«Маршрут от Мумбаи до Екатеринбурга подскажет гугл»

«Маршрут от Мумбаи до Екатеринбурга подскажет гугл»

Почему география — самый недооцененный предмет в школьной программе
5 702
2

«Маршрут от Мумбаи до Екатеринбурга подскажет гугл»

Почему география — самый недооцененный предмет в школьной программе
5 702
2

География — один из самых недооцененных школьных предметов. Дети ее не только не любят, но и не знают. Анна Кузнецова, учитель географии Лицея № 1553, спасает репутацию своего предмета и дает профессиональные советы, как сделать географию нужной и интересной.

Любое существо, появляясь на свет, в первую очередь исследует пространство вокруг себя. Маленький кенгуренок, повинуясь многовековому инстинкту, проходит свою первую дорогу в теплый мамин карман. Щенок, попавший к новым хозяевам, в первую очередь исследует территорию — где накормят, где приласкают. Ойкумена, то есть земля известная, у новорожденного человека расширяется с каждым новым днем. И помогают человеку открыть и постичь невероятную ширь, глубину и красоту жизни — учителя. Самые обыкновенные учителя в самых обыкновенных школах.

На учителях географии лежит совершенно особая ответственность, особая миссия. Они должны дать человеку бразды грамотного правления (и понимания!) своей жизнью и миром вокруг. Ведь ни один процесс в мире не происходит без привязки к определенному месту, ни одно открытие не совершается в сферически-конском вакууме. Недаром стало общеизвестным выражение: «Без географии — вы нигде!»

Я — учитель географии. Самой удивительной и самой всеобъемлющей из наук. И, пожалуй, самого необычного школьного предмета. География — мать всех наук. В этой шутке есть немалая доля истины. Чтобы освоить пространство для жизни, нужно придумать способы его измерения (математику), нужно как-то обозначить предметы и явления (лингвистика), нужно понимать, как те или иные процессы в природе (физика) влияют на жизнеспособность (биология) и жизнеобеспеченность (экономика) человека. И занимаясь географией в школе, мы заново, а иногда и забегая вперед, знакомимся с физическими законами и математическими вычислениями, узнаем химические элементы не из таблицы Менделеева, а в минералах школьной коллекции.

Стоп. Если география такая уж супернаука, то почему в школе с каждым годом интереса к ней все меньше и меньше?

Для начала я вспомнила школьную географию прошлых лет и перелистала несколько страничек из Старика Хоттабыча:

«Просто не знаю, что мне с вами делать, Гассан Хоттабыч, — притворно вздохнул Волька. — Ужасно не хочется огорчать вас отказом… Ладно, так и быть!.. География — это тебе не математика и не русский язык. По математике или русскому я бы ни за что не согласился на самую малюсенькую подсказку. Но поскольку география все-таки не самый главный предмет…».

Вспомнила и любимых, зачитанных в детстве до дыр «Двух капитанов»:

«Это был учитель географии Кораблев, которого ненавидела вся школа. Во-первых, он явился неизвестно откуда — не лядовский, не бржозовский, не пестовский. Во-вторых, он, по общему мнению, был дурак и ничего не знал. В-третьих, он каждый день приходил на уроки и сидел положенные часы, хотя бы в классе было три человека».

Современный Ивановский географ, «пропивший глобус», подытоживает «радужную» картинку роли школьной географии в классической российско-советской литературе XX–XXI века.

Да-да, Кораблев на поверку оказался замечательным человеком, и Служкин, вообще-то, нормальный мужик, и Волька географию в результате на «отлично» сдает…

Почему же в такой географически необъятной стране — стране путешественников и первооткрывателей — так грустно обстоят дела с географическими знаниями?

Мы поговорили об этом с коллегами — учителями, учениками, выпускниками нашего лицея. Профессиональными картографами и геологами, теми, кто увлекается географией, а кто и вовсе химик, филолог или экономист. Мнения оказались очень разные.

Алексей Обухов

Заведующий кафедрой психологической антропологии МПГУ

Нужно смотреть на проблему шире: найти предмет, по которому школьники массово показывают наивысшие результаты. И тогда окажется, что вовсе не в географии дело. Прагматика новой идеологии формирует, скорее, ценность того, на чем быстрее сделаешь деньги или на том, что обязательно всем (то, что в обязательном ЕГЭ). География во многом заместилась туризмом, когда «тебя отдыхают». И мировоззрение вне простого потребительства — не модно, не актуально и даже вредно.

Игорь Дёмин

Профессор Финансового университета при Правительстве РФ, учитель экономики, москвоведения и истории архитектуры

Проведя простой анализ сайта с вакансиями, я понял, что, с одной стороны, сегодня низкая востребованность профессий, в которых необходимы географические знания. А с другой, во всякой области есть знания индивидуальные и коллективные. Индивидуальные — те, что принадлежат экспертам. Коллективные — те, что хорошо описаны, зафиксированы и доступны всякому. Есть области, где роль индивидуальных знаний до сих пор велика, например, медицина: сколько справочников не прочитай, врачом не станешь. Требуется долгое обучение и хорошая практика. В географии за последние века и даже годы произошла огромная миграция личных знаний в коллективные. Чтобы найти лучший маршрут от Мумбаи до Екатеринбурга, нужен смартфон и минута времени. Это принижает в глазах школьников ценность географических знаний.

