«Мы оказались не готовы к переходу на обучение онлайн»

«Мы оказались не готовы к переходу на обучение онлайн»

Генеральный директор АСИ — о том, как коронавирус обнажил все существующие проблемы
7 794
13
Фото: Shutterstock (Sharomka)

«Мы оказались не готовы к переходу на обучение онлайн»

Генеральный директор АСИ — о том, как коронавирус обнажил все существующие проблемы
7 794
13

В Москве неделя с 30 марта по 3 апреля будет нерабочей и для школьников, но по всей России множество детей уже успели попробовать дистанционное обучение. Генеральный директор Агентства стратегических инициатив и мама четверых детей Светлана Чупшева — о трудностях, с которыми столкнулась система образования, и решениях, способных спасти ситуацию.

На протяжении последних лет наша страна старательно строила электронные платформы для системы образования. Мы старались мыслить масштабно и замахивались на большие результаты для всей страны. Но коронавирус стремительно расставил все по местам, обнажая проблемы, которые прежде удавалось замалчивать. Перед лицом угрозы мы вдруг вспомнили, что у нас просто залежи электронных решений, — по социальным сетям и новостям проносятся десятки ссылок. Но и дети, и родители, и учителя осознали, что мы не только не знаем, что с ними делать, но и совсем к ним не готовы.

Светлана Чупшева

Во-первых, сами платформы и решения, которые были разработаны давно, оказались не приспособлены к приходу такого количества живых людей. Можно понять, когда часть платформ вдруг упали от неожиданного наплыва посетителей, но куда грустнее другое. Когда учителя и школьники стали в них разбираться, выяснилось, что содержательно они, мягко говоря, далеки от наших ожиданий. Так часто случается, когда большие решения создаются в отрыве от потребностей рынка и от работы учителей-практиков.

Во-вторых, стало очевидно, что учительское сообщество, консервативное по своей природе, не готово к переходу от формата «вещания на класс» к интерактивным и электронным формам обучения, где нужен свой ритм и другие механизмы мотивации детей. Никто не вооружил учителей этим инструментарием.

В-третьих, в совершенно новую для себя ситуацию попали и родители со школьниками. Выяснилось, что наши дети (и мы, кстати, тоже) не умеют планировать свой день, не умеют расставлять приоритеты в занятиях, не умеют превращать набор рутинных операций в цельный проект.

Как-то повелось, что проектная деятельность — это когда папа клеит за тебя динозавра, а мама, например, рисует презентацию

Мы покорно мирились с тем, что наша школа производила подделки, фейки. Но самое главное: для новых форм обучения, для сетевых и самостоятельных форматов нужна мотивация, возникающая как продукт целой культуры обучения. А их нет: ни культуры, ни мотивации.

Одним словом, вдруг стало очевидно, что у всего общества никогда и не было настоящего запроса на онлайн-обучение. Один из моих детей учится в по-настоящему прогрессивной школе, и все равно чуть ли не каждый день для нас с ребенком это борьба, это преодоление, это системное воспитание той самой культуры обучения в онлайн-среде.

Но есть и положительные моменты. Все эти годы талантливые предприниматели строили проекты в сфере EdTech, последовательно решая ту или иную проблему сферы образования за счет сплава технологий и новых методик обучения. Им приходилось справляться не только с проблемой незрелости рынка или слабого спроса, но и преодолевать колоссальные административные барьеры всей нашей образовательной системы.

Об онлайн-обучении как неизбежности — и для школ, и для вузов — мы в агентстве начали говорить еще семь лет назад, призывая к трансформации нашей системы образования с опорой на энергию, знания и технологии пионеров этого сектора. Сегодня многие из них — лидеры в своих нишах.

Начиная с 2013 года АСИ удалось помочь в развитии платформам «Учи.ру» и «Мобильное электронное образование», «Скиллфолио», платформам «Универсариум», «Унивеб» и «Лекториум», конструктору образовательных ресурсов CORE и благодаря совместной работе внимательно изучить их проблемы, опыт и подход к завоеванию рынка. Эти знания будут полезны тем, кто продолжит дело цифровизации школьного образования, когда необходимость в экстренных карантинных мерах пойдет на спад. Стране остро нужны стратегические решения — они лежат в трех плоскостях.

