«В детстве я ненавидела английский». Как 17-летняя незрячая школьница стала призёром олимпиады по лингвистике

«В детстве я ненавидела английский». Как 17-летняя незрячая школьница стала призёром олимпиады по лингвистике

2 937

«В детстве я ненавидела английский». Как 17-летняя незрячая школьница стала призёром олимпиады по лингвистике

2 937

Оля Крылова — призёр несколько олимпиад по лингвистике и русскому языку. В следующем году она будет поступать в университет. Вроде бы ничего особенного для целеустремлённого подростка. За одним исключением: Оля — незрячая. Будущая выпускница рассказала, как она пишет олимпиады и учит сверстников читать шрифт Брайля.

В нашей школе есть и зрячие, и незрячие педагоги

Когда я пошла в школу, я ещё могла различать предметы и цвета, но постепенно зрение упало совсем. Так что читать по-зрячему я никогда не могла. В первый класс пошла в специальную школу для незрячих. Мы учимся 12 лет: первый год уходит, чтобы освоить шрифт Брайля. На уроках письма и чтения тоже есть прописи и азбука, но на этом общее между тем, как эти предметы преподают в нашей школе и в обычной, пожалуй, заканчивается.

У нас есть специальные пособия, например «Рассыпная азбука» — коробка, в которой лежат пластинки с буквами, которые написаны шрифтом Брайля. Каждая буква — это комбинация из шести точек, для каждого символа комбинации разные. Мы собираем из пластинок слова. Если детям в обычной школе нужно выводить букву ровно и красиво, то нам надо запомнить, какая комбинация точек какой букве соответствует.

Тексты по Брайлю можно читать пальцами, как это делаю я, и глазами, как зрячие преподаватели в нашей школе. Чтобы с нами работать, они освоили этот шрифт специально.

В старших классах мы иногда сдаём работы в электронном виде, чтобы учителям было проще проверять

Постоянно читать несколько десятков работ, которые состоят из бесцветных символов, выколотых на белой бумаге, тяжело. В школе есть и незрячие педагоги. Среди них — преподаватели математики. В ней много специальных символов: корни, дроби, степени, — так что математический Брайль довольно специфический. Поэтому незрячие учителя, которые сами же на нём учили математику в школе и в вузах, владеют им лучше.

Хотя, конечно, выделять какой-то отдельный шрифт Брайля для математики не совсем правильно. Он один даже для кириллицы и латиницы. Поскольку по Брайлю каждый символ строится только из ограниченного количества точек, много из них особо не придумаешь. Так что буквы совпадают. Чтобы их различить при чтении, при переходе на другой язык просто ставят специальный символ.


В детстве я ненавидела иностранные языки

Я призёр регионального этапа Всероссийской олимпиады школьников по русскому языку, призёр традиционной олимпиады по лингвистике и университетских олимпиад. Кроме школы, занимаюсь в кружках по русскому языку и лингвистике, их ведут для нас студенты ВШЭ.

Я начала участвовать в олимпиадах недавно — нам предложили специалисты Центра педагогического мастерства, которые пришли в нашу школу. Они адаптируют для нас задания: переводят их на Брайль и печатают. Я согласилась, потому что давно увлекаюсь языками и лингвистикой.

Студенты и кураторы из ВШЭ готовят незрячих школьников к олимпиадам уже два года. Занятия проводят в двух московских школах-интернатах в небольших группах или индивидуально. Можно выбрать из трёх направлений — лингвистика, русский язык или литература. Проект создали вместе с московским Центром педагогического мастерства.

Всё началось с английского языка — в начальной школе я его ненавидела, потому что совершенно не понимала. Но когда стала заниматься дополнительно, он открылся с новой стороны. Мне нравится, что лингвистика изучает самые разные языки — это же чудо, что на Земле их так много и они не похожи друг на друга.

В школе и с репетитором я занимаюсь английским, своими силами пытаюсь учить немецкий. Мы тратим много времени на чтение и письмо, потому что работаем с Брайлем. По этой же причине нам на экзаменах дают немного больше времени, чем остальным ребятам.

Ещё нам очень не хватает хороших учебников по иностранным языкам, напечатанных по Брайлю. В России школам рекомендуется определённый список пособий, а для незрячих есть только один учебник английского языка. Преподаватели им не особо довольны.

