Воспитание раба: почему метод «поставить ребёнка на место» не работает

Воспитание раба: почему метод «поставить ребёнка на место» не работает

Отрывок из книги Димы Зицера «Любить нельзя воспитывать»
34 891
28

Воспитание раба: почему метод «поставить ребёнка на место» не работает

Отрывок из книги Димы Зицера «Любить нельзя воспитывать»
34 891
28

В издательстве Clever вышла новая книга Димы Зицера о воспитании детей, отношениях в семье и педагогике. В ней Зицер объясняет, почему нельзя наказывать детей, но нужно говорить с ними про порно, и как не превратить ребёнка в законченного невротика. Публикуем отрывок из книги — о родительской (ненужной) жёсткости.

Вы не замечали, что взрослые часто относятся к детям как к неудобному объекту, который сильно усложняет их родительское существование? Как к назойливой мухе, от которой необходимо отбиться, как к маленькому негодяю, с которым нужно справиться любой ценой и который, в свою очередь, только и думает, как сделать нашу жизнь невыносимой… Как будто речь о том, что мы всепонимающие ангелы, а они никчёмные недоделки, которых необходимо сделать удобными для собственного пользования. Да, впрочем, и не для пользования. Так… лишь бы не мешали…

А чтобы не мешали, необходимо создать чёткий кодекс — что можно и чего нельзя, что для ребёнка является добром, а что злом. Отсюда — огромное количество взрослых утверждений, начинающихся словами «ребёнок должен». Должен понимать, должен есть, должен учиться, должен знать, должен уважать. Должен, должен и должен.

Не согласны? А вы взгляните на родительские форумы. И сравните их… со средневековыми советами по воспитанию раба.

Читаю: «Судя по описанию, ваша трёхлетняя дочь — уже очень распущенная девочка. Если она не способна выполнять требования взрослых, нужно с этим что‐то делать. Лучшее, что придумали наши предки, — конечно, порка».

Ещё цитата: «Если он начинает капризничать, нужно наехать на него хорошенько, чтоб неповадно было».

Раб, не имеющий права на личную жизнь, на собственные поступки и даже на человеческие эмоции.

Бесчисленны и пугающе однообразны инструкции по применению жёстких методов так называемого воспитания.

Жёсткость и непреклонность объявляются главными добродетелями взрослого мира. Глаголы «наказывать», «заставлять», «пороть» не сходят со страниц форумов

Редкая личная история обходится без горделивого «я поставил его на место» или «нужно уметь заставить себя уважать». Все наши обмороки по поводу физических наказаний, да и вообще насилия над детьми, увы, не ведут ни к чему и ничего не меняют.

Предлагаю подойти к вопросу совсем с другой стороны. Давайте попробуем понять, какова ваша цель? Да, я не оговорился: конкретно ваша? Когда вы, например, наказываете человека, чего вы на самом деле хотите? Почему выбираете именно такой путь взаимодействия — путь унижения, лишения свободы выбора и агрессии? (Ну, а если вы этого, к счастью, не делаете, попробуйте пофантазировать о своих знакомых.)

Вопрос кажется простым, но, как будто застигнутые им врасплох, родители обычно предлагают самые странные ответы. Так, в одном из комментариев к моей статье читатель пишет: «Нужно быть жёстче; если их жалеть, они научатся манипулировать…». И я в очередной раз поражаюсь такому странному кульбиту взрослого сознания… Разве не является совершенно очевидным, что если их жалеть — они научатся жалеть. Неужели и правда непонятно? Ведь как раз обратное утверждение является признаком типично манипулятивного мышления.

За примерами далеко ходить не надо, выглядит это примерно так:

  • Если давать людям то, чего они добиваются, они «сядут на голову» (а на самом деле тогда они будут вам благодарны и научатся, вслед за вами, дарить радость другим).
  • Если почаще демонстрировать собственное недовольство поведением другого человека, он станет дисциплинированным (нет, это не так — он замкнётся, боясь собственных поступков).
  • Если ввести в людские отношения методы поощрений и наказаний (являющиеся на практике методами дрессировки, используемыми с животными), человек научится отличать дурное от хорошего (в то время как в этом случае он постепенно потеряет способность самостоятельно ориентироваться в морально‐этическом поле).

Думаю, далее продолжить этот ряд способен каждый.

На деле же всё значительно проще: система личного примера действительно работает как часы.

