6 любимых детских книг телеведущей Фёклы Толстой

6 любимых детских книг телеведущей Фёклы Толстой

9 766
1
Фото: Wikimedia Commons (Svklimkin)

6 любимых детских книг телеведущей Фёклы Толстой

9 766
1

У каждого из нас есть свои яркие воспоминания о детских книгах, картинках, иллюстрациях или даже о диафильмах. Что-то вспоминается со смехом и удовольствием, что-то со слезами, а что-то до сих пор пугает до мурашек. Журналистка и телеведущая Фёкла Толстая вспомнила для нас главные книги своего детства.

1. Альбомы картинок Херлуфа Бидструпа

Есть такой датский карикатурист Херлуф Бидструп. По-моему, он даже работал в какой-то газете коммунистической партии и потому оказался в моем советском детстве. Полдетства я провела с его альбомами! У нас издавали их в таком формате: альбомы с комиксами без текста по 12 картинок на одну страничку. Одна страница — одна серия, одна история. Чем-то похоже на раскадровку для фильма. У нас дома было несколько таких альбомов, и я их с восторгом листала. Больше всего мне нравилось придумывать разные истории на одну и ту же серию картинок.


2. Рассказы Виктора Голявкина

Сначала мне мама их читала, потом я уже и сама могла. Сборники невероятно остроумных и живых историй: «Карусель в голове», «Тетрадки под дождем» и самый смешной рассказ — «Болтуны». С удовольствием его вспоминаю: «— А ты ррррр… — А ты ззззззз…» Мне кажется, что детская советская литература сейчас совершенно не потеряла своей радости и живости. Они полны реалий того времени: школьные истории, рассказы из детских лагерей. Но при этом их почти не нужно объяснять ребёнку, в отличие от книг XVIII века, где всё по-другому.


3. «Серая шейка», Дмитрий Мамин-Сибиряк

Были такие книги, которые настолько трогали меня, что я не могла их перечитывать, не могла даже без слёз смотреть на книжку. Так было, например, с рассказом про серую шейку. Очень яркое и трепетное воспоминание, как я настолько распереживалась за эту уточку, что говорила маме: «Поставь её в самый-самый дальний край книжной полки». Мама ставила, а я говорила: «Нет-нет, мам, я вижу кусочек её корешка». Вот этот удивительный мир детства, когда воображение такое сильное, что ты не можешь даже корешок книжки видеть, так сильно ты сопереживаешь герою. У меня чуть ли не сейчас от этого словосочетания слёзы наворачиваются на глаза.


4. «Евгений Онегин», Александр Пушкин

Эту историю мне напомнила мама. Я ведь родилась в филологической семье, поэтому у родителей было много потрясающих друзей-ученых. Например, папа дружил с Юрием Михайловичем Лотманом — он тоже филолог, знаток пушкинской поры и XIX века литературы и автор известных комментариев к «Евгению Онегину». И вот я была еще совсем маленькая и лежала болела, а к папе пришли друзья. Мама всё бегала туда-сюда, проверяла температуру, видно было, что волновалась. Юрий Михайлович деликатно так спросил, что случилось. И предложил со мной посидеть. Сквозь сон помню, как он читал мне «Онегина» наизусть, особенно сон Татьяны, где за ней медведь гонится. Это произвело на меня огромное впечатление: вспоминала и в школе, когда проходили по литературе «Онегина», и сейчас, когда обращаюсь к Пушкину. Из этой истории у меня два вывода: во-первых, хорошая поэзия (да даже любой хороший текст) — это отличное жаропонижающее. А во-вторых, может, даже маленьким детям начинать читать то, что кажется «на вырост»? Они, может, не поймут головой, но текст уже проникнет в душу. А потом будешь читать сам — встретишься с текстом, уже немножко как с знакомым.


5. Книги с иллюстрациями Евгения Чарушина

Очень хорошо помню иллюстрации Чарушина к сказкам про зверей. Цветные, которые радуют гораздо больше, чем чёрно-белые. Я вообще думаю, что иллюстрации должны быть цветными, яркими. Это похоже на то, как Гришковец рассказывал: «Бежишь-бежишь на мультфильм, а он кукольный». А он должен быть, конечно, рисованный. Так и иллюстрации должны быть цветными. Ещё страшно завораживали иностранные книжки, где поднимались замки из бумаги — открываешь, а там волшебство. Это если не про сюжеты и слова, а про ощущения и картинки мы говорим.


6. Атласы и карты

Одной из моих любимых детских книг был «Географический атлас мира», «Атлас Советского Союза» и всякие карты. Мне страшно нравилось разглядывать, изучать, проводить много времени за их чтением. В частности, лет в пять я знала огромное количество столиц всяких неведомых мне стран. Но самое интересное — я коллекционировала «редкости», которые находила. К ним относились карликовые государства, которые я очень любила (типа Сан-Марино или Лесото в Южной Африке). А вторая диковина — смешные названия. Понятно, что человека в 4 или 5 лет страшно будет радовать озеро Титикака в Латинской Америке, или я вот очень любила страну Джибути. Тоже смешное.

Послушать вживую, как Фекла Толстая будет читать вслух любимые книги из своего детства, можно на семейном фестивале «Вселенная книг» 15 декабря. Фестиваль проводят библиотеки Москвы, а творческую программу курируют наши друзья — Seasons Project. В программе фестиваля также спектакли, читки, мастерские и многое другое. Подробности — на странице фестиваля и в социальных сетях.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(1)
Подписаться
Комментарии(1)
Жаль, я не живу в Москве, не смоге принять участие в «читке». Удачи. А «Серую шейку» я и сама люблю.
Больше статей