«Когда началось затопление, в школе был выпускной вечер»

«Когда началось затопление, в школе был выпускной вечер»

Монолог учителя, который помогает пострадавшим после наводнения в Иркутской области
11 627
Фото: РИА Новости (Кирилл Шипицин)

«Когда началось затопление, в школе был выпускной вечер»

Монолог учителя, который помогает пострадавшим после наводнения в Иркутской области
11 627

В конце июня в Иркутской области после паводка началось наводнение. Сейчас известно о 25 погибших, пострадали девять районов и городов, в которых проживают 38 тысяч человек. Больше всего были затронуты города Тулун и Нижнеудинск. О том, как учителя и школьники помогали пострадавшим от наводнения — рассказывает педагог одной из школ.

До наводнения в Тулуне работали 28 учреждений среднего и дополнительного образования, из них 10 школ и 12 детских садов. По предварительным данным, в городе серьёзно пострадали две школы и три детских сада.

Затопило новый ФОК с бассейном и Дом детского творчества. Обследовать здания продолжат до конца августа, когда решат, какие здания ещё можно привести в порядок. В целом в Иркутской области придётся восстановить около 40 школ, на это понадобится почти два миллиарда рублей.

В двух школах работали пункты временного размещения. Сейчас они уже закрыты: люди возвращаются в дома. Те, чьё жильё нельзя восстановить, остаются в пунктах долговременного размещения, они находятся в местной школе-интернате и общежитии техникума.

Село Гадалей

По словам руководителя координационно-аналитического центра «Люди места» Юлии Булдаковой, в зоне затопления в Тулуне оказались дома, где живут больше 1940 детей. Среди них 350 детей, которые в сентябре пойдут в первый класс, и 790 дошкольников. Кого-то отправляют в летние лагеря в Туапсе, Кемерово, Бурятию, но многие остаются дома с семьями.

Школьные учителя во время официального отпуска стали добровольно помогать пострадавшим. Они работают в координационном центре. Формируют списки тех, кому в первую очередь нужна гуманитарная помощь, помогают оформлять документы на получение выплат от государства, собирать детей в летние лагеря. Разрабатывают инструкции, как жить в условиях ЧС: например, какую воду можно пить или как правильно хоронить домашних животных.

Тулун

Наталия Литвинцева, учитель русского языка и литературы одной из тулунских школ, рассказала «Мелу», как учителя помогали пережить первые дни катастрофы.

«Каждый классный руководитель составляет отчёт, кто из их детей остался без дома»

Когда началось затопление, в нашей школе был выпускной вечер. Никто не ждал, что придёт вода: нас не предупреждали. Река делит город на две части, и нашу — правую — наводнение ни сейчас, ни в прошлые годы не затрагивало, потому что она стоит на высоком берегу. Левая часть города находится в низине, её всегда затапливает. Но наводнения такой силы, как сейчас, я не припомню, хоть живу в Тулуне с рождения.

На следующий же день, 29 июня, в нашей школе открылся эвакуационный пункт. Учителя и ученики старших классов вместе с волонтёрами помогали расставлять кровати и раскладушки в кабинетах, раздавать пострадавшим горячую пищу. Старшеклассники сами пришли на помощь. Они не могут работать в зоне затопления, потому что там опасно, но разместить и успокоить людей в силах.

Плывущий дом

Те, кто остался без крыши над головой, живут в пункте долговременного размещения в общежитии тулунской школы-интерната. Те, кто может, возвращаются в свои дома, убирают их, дезинфицируют. Пункты временного размещения при школах, видимо, скоро закроют.

Тогда мы начнём готовиться к учебному году. Мы единственная в городе площадка по проведению ЕГЭ и ушли на каникулы последними. Так что в нашей школе плановый ремонт должен был начаться позже, чем в остальных. Но, думаю, мы уложимся в сроки и подготовимся к 1 сентября вовремя.