  • Если человеку хамить — он научится хамить.
  • Если наказывать — он станет мастером наказаний и со временем вернёт их окружающим с лихвой.
  • Если лгать — станет лжецом.

Разве простейшая логика (да‐да, не наука педагогика, не любовь к собственному ребёнку, а просто логика) не приводит вас к мысли о том, что чему учишь — тому и научишь? И наоборот: невозможно, постоянно подавая дурной пример — жестокости, жадности, ненависти… взывать к доброте, отзывчивости и порядочности.

Впрочем, сказать лучше Лермонтова у меня вряд ли получится. Напоминаю:

«Все читали на моём лице признаки дурных чувств, которых не было; но их предполагали — и они родились. Я был скромен — меня обвиняли в лукавстве: я стал скрытен. Я глубоко чувствовал добро и зло; никто меня не ласкал, все оскорбляли: я стал злопамятен; я был угрюм, — другие дети веселы и болтливы; я чувствовал себя выше их — меня ставили ниже. Я сделался завистлив. Я был готов любить весь мир — меня никто не понял, и я выучился ненавидеть. Моя бесцветная молодость протекала в борьбе с собой и светом; лучшие мои чувства, боясь насмешки, я хоронил в глубине сердца: они там и умерли. Я говорил правду — мне не верили: я начал обманывать <…> И тогда в груди моей родилось отчаяние — не то отчаяние, которое лечат дулом пистолета, но холодное, бессильное отчаяние, прикрытое любезностью и добродушной улыбкой. Я сделался нравственным калекой: одна половина души моей не существовала, она высохла, испарилась, умерла, я её отрезал и бросил, — тогда как другая шевелилась и жила к услугам каждого, и этого никто не заметил, по‐ тому что никто не знал о существовании погибшей ее половины…».

Сказано, на мой взгляд, исчерпывающе и до боли точно. Как будто эти строки писал педагог‐практик, знакомый с самыми современными педагогическими исследованиями. Что сказать, гений — он и есть гений…

А ещё понятнее у другого гения — Высоцкого:

«Если поросёнком вслух с пелёнок

Обзывают, баюшки‐баю,

—Даже самый смирненький ребёнок

Превратится в будущем в свинью!».

Опять не верите? Опять найдёте тысячи возражений, скажете, литература одно, а жизнь другое? Ох, ребята, лучше не проверяйте…

Ещё один мотив подобного поведения был заявлен мне знакомой мамой, когда я предложил ей защитить девятилетнего сына от взрослого хамства её знакомого. Она возмущённо возразила: «Но ведь он должен быть готов к сложностям мира. В том числе и к хамству! Его не всегда будут облизывать со всех сторон…». Тут я должен на миг остановиться и признаться, что и подобные жизнеутверждающие аргументы я слышал неоднократно. Полагаю, вы тоже с ними не раз встречались. Логика примерно такова: поскольку жизнь сложна и несправедлива (так, во всяком случае, это звучит в устах апологетов данного подхода), устроим нашим детям «учебку» — будем потихоньку портить им жизнь сегодня, чтобы к своему будущему они подошли во всеоружии… То есть научились тому, что такое настоящее хамство и предательство близких, и стали взрослыми безразличными жлобами.

Так вот, друзья, хамство, к моему огромному сожалению, найдёт наших детей и без нас, с тяжёлыми ситуациями в жизни они встретятся, вероятней всего, не раз и не два. Зачем же мы мучаем детей? И заметьте, как сам язык предаёт нас, как в подобной ситуации любовь и принятие заменяется глаголом «облизывать». Как будто мама стыдится собственной любви, как будто она оправдывается перед мифическим судьёй, который накажет её за излишнюю ласку по отношению к собственному ребёнку. «Облизывать!».

Страшные и жестокие проявления близких могут только усугубить надлом в детском сознании

Мы же должны всеми силами отодвигать возможный удар, смягчать его, если он неизбежен. Это ведь именно то, что на умном языке называется родительской функцией.

Человек учится противостоять хамству, равно как и всякой другой гадости, когда у него появляется бесценный опыт созидающего и поддерживающего человеческого взаимодействия, когда он начинает ценить собственную личность и личность другого. Именно это учит ребёнка не давать себя в обиду, а равно — защищать других. А вот положение, при котором наглый взрослый, пользуясь собственной силой и статусом, унижает его, учит его прямо противоположному: лгать, втягивать голову в плечи, пытаясь исчезнуть, а со временем при любой возможности измываться над более слабым — в точности как учили.

