«Это страшно, когда ребёнок возвращается домой, как на линию фронта»

«Это страшно, когда ребёнок возвращается домой, как на линию фронта»

История Ксении, Анны и Ирины, у которых сильно пьют родители
95 699
32

«Это страшно, когда ребёнок возвращается домой, как на линию фронта»

История Ксении, Анны и Ирины, у которых сильно пьют родители
95 699
32

Я работаю классным руководителем в 8 классе. Дети разные. Одни старательно учатся, другие — от случая к случаю. Одни — надежда и опора, другие живут незаметно, «на службу не напрашиваются, от службы не бегают». Есть среди моих воспитанников три девочки, как «трое из ларца, одинаковых с лица». Девчонкам плохо. У них жизненное горе. Пьют родители. Семьи живут однотипно, дети из этих семей ведут себя похоже. Вы и представить себе не можете, в каких условиях иногда приходится жить детям.

Ксения

Прихожу по одному из адресов. Уже с улицы дом выделяется неухоженностью. Ветер гоняет мусор у калитки, забор покосился и потерял часть досок. Двор зарос лебедой и крапивой. Тощий серый щенок робко встречает помахиванием хвостика. На входной двери сегодня нет замка, значит, можно войти. Оглядываясь на своих спутников, замешкавшихся у ворот, с опаской ступаю на полупровалившееся крыльцо. Здесь живёт моя ученица. Стучу. Выходит женщина. Лицо хмурое, какое-то печальное, пошатывается. Это мама. Отца застать дома невозможно. Он невидимка, он постоянно вне дома.

— Где ваша дочь? — задаю я дежурный вопрос.

— Не знаю, она дома не живёт, — получаю дежурный ответ.

Этот мой приход не первый и даже не десятый. Дорога протоптана торная. А результат один. Дочь дома не живёт. Неудивительно, ведь это нельзя назвать домом

Помимо того ужаса, который творится внутри: грязь, запустение, неухоженность, какой-то тяжёлый запах (знаете, в домах всех троих пахнет одинаково — детским горем). Помимо этого здесь ещё и тёмное царство грубости, жестокости и полного равнодушия к самим себе, к своей жизни и к детям.

Женщина, с которой я говорю, никогда не улыбается. Ей ещё немного лет, но она выглядит больной и пожилой. Я стою в этом доме и понимаю свою ученицу, которая не живёт здесь. Уже давно. Как душа, которая оставила тело. Мёртвый дом, родители-тени, подверженные одной страсти, одной жажде, потерявшие смысл существования, радость, веру в будущее. В этой части улицы пьют многие. Часто пьяные компании просто переходят из дома в дом. Пьяный говор слышен далеко от двери. И нет смысла входить. Здесь тебя не услышат. И опасно входить. Ведь пьяные люди не отвечают за свои эмоции.

Смотрю на молодую женщину, и закрадывается желание схватить её за плечи, встряхнуть изо всех сил и прокричать прямо в лицо: «Наташа, очнись! Где твоя дочь Ксения!». Но я не прокричу. Все слова давно сказаны. Девочка начала уходить от пьяных дебошей отца три года назад. Сначала к соседям, потом к родственникам. Потом её стали видеть в компаниях взрослых парней. Вычислить место, где она каждый раз пряталась от родителей, было сложно, но возможно. Просчитывали, находили, приводили. Но она сбегала опять. И вот она сбежала в другой посёлок, сообщив матери только приблизительный адрес — улицу, на которой несколько десятков многоэтажных домов. Могла бы и не говорить. Мама вовсе не собиралась её разыскивать. Есть проблемы и поважнее. На мой очередной вопрос о дочери она сказала, что та «взамуж вышла». Что же с этим аргументом можно поделать. Женщины из комиссии по делам несовершеннолетних, видевшие, как и я, многое, составляют протокол. Расчистив место среди крошек, окурков, застарелых следов еды и выпивки на столе, отодвинув пустые гранёные стаканы, хозяйка усаживает строгую сотрудницу КДН за столом. Звякнула и покатилась бутылка. Протокол составлен, формальности соблюдены, посетители покидают скорбное жильё с обещанием искать беглянку по полученному адресу.

Можно искать, можно найти, но куда вернуть? В этот ад? Надо ли говорить, что оба родителя не работают? Отец и вовсе нигде и никогда не работал. Что делать ребёнку, пятнадцатилетней девчонке, в такой семье? Психологи утверждают, что если ребёнок вырос в семье алкоголиков, есть большая вероятность, что в будущем у него тоже будет зависимость от спиртного. Скорее всего, никто не желает подобной участи своему ребёнку, но большинство пьяниц это не останавливает.

И весь педагогический опыт и стаж разбиваются о безвыходную ситуацию. Я не могу заставить их изменить образ жизни, я не могу вселить оптимизм в эту угасшую женщину, которая часто рукой прикрывает от меня следы побоев на лице. Почему она так живёт, зачем ей этот, непохожий на человека мужчина, об этом знает только Бог. А значит, до своего совершеннолетия Ксения будет моей проблемой, неутихающей болью, бомбой замедленного действия. Самый безопасный выход для меня — это лишение родителей родительских прав и помещение ребёнка в приют. По крайней мере, можно было бы не беспокоиться о жизни и здоровье. Но будет ли благодарна мне взрослая Ксения, если я буду способствовать переселению её в детский дом?

Всё непросто в наших детдомах. Известны случаи морального и физического насилия над детьми. Сложны отношения между воспитанниками. И по каким-то причинам дело тормозится, и всё остаётся, как было. Что будет дальше с этой девочкой, так и не узнавшей родительской любви и заботы, тоже неизвестно. Могу ли я осуждать молодого человека, приютившего её в своём доме? А если их всё-таки найдут и привлекут его за связь с несовершеннолетней, что будет с моей Ксенией? Не решится ли она от отчаяния на какой-нибудь страшный поступок? Неизвестно, и от этого становится особенно неуютно.


