«На апелляции мы отвоевали 12 баллов — в итоге ученик сдал ЕГЭ на 100»

«На апелляции мы отвоевали 12 баллов — в итоге ученик сдал ЕГЭ на 100»

Учитель — о том, почему при проверке ЕГЭ по информатике часто допускают ошибки
27 887
9

«На апелляции мы отвоевали 12 баллов — в итоге ученик сдал ЕГЭ на 100»

Учитель — о том, почему при проверке ЕГЭ по информатике часто допускают ошибки
27 887
9

Апелляция на результаты ЕГЭ — это всегда страх, риск и часто — разочарование. Вспомнить хотя бы нашу прошлогоднюю историю с учительницей литературы, у которой апелляция была похожа «на адвокатские игры из сериалов». Или многочисленные кейсы этого года с фиаско на онлайн-апелляциях. Но случаются и исключения: преподаватель информатики Николай Касперский рассказал нам о шансах выиграть апелляцию по этому предмету.

«Апелляция — инструмент, которым нужно пользоваться»

Я преподаю информатику в школе подготовки к ЕГЭ «Вебиум». В этом году я выпускал ученика, в котором был абсолютно уверен: он хорошо учился, прекрасно знал материал и отлично писал пробники. Мы ждали высокого результата по ЕГЭ, но пришли 88 баллов из 100. Дима немного расстроился, потому что надеялся как минимум на 90 баллов.

Мы начали смотреть сканы, изучать ошибки. В первой части у Димы была одна ошибка, но она была у всей России — «гробовая» 23-я задача, которую никто не решил. А в финальной задаче во второй части ему зачли только один балл из четырех. Мы просмотрели все сканы, пришли к выводу, что та самая финальная задача была решена правильно, и Дима подал апелляцию.

Дмитрий Калабушкин, поднял баллы по информатике с 88 до 100:

«Когда я увидел баллы, я сначала удивился, потому что планировал получить 100 или хотя бы 97 баллов, ведь 23-я задача была очень сложная. Но потом пришёл результат 88. Когда я всё проверил и понял, что ошибки нет, я решил подать апелляцию: пошел в школу, написал заявление. Затем меня вызвали на онлайн-встречу.

Я из города Окуловка, поэтому апелляция проходила через зум. Мы встретились с комиссией по видеосвязи, они спросили у меня: «Какой у вас есть вопрос по работе?» Я ответил, что не удовлетворён результатом 27-й задачи. Долго спорить мне не пришлось. Они тут же отметили, что моя задача была решена верно, что они ошиблись при проверке, и затем выставили наивысший балл за эту задачу — 4 из 4. Таким образом, при пересчете баллов мои 88 превратились в 100. В общей сложности разговор с комиссией длился где-то минуту.

На мой взгляд, на апелляции главное — не нервничать. Если вы правы, все будет хорошо. Переживать вообще не стоит, потому что процедура простая и в любом случае, скорее всего, вы ничего не потеряете. Если есть уверенность, что вас оценили неправильно, то, скорее всего, это правда ошибка проверки, а значит, скорее всего, баллы вам вернут».

Апелляция — это точно тот инструмент, которым стоит пользоваться. В случае, если ты абсолютно уверен в том, что выполнил все задания правильно. Эксперты тоже люди, пусть даже задания проверяют два или три раза. Они тоже могут ошибиться. Особенно в финальных задачах, где обычно есть какая-то «вольность» — например, нужно написать код или сочинение. Я надеюсь, что с приходом компьютерного ЕГЭ по информатике мы уйдем от такой проблемы, ведь сейчас эксперт проверяет программу, написанную на листочке.

«Проверяют дотошность, а не знания»

ЕГЭ по информатике на бумажке — максимально странная вещь. Здесь очень многое зависит от оформления, от внимательности, а не от знания как такового.

Информатика — не очень глубокий предмет, не очень большой, его можно просто выучить, там мало информации. Но сложно натренироваться на задания, потому что они требуют какой-то концентрации, большого внимания: там много нюансов и маленьких деталей. И экзамен скорее проверяет дотошность ученика, внимательность и усидчивость, а не знания. Надеюсь, что в скором времени все эти задачи возьмет на себя компьютер. Если программа работает, то она работает, и тебе не нужно переживать, к примеру, из-за синтаксиса. Там можно будет перепроверить себя, а на бумажке это сделать невозможно.

Я не очень понимаю, на каком этапе проверки заданий эксперты могли допустить ошибку. У них же есть ключи, и потом они прорешивают ЕГЭ самостоятельно. Получается, перед ними есть правильные ответы и у них должна быть полная картина в голове. Возможно, все связано с тем, что ребята пишут ответы на разных языках программирования — могут выбрать любой удобный для себя, будь то Python, или Pascal, или С++. Но на самом деле, даже если ты никогда не видел задачи на том же Python, проверка все равно займет ненамного больше времени, чем на знакомом тебе языке.