Брутальный папа пишет в форуме о воспитании: «Лучший способ справиться (заметьте: справиться! словно о стихийном бедствии) с истериками — не обращать на них внимания. А если становится невыносимо (невыносимо, конечно, нам, просветлённым родителям, кто берёт в расчёт детское „невыносимо“!) — наказать как следует». Оставляя в стороне свои страшные догадки на тему «наказать как следует», обращу ваше внимание на типичный тон и подход: высшее существо пытается сладить с зарвавшимся мелким подонком.

Представляете, какой ад возникает в душе ребёнка? Мало того что мне так плохо, я ещё и один! Один на целом свете. Не считая родителей, которые всегда готовы сделать так, чтобы стало ещё хуже… И в качестве полировки типичный аргумент взрослых: «Меня тоже так воспитывали, и ничего…». Что — ничего? Кому — ничего? Кто сказал вам, что вы прекрасны в своей узости, жестокости, агрессии, неспособности принять, даже не принять — хотя бы увидеть человека рядом с собой? Откуда известно, что эти методы воспитания привели к положительным результатам? Мы выжили? Вот уж действительно и на том спасибо! «Увязшие в собственной правоте, завязанные в узлы…».

Один из старых родительских страхов — что мой ребёнок не подаст мне стакан воды в старости. Можно не сомневаться: не подаст! Откуда взяться стакану, если всю жизнь человека учили только жестокости, ненависти и тому, что, когда тебе плохо, окружающие способны увидеть лишь твою манипуляцию?..

Впрочем, не буду слишком пугать читателя: стакан, может, и подаст — общественное мнение всё‐таки велит противостоять собственным желаниям и справляться с порывами. Но ненависть и к вам, и к этому стакану гарантирована.

Вы привычно спросите, что со всем этим делать… А я привычно отвечу: ровным счётом ничего. Все методы, упомянутые выше, никому не нужны, никому не несут даже минимальной пользы. Ни наказания, ни «учебка», ни агрессия. Они лишь неуклонно, шаг за шагом ухудшают будущее — детское и наше собственное. Просто пришла пора освобождаться от роли заложников чужих галлюцинаций и собственного прошлого, выхолощенной морали и представлений соседки о нравственности, навязанной этики и воспитательных симуляторов.

Ведь все мы интуитивно знаем ответы. В том числе в ситуациях, когда творим зло, приговаривая «это любя», прикрываясь собственными страхами. И нет тут никакой родительской западни. Разве что тяжёлая иллюзия, морок. Нужно только сделать шаг в чудесный мир, в котором ждут те, кто любит нас больше всех на свете, — наши дети. Они очень ждут. И, не сомневайтесь, они нам помогут.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(28)
Подписаться
Комментарии(28)
Какой-то сплошной бред. Так можно поверить в теорию заговоров, в то, что кто-то за ограниченную плату пишет статейки, предлагающие потихоонечку так «разложить» общество, выращивая моральных уродов.
Бывают исключения, но чаще родители все-таки любят своих детей. И да, часть этой любви должна быть в том, чтобы корректировать, «вставлять в рамки», наказывать. Чтобы обществу не приходилось этого делать, когда человек станет взрослым. Лучше пусть наказывают родители, чем статьи уголовного кодекса. «Родители всегда должны быть на стороне своего ребёнка» — кто придумал такой бред?! Родители должны быть на стороне справедливости, закона, да хотя бы «понятий», а те, кто «всегда на стороне своего ребёнка», рискуют этому ребёнку потом передачи носить. Потому что общество в целом не будет терпеть то, что готовы от своего чада вытерпеть родители. И даже если такой " залюбленный» родителями человек на зону не попадёт (это все-таки крайность), то как минимум вырастет одиноким эгоистом, неспособным к нормальным человеческим отношениям.
Вот и Вы «научены» использовать стандартный вариант воспитания нравственных качеств у детей — наказанию. В статье не отрицается необходимость воспитания как такового, здесь речь идет о том, чтобы искать другие инструменты для его привития — общение, собственный пример, объяснения, вцелом интерес к жизни ребенка, мякие рамки и т. п. Как правило, если появилась уже необходимость наказания ребенка — значит все альтернативные варианты родители не применяли до этого и ребенок, не зная о них, пошел по «стандартной схеме» — дабы привлечь внимание родичей к своей жизни и возможным в ней проблемам.
Если давать людям (детям) все, чего они хотят, то они точно сядут на голову и будут требовать все больше и больше. Потому что им и в голову не придёт, что они могут чего-то не получить. Откуда автор берет вывод, что люди станут благодарным «и будут дарить радость другим» (о, какие слова красивые! прямо жаль, что ложные.) Благодарность — чувство, возникающее у человека, когда он осознает, что чего-то хорошего в его жизни могло и не быть. Откуда возьмется понимание этого у ребёнка, которому всегда все дают? Без случаев, когда человек не получает желаемое, обучиться благодарности невозможно. «Если ребёнка жалеть, то и он научится жалеть» — не только не «очевидно», а ещё и не верно. Манипулировать научится — конечно, да. А жалеть научиться может только тот, кого самого не очень-то жалели. Благодарность, сочувствие возникают «на контрасте», от противоположного, а не от подобного примера. Конечно, родителям нет смысла быть жестокими и «самоутверждаться об своих детей» — но это и так происходит крайне редко. В основном родители — нормальные- пытаются сделать ребёнка пригодным к жизни в обществе, и ничего плохого в этом нет.
У меня создалось впечатление, что под «всё, чего хотят» вы понимаете исключительно материальные блага. А речь-то в статье идёт в первую очередь об эмоциональной сфере. Ребёнок хочет любви, понимания, принятия, поддержки, ощущения эмоциональной безопасности, когда ты точно знаешь, что с любым косяком можешь придти к родителю, рассказат всё как есть, и получить не люля, а совет, как косяк исправить.
Это вам тоже жалко дать?