Первое. Важно дать педагогам эффективную систему стимулов, чтобы осваивать новые решения, и обеспечить инструментарий — как именно их осваивать. Палочная модель тут не пройдет, а тотальная заточенность на показатели эффективности, приправленная необходимостью отчитываться по поводу и без, уже доказала свою неработоспособность. Систему стимулов нужно вырабатывать только вместе с педагогическим сообществом — на независимой площадке. Это как раз то, что умеет делать агентство.

А как тогда учителям учиться, когда (и если) необходимые стимулы появятся? Нужно дать возможность рынку помочь им с повышением квалификации, а не отправлять эту задачу на откуп от одной госструктуры другой. Педагогам нужно дать возможность выбирать, как и где они будут учиться, естественно — из числа тех сервисов, что будут соответствовать базовым критериям качества.

Второе. Как поменять модель управления в сфере образования? Нужно эволюционно двигаться к тому, чтобы в ней появилась гибкость и фокус на развитие, а не на консервацию сложившихся практик. Руководители в сфере образования должны перестать быть администраторами, а со временем — превратиться в хорошем смысле в директоров по развитию, как в бизнесе. Государству нужно уходить от приказно-отчетной модели и замера процессных показателей к модели оценки результата.

Третье. Как наладить партнерство с рынком, не подменяя собой рынок, а находя баланс в сотрудничестве? В решении общероссийских задач нужно выбирать лучшие практики, платформы, проекты, заключая с ними взаимовыгодные (win-win) договоры, тиражировать и масштабировать их по стране. Если дети, как мы верим, наш главный приоритет, то нужно обеспечить их лучшими решениями, получившими признание рынка, а не теми, по которым удалось успешно отчитаться перед Счетной палатой.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(13)
Подписаться
Комментарии(13)
Выделяю: «Но самое главное: для новых форм обучения, для сетевых и самостоятельных форматов нужна мотивация, возникающая как продукт целой культуры обучения. А их нет: ни культуры, ни мотивации». А что запомнилось от министра Ольги Васильевой? Об этом на https://mel.fm/test/924516-vasilieva_test — консерватизм и отсутствие понимания тенденций развития. Министерство не занималось созданием условий, чтобы родители узнавали о разнообразных формах образования. Помощь негосударственным формам просвещения и образования не оказывалась. Мне запомнилась программа строительства церквей с шаговой доступностью. А вот в шаговой доступности не вижу домов творчества для молодежи (технопарков). Сколько денег выделили патриотическим организациям? А сколько тем, кто разрабатывал онлайн-обучение? Просвещение детей начинается в семье, но родители для министерства были лишь частью системы гособразования. Не помню случаев, чтобы родителям предлагали услуги от министерства для того, чтобы они узнавали что-то про формы онлайн-обучения. Создание методик онлайн-обучения не поощрялось, а было лишь уделом инициативных людей. Что-то изменилось после смены Васильевой? Пока не заметил. Зашел на сайт Минпросвещения и ничего для себя, как воспитателя внуков, не нашел. Воспитатели и просветители их не интересуют, если они не в госсистеме.
я спорил через телеграм канал с министерсвом образования по поводу кванториумов- что даже с мобильными кванториумами нельзя всех охватить, это же не цирк, нужна постоянная работа — она вся в онлайн доступна для каждого практически: можн оделат ьвиртуальные лабораторные, сборки виртуальных роботов и их программирование — есть работающие платформы используемые в цифровых промышленных производствах. Но мне ответили — что все расчитно — кванториумы всех охватят.
Всё так. Минпросвещения работает только в интересах той системы образования, которая сложилась в годы сталинизма. Тогда была создана система полного контроля со стороны государства образовательного процесса, С тех пор ослабили только процессы воспитания (нет октябрят, пионеров, комсомольцев). Система образования была успешна в годы создания промышленности с ориентацией на ВПК. Экономика стала совсем иной. Надо менять саму систему образования (https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/73140-reformirovaniye-obrazovaniya). Но хочет ли аппарат Минпросвещения стать регулятором образовательных процессов, отказавших от роли начальников над директорами школ и учителями? С мнением на этот счет нынешнего министра Минпросвещения я не знаком. А мыслит ли министр себя в иных задачах Минпросвещения? Ведь иная система образовательного процессом потребуются иных навыков и знаний от министра. Какие у него мотивации для перехода от одной системы к другой? А в старой системе успеха будет не больше, чем у Николая I, который жаждал развить экономику, но боялся отмены крепостного права.
Как же красиво всё написано… Но увы. Очередная порция слов. Потому как реальная система образования далека от того, что вы описываете.
Показать все комментарии
Больше статей