11 советов, как научиться не тратить время впустую
11 советов, как научиться не тратить время впустую
11 советов, как научиться не тратить время впустую

11 советов, как научиться не тратить время впустую

Тайм-менеджмент, который может изменить жизнь подростка и взрослого

Ксения Букша

7

08.02.2018

«Каждый человек сам себя воспитать должен», — говорил тургеневский Базаров. Расскажу об опыте самовоспитания при помощи приёмов тайм-менеджмента, которые, как выражаются в ненаучно-популярных передачах, изменили мою жизнь.

Конечно же, изменили они не сразу, и дело не в самих этих приемах, а наверняка в дозревании лобных долей мозга или еще в чем-то подобном. Но факт в том, что тайм-менеджмент сыграл в этом процессе одну из главных ролей. Мне было 15, и у меня была куча дел. В моей тогдашней школе не было ничего особенного, но кое-чему там учили. Учиться мне было трудно, и делать это я не любила.

Я неспособна была увлечься ни физикой, ни химией, ни математикой, ни биологией. С учителями русского и литературы нам долгое время не везло, они задавали скучные и формальные задания. В то же время нам отлично преподавали английский, но по экстенсивной методике — заставляли каждый день зазубривать большие объемы текста. В школе я скучала и часто ее прогуливала. Мне было трудно высиживать уроки, я не умела воспринимать информацию на слух, и приходилось, чтобы что-то понять, читать учебники (чего я тоже не умела делать, потому что они скучны).

Я любила часами (ночными) болтать по телефону со своим другом, гулять по Питеру, смотреть новости по всем каналам (я сильно увлекалась политикой и даже пыталась вступать в либеральные партии — дело было в 1998 году) и… писать романы, про которые отлично понимала, что их никто не прочитает. Романы были чем-то вроде фанфиков на средневековые исторические описания: борьба городов друг с другом, интриги, казни, любовные сцены. Кроме того, я имела крайне неровный энергетический поток.

Мне то не хотелось вставать вообще, и я готова была днями, неделями лежать на диване, то я порывалась, как то блюдо на паучьих лапках у Стругацких, бежать на все четыре стороны сразу. Что же касается родителей, то они были просто ангелы: много работали и очень любили друг друга и меня, и у них не было ни времени, ни желания куда-то меня тащить или исправлять.


Вот с такими вводными данными я и пришла в десятый класс и тут стала подозревать, что что-то не так, что довольно много времени я трачу совершенно бездарно, все больше отстаю и не успеваю, а ведь надо решать что-то и о будущем. Мне хотелось как-то участвовать в жизни, быть в ее гуще, понимать, что происходит в мире. Я решила поступить на экономический факультет СПбГУ. Но я не умела учиться, а поступить в универ с восемью тройками было мало реально.

Тут и начался тайм-менеджмент.

1. Цель должна быть НЕ поставлена

Вспоминая то время, я могу с уверенностью сказать, что не ставила себе цель «поступить в Университет». Хотя имела в виду, что, в принципе, должна это сделать. Реальная цель подготовки к экзаменам появилась у меня примерно в марте выпускного класса. Вот тогда уже я, классическим образом распределив билеты по дням, стала к ним готовиться. До этого моей главной целью было… освободиться. Получить законное свободное время для болтовни, гулянья и писания романов — и притом не чувствовать себя постоянно неуспевающей. У меня были очень хорошие помощники — родители, которые вообще никак на меня не давили, не трепали мне нервы и не ставили целей. Они вмешивались только по моей просьбе (например, оплатили мне репетитора по математике; к слову говоря, сама я в свои 14-15 лет не без успеха выступала в роли репетитора по английскому, но мои услуги стоили дешевле).

2. Работа или отдых — третьего не дано

Первое мое тогдашнее открытие: свернуть или ограничить те активности, которые могут съесть неограниченное количество времени. Сорок минут болтовни с другом ничуть не хуже, чем три с половиной часа. Ночь без сна — это день тупежки. Несколько часов Doom-2 — не приносят счастья. Мне помогла внутренняя мотивация: я не любила это ощущение абсолютно выброшенного, потерянного времени после «загулов» (какими бы они ни были). Если после какого-то дела остается ощущение полной пустоты, это дело либо вообще не стоит начинать, либо нужно сильно ограничить. Это дело — и не работа, и не отдых, а значит, ну его.