Наверное, эксперт может торопиться: у них тоже ограниченное количество времени, а работ — фиксированное число. Это человеческий фактор и совсем не их вина. Я думаю, что то же самое и у детей: код на бумажке воспринимать тяжело, отсюда и ошибки.

Кстати, нужно помнить и об обратной стороне: если вам нечаянно поставили больше баллов, на апелляции, скорее всего, это тоже заметят. Комиссия берёт ваши сканы и проверяет ещё раз все задачи по критериям: для них это не очень долгий процесс, ведь у них есть ключи к заданиям.

«Последняя задача — камень преткновения»

ЕГЭ по информатике состоит из заданий по теории кодирования информации, по передаче информации, из заданий на математические модели, переадресацию, системы исчисления и математическую логику. Это теория — она есть как в математике и физике, так и в информатике. Во второй части — письменные задания, где ответ нужно записать своими словами по определённой структуре. Там есть задачи на анализ программы, задачи на написание простого алгоритма, на обработку массива и на теорию игр. Финальная задача — написать программу, которая будет что-то делать. Вроде как все неплохо, но почему-то в последней задаче, где 4 первичных балла — а это очень много, — часто происходят ошибки и у детей, и у проверяющих. Какой-то камень преткновения.

Ученик должен написать финальное задание на каком-то из языков, который ему больше подходит и который он знает. Знать языки проверяющий вряд ли должен, все-таки интернет вещь открытая и алгоритмы не такие сложные. Я думаю, у экспертов ЕГЭ, которые преподают еще что-то, знания более глубокие, чем у школьника. Им не составит труда разобраться в самом редком языке, зная синтаксис, потому что алгоритмы довольно простые, они используют совсем базовые блоки. Если ты когда-нибудь программировал и как-то с этим связан, ты можешь различить, например, инициализацию переменных, цикла или массива. Всё это более или менее стандартные вещи.

Даже взрослые программисты редко работают на всех языках и знают их. Просто так читать языки и ничего не делать (а школьный учитель или эксперт, как правило, не является разработчиком) — это бесполезное знание. Разобраться на том уровне, который необходим для решения финальной задачи, — дело 10 минут. Я имею в виду, разобраться в чужом решении. Это возможно.

Иллюстрация: Shutterstock / Ardea-studio

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(9)
Подписаться
Комментарии(9)
Отвечу как эксперт ЕГЭ по информатике, который тоже поднимал баллы на апелляциях (в этом году тоже): решения выпускников иногда запутаннее, чем это требуется на самом деле. Бывает, что ученики используют несколько переменных с похожими названиями и в середине программы где-то путаются уже сами. Бывает, что решение содержит описки (чаще всего в синтаксисе) из-за которой верный алгоритм не работает. Более того, в критериях оценивания (образец можно увидеть в демо-версии) содержится стандартный алгоритм решения, часто ученики пытаются его вызубрить, но это не всегда получается. Поэтому эксперты имеют при проверке большое количество нестандартных алгоритмов решения, зачастую по логике «Из Москвы в Санкт-Петербург через Хабаровск».

Что касается ЕГЭ в бумажной форме, то в целом проблему плохих алгоритмов введение компьютерного экзамена не решит. Если ученик обладает необходимым знанием алгоритмов, логики, математики, то он решит и задачу 27 на обычном ЕГЭ, и задачи на компьютерном ЕГЭ.

И да, скачок с 88 до 100 по информатике не такой большой — это как раз только недооценённая задача 27, при том, что «скатиться в 1 балл» очень легко, поскольку любая даже незначительная логическая ошибка, не описанная в критериях на 3 балла (см. критерии оценивания к демо-версии ЕГЭ-2020) сводит задачу в 1 балл.
Моя дочь решила 23ю задачу, по крайней мере у неё стоит за задачу 1 балл. Поэтому ОЧЕНЬ обидно, что 100 баллов в этом году получили и те, кто решил эту «гробовую» задачу, и те, кто не решил.
совершенно верно! шкала дурацкая у них
" Возможно, все связано с тем, что ребята пишут ответы на разных языках программирования — могут выбрать любой удобный для себя,.» Интересно. А какую-нить РАПИРу можно использовать? А свой собственный язык?
Насчёт «своего языка» — скорее нет, чем да, поскольку «свой язык» скорее будет отнесен к естественному языку (что запрещено), а насчёт РАПИРа, если в ответе будет указан язык, то это формально не запрещено. По опыту, ребята иногда используют языки, не входящие в общепринятый стандартный набор (Python, Паскаль, Бейсик, С++, C, С#). Например, был опыт проверки работы на Lua, Kotlin — это не проблема
Показать все комментарии
Больше статей