В остальном процесс изучения иностранного языка особо не отличается. Как и любой человек, я беру учебные материалы из интернета, пользуюсь онлайн-словарями, смотрю что-то в соцсетях. Телефон и компьютер мне доступны благодаря программе, которая озвучивает всё, что происходит на экране.

Насколько я знаю, от государства можно бесплатно получить принтер, который печатает по Брайлю на специальной плотной бумаге. Но это непросто, а покупать самостоятельно — дорого. Да и не факт, что он дома нужен. На мой взгляд, гораздо полезнее брайлевский дисплей. Я подключаю его к компьютеру, и на дисплее отображается текст с экрана, но написанный шрифтом Брайля. Так я могу не только услышать, но и прочитать то же, что и обычный пользователь.


Чтобы стать лингвистом, я должна знать математику

На олимпиадах мы можем написать ответ на задание на Брайле, а специальные сотрудники переведут нашу работу уже «на зрячий». Другой вариант — отослать работу в электронном виде, тогда она будет уже на кириллице. Жюри прочитает её как остальные работы.

Задания у нас такие же — как правило, это лингвистические задачи. Например, на традиционной олимпиаде по лингвистике меня наградили за оригинальное решение. Мне попалась задача на язык со смешным названием какабе. У меня было по две формы каждого слова, и нужно было понять, по какому принципу они образуются. Здесь важно увидеть закономерности в образовании слов, о которых идёт речь в задании. И совсем не важно, на каком оно языке, пусть даже самом экзотическом.

Через год я буду поступать в университет, хочу учиться на лингвиста. Выбрала Высшую школу экономики: они принимают незрячих ребят, и у них есть нужное нам оборудование.

Сейчас во ВШЭ учатся три незрячих студента по специальной квоте. Для них предусмотрены отдельные комнаты в общежитии, наняты персональные учебные ассистенты. Учебные материалы печатают на принтере Брайля, также на время обучения студентам покупают брайлевские дисплеи.

На ЕГЭ я буду сдавать английский язык и математику. Да, лингвисту нужна математика, хоть на первый взгляд кажется, что он работает только с буквами, а не цифрами. Лингвисты изучают структуру языка, проще говоря, как строятся предложения. А понять это как раз помогает математическая логика. Поисковые системы, голосовые помощники (персональные ассистенты), электронные словари и переводчики построены именно на взаимодействии языка и компьютерных систем.


В России людям непривычно видеть рядом с собой незрячего человека

Когда я хожу на занятия со зрячими ребятами, они особо не обращают на меня внимания. Всё-таки идёт урок, во время него мы не общаемся. Гораздо непривычнее, я думаю, преподавателям. Им приходится заранее передавать материалы для урока, чтобы ассистенты могли перевести их на Брайль или чтобы мы могли прочитать их со своего ноутбука с помощью озвучивающей программы. Даже то немногое, что они хотят написать на доске во время урока.

Человеку, который говорит со мной впервые, надо привыкнуть, что мне нет смысла просто кивнуть или махнуть рукой в разговоре

В остальном я довольно хорошо лажу с окружающими. Недавно ездила на Летнюю лингвистическую школу. Там было всего двое незрячих участников из более 70 ребят, но все отнеслись к нам с большим пониманием и помогали.

На школе была лингвист из Центра педагогического мастерства. Она специально адаптировала для нас двоих материалы по Брайлю, но хотела, чтобы и остальные участники с ним познакомились. По вечерам у нас бывали командные конкурсы. Чтобы найти команду, нужно было вытянуть кусочек бумаги с её номером. И вот все эти кусочки бумаги были на Брайле. Первой реакцией, конечно, у ребят было ошеломление. Потом они обратились ко мне и другому незрячему мальчику за помощью. С кем-то мы даже специально занимались, потому что ребятам просто было интересно.

Но вообще, в России людям непривычно видеть рядом с собой незрячего человека. Особенно если он живёт такой же обычной жизнью. Москва — город с не самой подходящей для незрячих инфраструктурой. Взять хотя бы пешеходные переходы. Здорово, что около них кладут жёлтую тактильную плитку. Так мы знаем, где переходить дорогу. Но иногда, к сожалению, её кладут абсолютно неправильно. Ещё очень не хватает звуковых светофоров.

Фото: Shutterstock (LightField Studios)

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Подписаться
Комментариев пока нет