«В школе мне завидовали, ведь я правнук гениального писателя»: правнук Жюля Верна — о своей семье

«В школе мне завидовали, ведь я правнук гениального писателя»: правнук Жюля Верна — о своей семье

3 419

«В школе мне завидовали, ведь я правнук гениального писателя»: правнук Жюля Верна — о своей семье

3 419

Мало какой иностранный писатель в России столь популярен, как Жюль Верн. В своих книгах он опередил время и стал любимым автором всех подростков. Но каким человеком он был в быту? Правнук писателя, Жан Верн, рассказал «Мелу», с какими сложностями он столкнулся и почему в детстве не читал книг прадеда.

Расскажите о себе: чем вы занимаетесь, где живёте, на кого учились?

Я учился в консерватории и собирался стать оперным певцом. Я был тенором, как и мой прадед Жюль, но занимался этим недолго. Потом перепробовал много работ в рекламе и СМИ и в итоге стал чиновником в Министерстве культуры. Я отвечаю за танец и театр в Страсбурге, как, кстати, и мой прадед Жюль Верн в Амьене.

Раньше я писал, но не издал ничего. Фамилия Верн и помогает, и мешает. С одной стороны, ожидания и ответственность, с другой — возможно, мне будет проще найти издателя. Но пока я храню мои записи у себя.

Вы когда-нибудь ощущали на себе давление из-за того, что ваш прадед был известным человеком?

В школе от меня ожидали большего, чем от обычных учеников. Были и завистники. Ведь я правнук гениального писателя. Я хотел им сказать: так получилось, я в этом не виноват, но они все относились ко мне предвзято. Страха не было, но было постоянное раздвоение: я лично и я как правнук великого писателя. Я долго не мог привыкнуть и понять это.

А как познакомились ваши родители?

Папа работал главным судьёй в тулонском суде, а мама была референтом, ей было 26, а ему 68. Там они и познакомились. Это был его второй брак, его первая жена умерла. 20 лет он был вдовцом, пока не встретил мою маму.

Все были в шоке, когда он женился, а когда я родился, все восприняли это очень негативно и осуждали отца. Моему папе было тогда 70 лет. Я столкнулся с неприязнью и завистью, потому что перетащил часть семейного наследия на себя. Я был самым «новеньким» Верном, и многим это не нравилось.

Получается, когда вы подросли до сознательного возраста, вашему папе было около 80. Это как-то на вас влияло?

Удивительно, но я никогда не чувствовал, что у меня старый отец. Наоборот, я родился в тот момент, когда у отца появилось время заниматься мной. Он ушёл на пенсию и полностью посвятил себя моему воспитанию — и ещё Жюлю Верну. В это время он написал биографию дедушки, одну из наиболее полных и интересных, на мой взгляд. Он был активным, искромётным, позитивным, намного бодрее, чем многие отцы в 40. Я стал замечать, что он постарел, только после аварии, в которую он попал в 84 года.

После аварии он прожил ещё четыре года — и только тогда я увидел, что он превратился в старика. Его смерть застала меня в подростковом кризисе, мне тяжело было это пережить. Моя мама так больше никогда и не вышла замуж, для неё он был всем: и мужем, и братом, и отцом, и другом, — мужчиной её жизни. А я — её единственный сын.

Жан Верн

Эта история как-то отразилась на вашем детстве?

Конечно. Так получилось, что отец меня растил в то время, когда Верн снова стал популярен. Началась космическая эра: гонка между Россией и США за покорение космоса, полёты Гагарина, полёт американских астронавтов вокруг Луны. На пенсии у отца образовалось много времени, и он начал участвовать в пресс-конференциях, инаугурациях, встречах с астронавтами, музеями, биографами Жюля Верна. И я рос в этой атмосфере. В семь лет я принял участие в первой ТВ-программе о моём прадедушке. Там меня спросили, какой у меня любимый роман, а я что-то наврал, потому что на тот момент ещё ни одного не прочёл.

Выходит, что ваш папа знал Жюля Верна?

Конечно, мой папа родился в XIX веке. Он был любимым и последним внуком Жюля Верна. Он приезжал к дедушке и бабушке в Амьен на каникулы 13 лет подряд с рождения. Дедушка водил его в амьенский цирк, потому что больше никто в семье цирк не любил. Между прочим, этот цирк построили по протекции Жюля Верна, и сейчас он носит его имя.

Папа вспоминал, что к старости из-за диабета и из-за отсутствия должного лечения прадед сильно потолстел и постоянно ел. Ему даже укоротили ножки стула, чтобы он мог сидеть ниже — ближе к тарелке. Папа рассказывал: когда все только собирались за столом к ужину, дедушка Жюль уже успевал всё съесть с неимоверной скоростью.

Вообще, он был достаточно замкнутым и холодным человеком. Тем удивительнее читать в его романах про идеальных смельчаков и борцов с несправедливостью с горячим сердцем. У него было мало друзей, его лучшим другом был брат-погодка Поль. Он стал профессиональным моряком и постоянно сопровождал Жюля в морских путешествиях на его яхтах «Сен-Мишель II» и «Сен-Мишель III».

Жюль Верн работал в своём кабинете с пяти утра до поздней ночи. Шум, беготня и разговоры не давали ему сосредоточиться. Поэтому он был достаточно отстранён от семьи. Он долго не мог достичь взаимопонимания с сыном Мишелем, у которого был совсем другой характер: он любил компании, веселье, путешествия. Постоянно набирал долги под имя Верна, которые приходилось оплачивать отцу.

