Первая любовь и четыре драки за день: суровые будни восьмиклассницы в чеченской школе

Первая любовь и четыре драки за день: суровые будни восьмиклассницы в чеченской школе

Отрывок из книги Полины Жеребцовой «Муравей в стеклянной банке»
3 398

Первая любовь и четыре драки за день: суровые будни восьмиклассницы в чеченской школе

Отрывок из книги Полины Жеребцовой «Муравей в стеклянной банке»
3 398

Журналист Полина Жеребцова долгое время жила в Грозном. И 11 лет вела дневник (с 1994 по 2004 год), куда записывала все свои воспоминания о школе, войне и жизни в Чечне. В издательстве «Время» вышел её документальный дневник «Муравей в стеклянной банке», а мы публикуем её фрагмент о чеченской школе времен Ичкерии.

Полина Жеребцова в возрасте 9 лет (1994 год)

16 ноября 1998 года

Сегодня пришел Мага. Это правда — он подрался из-за меня с парнями из одиннадцатого класса. Они угрожали сделать со мной всякие гадости, а Мага услышал. У Маги сломана кисть руки. Он пришёл со своим другом Хасиком-задирой в школу. Все сразу ко мне полезли, мол, что я чувствую — он же за меня дрался. Защищал! Спрашивали, а сами злились. Ведь ещё ни за кого так никто не дрался!

Мага принес в пакете пряников. Говорит со мной вежливо, спокойно и тихо. Куда-то исчезла его грубость и наглость. Дал пряники, а я отшвырнула их назад.

На всех уроках Мага смешил в классе народ и строил из себя шута горохового. На уроке вайнахской этики нам объясняли условные знаки вайнахов (ингушей и чеченцев). Например, если парень моргает тебе глазами, то он тебя любит и будет ухаживать только за тобой.

Как только Мага услышал слова учителя, весь класс стал заливаться хохотом, потому как Мага вопил:

— Полина! Полина!

И как только я поворачивалась к нему, он моргал мне обоими глазами. Я ему сказала, что он сумасшедший. Но было очень весело.


17 ноября 1998 года

Уроков сегодня не было, и мы зря ждали учителей до 11.00.

Помирилась с Заирой. Я стараюсь приучить её к книгам и йоге.

Ещё я подумала, что люблю Магу. Очень люблю. За то, что он не струсил и подрался. Все девчонки его полюбили и, не стесняясь, признаются ему в своих чувствах — одна я молчу. Хотя он мне жуть как нравится. Но опять сегодня пришлось дать пощечину: подкрался, обнял и хотел поцеловать! Я просто хочу с ним дружить, но он этого как раз не понимает. А девчонкам придётся объявлять войну: и друзьям, и врагам. В любви пощады нет.

Когда мы шли домой с Заирой, Тиной и Сетой, Мага бросил компанию друзей, догнал меня и спросил:

— Где ты живёшь?

А Заира влезла в разговор и всё испортила.

Он ушёл с друзьями: Хасиком-задирой и Кабаном в другую сторону. Я оглянулась около пяти раз и каждый раз видела: он тоже оглядывается.

Пойду-ка я вымою голову и накручусь. Платок как бы случайно завтра упадёт с моей головы. На войне как на войне!


18 ноября 1998 года

Тина сказала, что Тара была влюблена в Магу с третьего класса. Они ведь все в одной школе учились, это я — «путешественница».

Мои школы разбомбили, где раньше училась. Уроков мало. А я так хочу, чтобы нам рассказывали учителя больше интересного. Но учителей почти нет.

Насреддин перестал преподавать. Зарплату давно не платят. Он теперь мороженым на углу торгует

Зато Султан Магомедович ведёт сразу шесть предметов: и рисование, и физику, и географию… Ему 25 лет. Он тоже без зарплаты. Не дай бог уйдёт из школы. Тогда её закроют. Преподавать будет некому.

Я сегодня весь день с Магой разговаривала. Оказалось, он разбирается в музыке и знает старые кавказские легенды. Заира без конца встревала в наш разговор. Мешала как могла. Подбегала всё время! Но Бог её наказал. В очередной раз, когда она решила подбежать и сказать глупости, она поскользнулась, упала и порвала куртку!


22 ноября 1998 года

Сегодня неприятности с утра: парни из одиннадцатого класса опять приставали и лезли. С ними была та самая девка, что они не раз подсылали. Я узнала, что её зовут Золима.

Маги не было в школе. Ему, наверное, операцию будут делать: кроме сломанной кисти, ещё пальцы повреждены.

Дома новости не лучше: неожиданно пожаловали в гости сыновья дедушки Шамиля. Они теперь в местной милиции работают. У них опять были автоматы. Мне не понравилось, что вели они себя довольно нахально и заявили, что знают, где я учусь, и вообще нечего мне учиться, а надо замуж выходить.

Мама после их ухода сказала, что мне придётся бросить школу. По дороге украдут замуж, и она ничего не сделает. Но я не могу бросить школу! Я не могу уйти из школы! Я хочу учиться! И ещё там есть Мага.


23 ноября 1998 года

Сегодня Мага пришёл в школу. Он на уроках пел мне песни. Смешные. Например:

Днём и ночью плохо сплю,

Потому что я тебя люблю,

Потому, что я давным-давно тебя люблю…

Все злились. Особенно Заира и Тара.

Кабан ехидно вспомнил, что я — «русская тварь», за что тут же схлопотал от Маги по морде. У Маги одна рука здоровая, и её хватило

Хасик-задира поддержал друга. Кабан с позором ретировался.

Заира одиноко пошла домой, заявив девчонкам, что её Хасик-задира «самый сексуальный». Вот дурная башка!


