школьниками и ели то же, что и ученики. После большой перемены занятия продолжались до четырёх часов.

На переменах было разрешено бегать, прыгать, кричать и бороться друг с другом, но не допуская драк, резкостей и ожесточения

Наказания в школе тоже были специфическими: провинившиеся записывались в «кондуит» и обязывались остаться после уроков или выполнить некую общественно полезную работу. А вот оценку «отлично» всегда выставляли красными чернилами, а родителям сообщали, что ученик «успевает по всем предметам».

Особое место уделялось словесности и истории. Помимо учебной программы, проводились литературные чтения. В программе был даже такой предмет, как выразительное чтение. Детей вообще старались не нагружать домашними заданиями, чтобы у них оставалось как можно больше времени для внеклассной деятельности. В школе действовали кружки: литературный, выпускавший журнал «Майский сборник», исторический, морской, спортивный, авиамодельный (его участники построили первую в России модель самолёта).

Ученики часто ходили на экскурсии — на Путиловский и Ижорский заводы, Государственную типографию, писчебумажную фабрику, Императорскую Публичную библиотеку, музеи Петербурга. Ездили в Ригу, Ревель, Киев, Москву, Новгород, Выборг.

Библиотека в школе Карла Мая, 1910–1914 годы / Фото: Wikimedia Commons

Полагая, что экзамены в конце учебного года из-за большой психологической нагрузки могут давать необъективный результат, у Мая проводили обычный опрос. Вот как об этом вспоминали выпускники: «Классные экзамены носили характер совершенно домашний, без всякой торжественной обстановки, не было никаких приготовлений к ним, а просто неожиданно в конце учебного года являлся К. И. Май в класс, и начиналось с помощью преподавателя спрашивание учеников в классе. Таким образом, испытания производились совершенно неожиданно для учеников, а может быть, и для преподавателей».

Художник Александр Бенуа писал: «Я нашёл в школе нечто ценное: я нашёл уют, я нашёл особенно мне полюбившуюся атмосферу, в которой дышалось легко и в которой имелось всё то, чего не было в казенном учреждении: свобода, теплота в общении педагогов с учениками и несомненное уважение к моей личности».

Девизом школы Карл Май считал слова чешского педагога Яна Амоса Коменского XVII века «Сперва любить — потом учить». И в его классах равно следовали обоим заветам.

«Ложь? У нас в гимназии не лгут. Иначе Карлуша расстроится»

Гимназия пользовалась бешеной популярностью, а её ученики по социальному положению и национальности были очень разными. Здесь учились дети швейцара (выигравшего в лотерею и таким образом оплатившего учёбу) и сыновья князей Гагарина, Голицына, графов Олсуфьева и Стенбок-Фермора, дети предпринимателей Варгуниных, Дурдиных, Елисеевых, Торнтонов и дети либеральной интеллигенции Бенуа, Гриммов, Добужинских, Рерихов, Римских-Корсаковых, Семёновых-Тян-Шанских. Рекордсменом была династия Бенуа: 25 детей семьи учились «у Мая».

Школа переехала в 1910 году на 14-ю линию Васильевского острова, в здание, построенное одним из «майских жуков» — архитектором Германом Гриммом / Фото: Wikimedia Commons

Художник Александр Бенуа застал Карла Ивановича уже в немолодом возрасте: «Это был маленький, щупленький, очень согбенный старичок, неизменно одетый в чёрный долгополый сюртук. Среди нас было немало мальчиков, которые злоупотребляли добротой Карла Ивановича. Но большинство уважало, любило своего директора, нежное чувство возникало сразу с момента первого контакта с ним самим. Во всяком случае, я Карлушу полюбил в первый же день, а затем остался верен этому чувству до конца». Когда отец одного из учеников спросил, какое наказание предусмотрено в гимназии за ложь, тот вообще не сразу понял, о чём речь. «Ложь? У нас в гимназии не лгут. Иначе Карлуша расстроится».