Фото: istockphoto.com

3. Не можешь? Смоги или брось

Что еще съедало мое время? Дела, которые я не знала, как делать. Например, я могла несколько часов биться над химией или физикой, но так ничего не понять и не решить. В результате время уходило в никуда. Я решила, что раз все успеть невозможно, некоторые вещи я просто брошу или оставлю на очень низком уровне.

Тройку из двойки сделать довольно просто — достаточно проявить хотя бы минимум доброй воли

Заодно, кстати, становится понятно, что безнадежно, а что нет. Так, я открыла, что математику при некоторых усилиях я могу освоить. Тут пришлось искать помощь. Я стала ходить к репетитору и, в конце концов, полюбила ее и стала получать четверки и пятерки. А ведь считала себя совершенно тупой. Важно было «раскидать» предметы и занятия на те, которыми не стоит заниматься вообще, и те, на которые все же стоит потратить время.

Что же касается истории, литературы, экономики и языка, то я и так их любила и готова была заниматься самостоятельно. Требовалась только большая систематичность.

4. Трудности — маленькими кусочками

Я стала заводить будильник на 15, 20, 30 минут. Это был именно тот кусок времени, за который я не успевала отвлечься от английского текста или от сочинения и физически или мысленно упрыгать куда-нибудь. Вообще, я очень торопливая и люблю спешить, поэтому мне всегда помогают маленькие искусственные авралы: «вот сейчас поднапрягусь, быстро сделаю и — ура». Качество при этом не страдает или почти не страдает. Думаю, что такой инструмент годится не всем: многих тиканье часов просто вгоняет в ступор. Но, возможно, кого-то этот подход может вылечить и от излишнего перфекционизма.

5. Не садись за стол (и не ложись на диван)

Гиперактивному подростку, каким была я, нужны другие условия занятий. Стол давно и прочно ассоциируется у него с бардаком, принуждением (или самопринуждением), тупежкой и прокрастинацией. Когда ты понимаешь, что тебе на самом деле нужно что-то выучить, а не просто сделать вид и обмануть себя или кого-то еще, то выясняется, что многие вещи лучше всего осваивать в движении, например, ходить по комнате или бегать по парку. И вообще способы внедрения информации в себя надо разнообразить. Доска и маркер, компьютер, большие листы, которые раскладываешь на полу, малюсенькие шпаргалки, которые пишешь бисерным почерком. Сейчас есть еще куча всего, начиная с аудиокниг.

6. То, что называют «майнд-картами»

Не совсем они, конечно. Просто именно в 14-16 лет формируется умение располагать информацию на листе бумаги (или вообще — в пространстве). Какую угодно информацию. Расположить и съесть. Блоки, стрелочки, сокращения, пункты и вопросы, одно вытекает из другого, некоторые вещи происходят одновременно. И история, и биология, и литература легко схематизируются, сворачиваются, а потом из этого свернутого состояния раскатываются. Постепенно это превращается в своего рода спорт («схематизируй все!»), а уж в вузе как помогает — просто слов нет.

7. Расписание? Не-а

Я пробовала. Толку от этого не было никакого. Внутренние импульсы заниматься тем или другим были сильнее, чем удовольствие от соблюдения расписания. Мне помог другой прием: знать, сколько времени у меня есть сегодня, и прикидывать, какими делами я могу заняться и какого маленького результата добиться. Пишешь список большими пунктами на той же доске, а потом ставишь плюсы напротив сделанного. Причём очень долго я ошибалась, переоценивая свои силы.

Я могла записать восемь дел на два часа. Постепенно стала лучше оценивать время и даже смогла планировать дела на два-три дня вперед. Этот горизонт остался моим пределом очень надолго, только после 20 лет я смогла перейти хоть к какому-то планированию на неделю вперед (и до сих пор не очень-то получается). Важно то, что я всегда планировала не только нужное, но и приятное! Ведь на него тоже уходит время.