Павел Шевченко

Доцент кафедры управления проектами МГПУ

Дети стали циничнее, они делят предметы на перспективные и бесперспективные. Математика, русский, иностранные языки — на них спрос гарантирован, можно будет натаскивать по ЕГЭ вечно — это глазами учителя. Теперь глазами абитуриента: романтика запаха тайги — в прошлом. Кем работать? Читаем газеты: там много пишут про профессии, требующие географическое образование? И кино «Географ глобус пропил». В общем, мрак беспросветный.

Школьники в подавляющем большинстве отзываются о географии с легким положительным флером: конечно, нужная наука, но… И количество «но» необъятно так же, как и сама география. Кому-то интересна культура других стран и народов, а кто-то хочет подробнее знать о своей стране, кто-то сетует, что стыдно не знать о том, где находится Средиземное море, а кого-то просто манит «пылинка дальних стран», а не вся эта скукота про среднюю температуру января и общую циркуляцию атмосферы. Кто-то в восторге от разбора отраслей промышленности, а кто-то стонет от бесконечных ТЭС, ГЭС, ТЭК и ВПК.

Да, сложная перед нами, учителями географии, стоит задачка. Как сделать эту «ненужную науку для извозчиков» интересной?

Дело в том, что на географию в школе выделяется два часа в неделю. И все творческие порывы, все многообразие современных технических средств обучения и прилегающих к ним терабайтов мультимедийных архивов упираются в эти грозные «два часа в неделю». А после прочтения федеральных образовательных стандартов, понимаешь, что география реально обо всем. Современная география призвана заменить философию. Или стать новой философией, объединяющей все другие предметы. Как же сделать географию интересной?

Во-первых, любой урок по любому предмету — это концерт. Театр одного актера. Это может быть пьеса-монолог, а может — интерактивное общение с залом. Но всегда фарс, клоунада и пантомима. Невероятная эквилибристика на протяжении 40-45 минут — балансирование между тем, что необходимо донести (раньше это называлось ЗУН — знания, умения, навыки, четко прописанные в каждом плане урока), и тем, о чем хочется рассказать, что ты считаешь по-настоящему важным.

Во-вторых, от учителя-географа требуется совершенно особый, расширенный набор знаний. Как рассказывать о целлюлозно-бумажных комбинатах, не зная принципа их работы? Зачем им столько воды — бумага-то сухая получается. Почему экологи протестуют против строительства этих комбинатов? А почему Гринпис борется с буровыми в Арктике? А чего такого — тундра и тундра, пустыня и пустыня. Там и жизни-то нет (ага, как же!).

В-третьих, любая наука изменчива. Да-да, даже в математике на самом деле нет аксиом — есть договоренность об определенных константах. Поэтому быть интересным учителем — это быть, по крайней мере, в курсе, что геосинклинальная теория устарела, а теперь ведущей является теория литосферных плит.

В-четвертых, для учителя, как и для родителя, недопустимы сомнения. Учитель обязан быть уверенным в том, что его действия верны. Только тогда он сможет объяснить ученикам, что раскрашивание контурных карт — это не только рекомендованные психологами практики для успокоения нервов, но и формирование понимания границ. То есть формирование уважения к другой личности, другому государству. Ну и заодно — применение моторной памяти для запоминания объектов, явлений и процессов.

В-пятых, оставим за скобками экскурсии, походы, экспедиции, выезды, полевые практики, то есть ту реальную, живую географию, которая так радует ребят, но так непроста в реализации в современных условиях ограничений и требований. Итак, в-пятых, я скажу, вероятно, вещь несколько крамольную.

Друзья-коллеги! Вернитесь к доске с мелом и бумажной карте. Презентации и смартдоски прекрасны. Они страшно облегчают жизнь и упорядочивают урок. Нельзя с этим не согласиться. Но чтобы вдохнуть жизнь в географию, необходимо вернуться к «аналоговым устройствам». Посмотреть в глаза ученику, а не слепящему лучу проектора. И хотя мы актеры, но актеры с совершенно особой миссией — дарить Будущему знания о том мире, где мы живем в настоящем и который им предстоит строить.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(2)
Подписаться
Комментарии(2)
Расскажу несколько историй. о географии. историй хоть и несколько, но на самом деле история одна. Когда я училась в школе, география была для меня наукой ненавистной. На уроках - дикий ор, учитель перекрикивает учеников, ученики - учителя, отчетливо слышно лишь "козлы" да "ублюдки". оценка "пять" всем, кто не отсвечив...
Показать полностью
Абсолютно с Вами согласна. География - это в первую очередь наука о людях и для людей. Мы с ребятами много путешествуем и много говорим о путешественниках и естествоиспытателях именно, как о людях. С Великой Северной меня связывают особые отношения, как и с Арктикой вообще. Папа был полярником, ходившим на лыжах на пол...
Показать полностью
Больше статей