Тулун. Очередь на прививку

У некоторых наших учеников дома попали в зону затопления. Каждый классный руководитель составляет отчёт, кто из их детей остался без дома, кто уехал в детский лагерь и собирается, какая помощь нужна их семьям. Многие дети из класса, который я выпустила, сейчас не в городе, они уехали поступать в Санкт-Петербург, Ессентуки, Казань, Иркутск.

«Раз я не попала в зону затопления, то должна помогать тем, кому не повезло»

В первые дни люди боялись, что неправильно оформят документы и не получат выплаты, которые пообещало государство. Например, они жили в одном месте, а прописаны были в другом и не знали, как доказать, что проживали по первому адресу и имеют право на компенсацию. Другие боялись, что не хватит гуманитарной помощи, — в основном те, у кого вода унесла всё имущество. Люди убегали из дома в халатах и домашней одежде.

Всю разъяснительную работу с документами и составление списков пострадавших взяли на себя учителя. Мы помогаем писать заявления на материальную помощь, объясняем, в каком учреждении можно достать те или иные нужные справки, копируем документы. Составляем списки, какая к нам поступает гуманитарная помощь, чтобы адресно выдавать её тем, кто нуждается.

Жители деревни Паберега получают одеяла, подушки, постельное бельё

К такому невозможно привыкнуть и морально подготовиться. Когда видишь, что дети остались без ничего, у многих семей снесло дома, — это очень тяжело. Но раз я не попала в зону затопления, то должна помогать тем, кому не повезло. Хотя бы словом — объяснить, как собирать документы, обнадёжить, напомнить, что жизнь продолжается.

Это же наши соседи, в том числе родители детей, которые ходят в нашу школу. Чувствуется, что люди объединились перед общей бедой.

«Некоторые матери не хотят отпускать детей в летние лагеря»

Детей мы стараемся как можно скорее отправить в лагеря. Помогаем семьям писать заявки на размещение. На днях отправили 150 человек в лагерь в Кемерово, сейчас собираем группы в Туапсе и Бурятию. Запомнилась одна семья, которая осталась без ничего. Маму с маленьким ребёнком мы определили в пункт временного пребывания, а двоих старших детей — в лагерь.

Семья, пострадавшая от наводнения, получила постельное бельё, подушки и одеяла

Дети пробудут в лагере три недели. За это время семьи могут решить вопрос с жильём. Поучить сертификаты, понять, на какую сумму рассчитывать, и определиться, покупать квартиру или частный дом. Многие пострадавшие не хотят уезжать из Тулуна. Они понимают, что уже не смогут вернуться в родной дом, потому что затопленные зоны официально объявили непригодными для жизни. Но они привязаны к этим местам, поэтому собираются остаться жить здесь.

Но некоторые матери, наоборот, не хотят отпускать детей в лагеря. Им спокойнее, когда ребёнок под их присмотром и они за него несут ответственность, а не незнакомые люди. К тому же не все решаются отправить детей на такое далёкое от дома расстояние. Те, у кого есть родственники в сухой части города, предпочитают поселить ребёнка у них.

Присылать волонтёрам гуманитарную помощь временно не стоит, говорит Анна Барне, координатор программы «Феникс» фонда «Лавка радостей», который помогает пострадавшим в наводнении. Не стоит делиться и одеждой: потребности в ней сейчас нет.

Официальные пункты приёма гуманитарной помощи её уже не принимают, а пострадавшим хранить её негде. В результате одежду сваливают в кучи на улице.

Помощь будет необходима спустя время, когда дети пойдут в школу, а люди начнут восстанавливать либо сносить дома или обзаводиться новым жильём. Среди вещей, которые понадобятся в первую очередь, — простая мебель и строительные материалы. Лучше дождаться, когда координационные центры объявят, какая адресная помощь нужна пострадавшим.

Также можно поучаствовать в сборе программы «Феникс» фонда «Лавка радостей».

Фото — страница Анны Барне на Фейсбуке

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Подписаться
Комментариев пока нет
Больше статей