Про «Благодарность — чувство, возникающее у человека, когда он осознает, что чего-то хорошего в его жизни могло и не быть.» — тезис, признаться, оооочень спорный. Вы уверены, что это именно благодарность («ура, спасибо, ты классный, что мне это дал!»), а не чувство облегчения («уф, в этот раз повезло»), или страх («блин, а если б не дал?! а если не даст в следующий раз?!»), или ещё что-нибудь не особо приятное?

А про «жалеть научиться может только тот, кого самого не очень-то жалели» — как ребёнок, которого не жалели никогда, могу абсолютно уверенно сказать: ничего подобного! Жалеть и сочувствовать учусь сейчас, четверть века спустя, после того, как встретила человека, который жалеет и сочувствует меня — на его примере.
Верно написано.

Мой «папа» (не могу назвать «это» папой), видимо, тоже считал, что надо воспитывать детей не словами и объяснениями, а через подзатыльники, ремень и наезды.

Ребенок плачет? Вкати ему подзатыльник!
Плачет еще больше? Отфигачь ремнем по жопе!
Нарушил правила и (о, ужас) чужая тетя сделала замечание? Снова подзатыльник, чтобы не позорился и не привлекал к себе внимание!
Случайно накосячил? Ответ очевиден — ПОСТАВЬ РЕБЕНКА НА МЕСТО!

В итоге, с самого детства, я испытываю к нему чувство ненависти и страха. Ненадежности. У меня нет папы, к которому можно было бы обратиться с вопросом, поговорить, провести хорошо время. Есть только непредсказуемый тип, который любую твою фразу может понять как оскорбление и наехать.

Сейчас чувства сменились на жалость и легкое отвращение. У него нет друзей, его никто не любит за его характер, но он не хочет ничего делать со своей агрессией. Видимо от жизни такой он начал пить.

Любви и благодарности к нему у меня нет. И я очень сомневаюсь, что будет. Скорее обида и разочарование.
Полностью с вами согласна.Уже сама вырастила дочь, но прошлые обиды до сих пор портят жизнь.Оправдываю маму лишь тем, что у неё детство было ещё страшнее, но иногда хочется попросить у неё прощение за свое неуместное появление на свет.
Вот так нелюбимые дети, не умеют любить своих детей.
Наши дети, конечно, станут удобными, если мы их «поставим на место», но счастливыми не станут это точно. Конечно, разговаривать и убеждать дело долгое и трудное. Гораздо легче " на место поставить», но каждому из нас самому решать какая старость будет впереди. Спасибо автору за книгу, обязательно прочту целиком. Ещё бы посоветовала к теме книгу Екатерины Шпиллер «Мама не читай»
Показать все комментарии