8. Свобода

Мне не хватало свободы. В конце десятого класса я по собственному желанию перевелась из своей школы в Аничков лицей. Там я стала учиться гораздо больше. Учеба в Аничковом построена более свободно, чем в обычной школе: уроки начинаются позже, длятся дольше (как пары в институте), не звенят звонки, меньше обязательных предметов и больше факультативов. В мое время там не было обязательной посещаемости, а за тройки и двойки учителя не ругали и не стыдили — потому что было ясно, что быть здесь отличником и знать на высоком уровне все предметы невозможно и ни к чему. Вообще, режим и регламент — не лучшие друзья тайм-менеджмента. Конечно, можно приспособиться и к режиму, но для многих он не подспорье, а дополнительная трудность.

9. Считай себя очень умным и действуй как умник

В Аничковом лицее я наконец перестала считать себя двоечницей и троечницей и возомнила себя, напротив, очень умной. Поэтому я начала заниматься тем, чем, по моему мнению, должны заниматься умники. Я конспектировала выпуски новостей НТВ, создавая свою повестку дня, переводила Шекспира и даже польских поэтов (разбирая каждую строчку со словарем, потому что не знала даже азов грамматики), составляла альтернативные бюджеты РФ на будущий год и создала проект нового единого налога. Все это не только развлекало меня и льстило моему мнению о себе, но и впоследствии оказалось очень полезным. Была ли это «подготовка к вузу» или «учеба»? Нет! Чистое удовольствие, гибрид приятного и полезного.

10. Блокнотик

В Аничковом лицее не было дневников и я завела себе блокнотик, устроенный по тому же принципу, что и школьный дневник. Я веду такие блокнотики до сих пор: на одной стороне — понедельник, вторник и среда, на другой — четверг, пятница и суббота–воскресенье. Пишу туда все дела подряд, списком: и рабочие, и личные, и детские. Других инструментов планирования у меня не было и нет.

Фото: istockphoto.com

11. Опыты с собственной волей

Пятнадцать лет — лучшее время для опытов со своей волевой и эмоциональной саморегуляцией. Вот, например, многим знакомое состояние апатии, когда ты «просто никакой», сил нет и ничего не хочется. У меня, когда я была подростком, оно бывало часто. Именно в таком состоянии я взяла за правило спрашивать у себя подробно-подробно, как Баба-Яга у Шварца:

«Чего тебе, душенька, хочется? Чайку или водицы? Из колодца или из болотца?» Часто оказывается, что хочется просто… спать

И после сна тебе гораздо лучше. Потом хочется чая. Потом написать стишок. А потом ты уже можешь — совсем чуть-чуть! — поработать. Чего совсем нельзя в таком состоянии, так это вещей из пункта два (пожирателей времени). Апатия только усилится, а ощущение бессмысленности всего достигнет апогея.


Так, постепенно открывая для себя все эти вполне банальные вещи, я не то чтобы становилась все более организованной, но все чаще и чаще соответствовала себе, училась распоряжаться собой. Пусть не властвовать — до этого мне и сейчас еще далеко — но по крайней мере самостоятельно определять, чем я хочу заняться сегодня или на выходных, а не плыть по течению, не следовать слишком уж покорно внешнему расписанию и в то же время не кидаться туда-сюда по первому же импульсу.

В итоге в универ на экономический я поступила — прошла туда еле-еле, со скрипом и с напряжением всех сил, и даже его окончила, одновременно с первого курса работая. Когда мне было 18, напечатали тиражом 200 экземпляров мой первый романчик, а когда было 20 — мой третий романчик тиражом 5000 и уже в большом хорошем издательстве. Сейчас мне 32, у меня много напечатанных книг, экономикой я не занимаюсь вообще, но горжусь тем, что, будучи творческим человеком по складу характера, тем не менее всегда сдаю работу в срок.

Комментарии(7)
Симпатично написано.
«Несколько часов Doom-2 — не приносят счастья.» вот тут вот не согласен
Не её, значит.
Кроме того, я имела крайне неровный энергетический поток. это вы зачем написали? ну или хотя бы что это вообще для вас означает?
Показать все комментарии
Больше статей