Только к старости Жюль стал теплее относиться к сыну. После фиаско в бизнесе его сын Мишель оказался талантливым писателем

Он помогал отцу, поставлял ему информацию для романов из своих путешествий и вообще стал ему опорой. Когда Верн умер, его сын закончил начатые произведения отца и сам написал несколько весьма неплохих романов, основываясь на отцовских записях и планах.

Каким ребёнком, на ваш взгляд, был сам Жюль Верн?

Я думаю, у него было счастливое детство. Хотя отец его был суров, мать была образованным, чудесным, музыкальным человеком. Жюль был старшим в семье, у него был ещё младший брат-погодка Поль и три сестрёнки. Поль станет лучшим другом Жюля на всю жизнь, а сёстры всегда будут обожать его.

Жюль был не особо эмоциональным ребёнком, достаточно вдумчивым, даже скрытным. Он всё время проводил на набережной Луары в Нанте, рассматривая корабли и мечтая. Он постоянно писал, вёл дневник, рисовал карты. В 11 лет он завербовался юнгой на шхуну, идущую в Индию, и сбежал из дома. Благодаря тому что юный Жюль оставил родителям прощальную записку, отец догнал шхуну и вернул сына домой.

Жюль Верн

Известно, что Жюль Верн собирал книги из разных стран мира на разных языках. Что это были за книги и что стало с этой коллекцией?

Это была просто библиотека, как сейчас люди хранят в телефонах фото или книги. Многие писатели и издатели присылали экземпляры произведений в подарок прадеду: Жорж Санд, Дюма, Мопассан и даже Тургенев.

Но во время Второй мировой войны, когда Тулон захватили немцы, моя бабушка, жена Мишеля, вынесла всю эту коллекцию на улицу, положила на асфальт и прокричала: «Забирайте кто хочет, главное — чтобы немцам не досталось». Так что коллекция разошлась по жителям Тулона и их родственникам.

Тогда книги с автографами не представляли такой ценности, как сейчас. Мой папа, например, подарил рукопись Жюля Верна дантисту в благодарность за качественно проведённую операцию. Как если бы сегодня я подарил своему зубному врачу ящик шампанского за хорошо сделанную коронку. Кстати, сам Жюль Верн перед смертью сжёг все письма, картотеку, записи. Он считал, что в памяти должны остаться книги, а не его личная переписка.

Сегодня электронные книги часто вытесняют бумажные. Как вы считаете, почему вообще Жюля Верна интересовала тема технического прогресса?

На самом деле романов с предсказаниями у Верна не так уж и много — от силы десяток. Основные его романы — про приключения. Он сам немало путешествовал на своей яхте «Сен-Мишель» и был отличным мореплавателем и географом. Он любил всё, что касалось технических новинок и прогресса, его занимала эта тема. Он был очень скрупулёзным. Ходил в библиотеку, штудировал научные журналы и доклады. Сам делал выписки и собирал информацию. У него не было ни секретарей, ни помощников, ни компьютера. Это занимало огромное количество времени.

В конце XIX века тема технического прогресса была очень модной. Но на поводу у публики скорее шёл его пожизненный издатель Этцель

Он был отличным бизнесменом и великолепно чувствовал, куда надо плыть. Этцель открыл в Верне писателя приключенческого жанра, писателя-футуриста. До этого он писал тексты песен, водевили, пьесы. Жюль всю жизнь был благодарен за это своему издателю.

Как Жюль Верн готовился к тому, чтобы описывать очередное изобретение в романе?

Все тексты, где есть технические описания — строение воздушного шара, подводной лодки, пушки со снарядом до Луны, — он создавал, работая вместе с инженерами, учёными, которые подробно консультировали его и корректировали. Но он не обольщался насчёт технического прогресса, предвидя и негативную, бездуховную сторону развития человечества. Например, в романе «Париж в XX веке», который я случайно нашёл в мамином подвале в заброшенном сейфе, говорится как раз об этом: прогресс изменит человеческие ценности, а материальные желания и стремления поглотят его душу. Издатель прадеда, Этцель, отказался печатать этот роман, потому что счёл его неправдоподобным и слишком пессимистичным. Но большинство предсказаний Верна из этого романа сбылись.

Современные дети сейчас и так живут в окружении невероятных гаджетов. Как вы думаете, им интересно читать книги вашего деда?

Да, скорость жизни сейчас совсем иная. Но я считаю, это хорошо, что книги могут перейти в какую-то новую форму. Раньше было только слово, потом появились музыка и театр, потом кино. Теперь это игры, интерактивные форматы. Это неважно. Главное — чтобы любая адаптация была сделана талантливо. Так что, если не будут читать, пусть смотрят фильм, или попадают в игру, или идут на выставку. Это тоже хорошо — и это тоже развитие.

С 11 апреля по 30 июня в Малом выставочном зале ARTPLAY работает интерактивная выставка нового формата «Невероятные миры Жюля Верна». На ней можно будет увидеть уникальный интерактивный макет подводной лодки «Наутилус» с мельчайшими деталями интерьеров, а также узнать, кем на самом деле был капитан Немо.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Подписаться
Комментариев пока нет
Больше статей