28 ноября 1998 года

Я дома. Клею обои. Белю потолки. Завтра в школу!


30 ноября 1998 года

Осень, листья и холодное солнце. Мы бродим по аллее, и Мага говорит мне обо всём. Он очень боится, что может что-то произойти такое, что разлучит нас. Его семья может уехать жить в Ингушетию.

Тара и её подружки злятся. Сплетничают, врут. Но мне это всё равно.

Домой я пошла одна. Без чокнутой Заиры с её гадостями, без хороших девчонок, которые ждут лишь моих рассказов о Маге. Я шла и сочиняла стихи.

Заира подружилась с крутой Лурье-Львицей и её бандой. Поёт им песни.

А мне думается, что я полюбила Магу. Если он уедет, я умру.


3 декабря 1998 года

Кажется, что всё хуже и хуже. Мага грустный и молчит. Заира со мной разругалась (чему я очень рада). Она хотела, чтобы я пошла с ней в гости к Таре из банды, но я отказалась. Заира всячески пытается сдружиться с соратницами Лурье-Львицы. Одновременно лезет к Маге, заигрывает с ним. Ей он отвечал сегодня, а мне нет. Не пойму, что случилось.

Зато Касси прожужжала все уши о том, что Ниме предложил Абдула и что та ответила.

Пока!


4 декабря 1998 года

У мамы плохо с работой, надо что-то придумывать — еды нет.

Снились кошмары.

P. S. У Маги умерла бабушка. Царство Небесное! Вот почему он грустный.


5 декабря 1998 года

Снег выпал 1 декабря. Холодно. Дома нет еды. Работу не могут найти ни мама, ни отчим. Мама пойдёт сегодня просить подаяние на рынке, а я торговать. Попробую взять под реализацию сигарет и пакетов. Перепродать. Может быть, куплю хлеба.

Всю ночь спала на бигудях. Думала, пойду в школу и будут видны кудряшки, а теперь?


10 декабря 1998 года

Привет!

Я на рынке.

В школе было принято разделить наш класс на два. Мы уже в одном не помещаемся — 40 человек. Непонятно, кто и где будет.

Мага решил быть с Заирой, как я поняла. Лурье-Львица с бандой опять начали меня доставать и издеваться. Касси от всех этих событий сбежала в параллельный восьмой класс «Б».

Я тоже пошла в «Б», подумав, что не выдержу постоянных драк и разборок: вся банда Лурье-Львицы, Мага, Хасик-задира, Заира — остаются в «А». В класс «Б» уходят: Абдула, Гайрбек, Сулим и Латифа. Но, просидев там один урок, решила не поддаваться на слабости: я не могу сдаться перед трудностями. Я вернулась в класс «А». Будь что будет!


15 декабря 1998 года

Сегодня было четыре драки.

Первая с Лурье-Львицей. Давно она не лезла. А сегодня, сказав: «Ты вернулась в „А“? Совсем не боишься нас?!» — ударила меня в живот. Я выдала ей сдачи. Роста мы одинакового, но она шире в плечах. Никто никому не уступил. Оплеухи были равными. Она отскочила первая. Банда не вмешивалась. В общем, расстались мы почти друзьями.

Вторая драка была с одиннадцатиклассником. Он обозвал меня русской сукой и толкнул. Очень удачно я вмазала ему ногой кое-куда.

Третью драку затеяли Линда, Тара и Яха. Щека поцарапана, ну ничего: свой портфель выкинуть в окно я не дала, и волосы их поредели прилично.

А четвёртая драка вот как случилась: я уже уходила, как прицепилась ко мне Заира.

— Мой Мага! Не отдам! Я люблю! — сказала она. (Хотя врала всё время, что Хасика-задиру любит.)

— И что?! — ответила я. — Он будет целовать тебя, а видеть во сне меня!

После этого Заира молча вцепилась мне в руку зубами. Прокусила платье и оставила огромный синий синяк. Ага. Я не растерялась. Тоже вцепилась ей в руку (так, что она заорала на всю школу). И синяк вышел огромный и чёрно-красный!

— Я к директору пойду жаловаться! — вопила она.

— И синяк, не забудь, покажи! — сказала я.

Все таращили глаза.

— Я тебе сделаю! — сказала Заира.

А я послала её.

Хасик-задира услышал это и произнес:

— Как круто! Молодец, Жеребец!!!


17 ноября 1998 года

Магу я не видела всю неделю. Но теперь я точно знаю, что он мне нужен. Заира его отнимает, чтоб ей ни дна ни покрышки! Она наряжается в красивые платья и красит глаза. Она пристаёт к нему!

Заира помирилась, сказав, что синяки нас будут роднить. Но несла бред о том, что «Мага тебя не любит. Он изменит тебе всё равно, он матерится и курит. Он — плохой. Отдай его мне! Отдай!». Тоска.

Дома я делаю ремонт квартиры и украдкой читаю французского писателя Ромена Роллана «Кола Брюньон». Весёлая такая книжка, про смешного старичка.


18 ноября 1998 года

Маге исполнилось 14 лет! Он на год старше меня. Такой взрослый. И да, он курит.

Мы с мамой перестали ссориться — делаем вместе ремонт. От краски щиплет глаза. Мы красим двери и батареи.

Думала над тем, что иногда я своим недоверием обижаю людей.


19 декабря 1998 года

Сегодня я и мама красили полы на кухне.

Мама верит, что наступил мир и войны больше не будет. А я жду, когда наступит завтра. Ведь если повезёт, я пойду в школу и увижу Магу. И, если очень повезёт, оттащу за шиворот от него Заиру. Я сделала все уроки и выучила вперёд несколько глав по учебнику.

Совсем скоро Новый, 1999 год!

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Подписаться
Комментариев пока нет
Больше статей