Прекрасно оснащённый кабинет химии / Фото: Школа Карла Мая

Доверие и любовь — на них стояла школа. Май писал: «Ребёнок — тоже человек, хотя и маленький, у него такая же душа и такое же тело, как и у других людей, у него есть своя воля, свои желания, своё мнение».

Первое правило школы касалось транспорта: если в школу ребёнка везли в экипаже (или автомобиле), то должны были высаживать его за два квартала до школы, чтобы к зданию он подошёл как все — пешком. По утрам у входа стоял директор и здоровался с каждым учеником за руку. Если директор не подал руку, значит, ученик провинился и должен зайти к нему в кабинет на перемене. Именно несостоявшееся рукопожатие было для ученика высшей мерой наказания.

Был в школе и карцер. В нём хранились книги. Если уж ученика сажали туда, то ему ничего не оставалось, как коротать время за чтением

Если ученик хотел уйти из школы раньше конца уроков, то стоявший у выхода швейцар громогласно восклицал: «До свидания, господин Рерих! До свидания, господин Яковлев!» — и это было слышно на всю школу, даже в кабинете директора, и выдавало прогульщика сразу всем.

Майский жук на здании школы / Фото: Wikimedia Commons

«Майские жуки» — так звали учеников и выпускников гимназии. На одном из ученических спектаклей (их ставили часто, в школе был отличный театр) на сцену вышли герольды, которые несли знамена с майскими жуками. Эта аллегория так понравилась, что сразу вошла в обиход. А на фасаде нового гимназического здания, там, где обычно помещают герб, был укреплён картуш с майским жуком.

Команда футболистов школы Мая / Фото: Школа Карла Мая

Расцвет и разрушение школы

В период 1910–1917 годов школа достигла расцвета. Здесь учились мальчики всех национальностей: русские, немцы, французы, англичане, татары, евреи, финны, китайцы. За отличные успехи в учёбе 15% гимназистов были награждены золотыми медалями, и 17% — серебряными.

Юбилейный нагрудный знак выпусков 1906 и 1916 года / Фото: Wikimedia Commons

В 1918 году ввели совместное обучение мальчиков и девочек, в этом же году школа была национализирована. По новому порядку нумерации 1922 года она стала 217-й Единой трудовой школой. В течение последующих лет эксперименты с образованием разрушили систему воспитания «майских» педагогов.

Окончательный удар был нанесён в 1929 году: статья в «Ленинградской правде» заклеймила школу как оплот аристократии и буржуазии, обвинила педагогов во вредительстве и «воспитании детей в ненависти к Советской власти».

Учеников обвиняли в «благородности лиц» и непролетарском происхождении

В статье писали: «Гимназию Мая нужно орабочить. Орабочить не только учащихся, но и учащих…» Был уволен директор и педагоги, была разорена библиотека, старшие классы распределены по другим школам. Разрушения коснулись и школьного здания: был уничтожен барельеф с майским жуком и надпись «Гимназiя и реальное училище К. Мая» на фронтоне.

С 1978 года здание на 14-й линии Васильевского острова занимает Санкт-Петербургский институт информатики и автоматизации РАН (СПИИРАН). В 1995 году в нём был открыт музей, посвящённый истории школы.

Из школы Карла Мая вышли 100 докторов наук, 32 члена Академии наук и Академии художеств. Здесь зародилось объединение «Мир искусства». Тут учились художники Александр Бенуа, Николай Рерих, Константин Сомов, Александр Яковлев, Валентин Серов. В школе учился дважды Герой Советского Союза, доктор наук космонавт Георгий Гречко. Возможно, самый знаменитый выпускник школы — академик Дмитрий Лихачёв.

На Смоленском лютеранском кладбище стоит обелиск чёрного мрамора с надписью на латыни и немецком: «Он был вождём к свету для путников, ищущих его. Самому дорогому учителю от учеников. Его девизом было: „Сначала люблю — потом учу“». Это памятник Карлу Маю от его учеников.

что на самом деле значит слово «быдло»?
Комментарии(7)
Спасибо
Спасибо, ничего не знала об этоц школе
Школе сейчас очень не хватает человечности.
Показать все комментарии