Анна

Она всегда казалась старше своих лет. Высокая девочка с рыжеватыми волосами. Спокойная, незаметная в классе. Ситуация Анны напоминает ту, что сложилась у Ксении. Может, поэтому они и стали подругами.

Мать Анны выросла в детском доме. Казалось бы, надо беречь дом, семью, детей. Но беречь её не научили. Некому было. Повзрослев, она начала пить. Родились дети, но старшая дочь почему-то была отдана на воспитание родственникам. Старший сын вырос беспризорным. Затем родились трое младших. Желая познать, наконец, женское счастье, мама связала жизнь с молодым человеком, годившимся ей в сыновья. При этом ни мама, ни молодой человек нигде не работали.

Дети росли, как сорная трава: по соседям, по знакомым, по родственникам. Иногда изголодавшихся девочек кормила старшая сестра. Мыла. Приводила в порядок. И они возвращались домой до очередного запоя матери и отчима. А это случалось очень часто. С неугодными визитёрами, задававшими много неприятных вопросов, хозяева дома боролись простым, но действенным способом: просто-напросто закрывали дверь изнутри. И всё. «Враг не пройдёт», как пелось в революционной песне. Люки задраивались, и стучи — не стучи, внутрь всё равно не попадёшь. Попинав дверь, учительницы удалялись восвояси.

В доме много пили, дрались, но дочери терпели до поры. Когда стало невыносимо, они начали уходить из дома. Тогда-то Анна и подружилась с Ксенией. Девочки ночевали друг у друга, смотря по тому, в чьём доме было на сегодня относительно спокойно. До учёбы ли ребёнку, если он не спал ночь, слушая вопли пьяного отчима и истерический плач избиваемой матери?

О каких выполненных домашних заданиях можно говорить, если сумка у тебя дома, а ты ночуешь у подруги, часто без завтрака, обеда и ужина?

Потому что родители подруги, не оставив дочери куска хлеба, удалились к знакомым на многодневный пьяный марафон? Естественно, учёба обеих девчонок покатилась вниз.

Чем можно пронять взрослых пьющих людей? Воспитательными беседами? Да, если они захотят их слушать (что зависит от количества выпитого). Они даже согласятся, что да, плохо вели себя, но ведь это же исправимо, правда? Они немедленно начнут новую жизнь. Когда? Да сию же минуту, как только воспитатели уйдут. Что? Девочки не учатся? Да они болеют, но выздоровеют и придут. И не стоит волноваться. Всё будет хорошо и просто–таки замечательно. Ну да, конечно. И мы уходили. И всё повторялось, как в ночном кошмаре.

Подрастая, дети поняли, что можно избежать неприятных впечатлений, если держаться от семьи подальше. В конце концов Анна, как и Ксения, поселилась в другом посёлке у знакомых или знакомого. Правда, она утверждала, что живёт у подруги. Маму это устраивало. Не надо кормить, одевать, заботиться. Можно отдаться любимому занятию. И она уходила в запои с головой. Не помогло даже желание старшего сына отучить мать от пьянства. В порыве «сыновней любви» он покалечил женщину, сломав ей кости лица. Но страсть к бутылке была неистребимой. Едва только кости срослись и стало возможно держать рюмку, она опять взялась за старое.

Судьбы детей оказались исковерканными. Средняя девочка поспешила замуж, но не разглядела избранника. Он вскоре оказался в тюрьме. Анна продолжала жить у подруги, пытаясь устроиться в местную школу, но это потребовало соблюдения такого количества формальностей, что она до поры оставила свою затею. В семье подрастает ещё один ребёнок. Мальчик. С отклонениями в развитии. Грязный, в оборванной одежде, он слоняется по посёлку от сестры к брату, в надежде, что кто-нибудь да покормит. Матери недосуг.


Ирина

Ирина маленькая, хрупкая, беленькая. Её случай не такой тяжёлый, как у подруг. А может быть, она стоит в начале пути. Родители пьют, конечно, но не беспробудно. Иногда отец устраивается на работу и уезжает из посёлка на заработки. Иногда мать идёт на старое место работы и просит прежнюю хозяйку о подработке.

И тогда Ира преображается. Появляется азарт в учёбе, она стремится сделать всё хорошо, заработать хорошие оценки. Но бывают и чёрные дни, когда она просто уходит из дома. К таким же бедствующим подругам. Иры нет? Не надо и проверять: опять пьют в семье. Но приходится идти и смотреть на очень знакомую ситуацию. Бутылки, стаканы, пропитый голос матери пьяно рапортует о том, что дочь ушла в школу, а раз её нет, значит, она у подруги Лены. И заканчивается тирада восклицанием: «Ну, она у меня получит!».

Чтобы не «получить», девчонка начинает хитрить. Придумывается история о больной бабушке, к которой пришлось идти, или же о легкоатлетической эстафете, на которую её внезапно отправили. Чего не придумает ребёнок, чтобы избежать побоев. Об эстафете не совсем и выдумка. Ира — хорошая бегунья. В своём спортивном костюмчике напоминает розовую молнию. Бегает она быстро и легко. И учиться может очень хорошо. Но нет дома надёжного тыла.

Это страшно, когда ребёнок возвращается домой, как на линию фронта. Там может быть спокойно. А может и опасно

А родители превращаются во вражеских солдат, воюющих друг с другом, а иногда объединяющихся в войне против собственных детей. В этой семье тоже есть ребёнок с отклонениями в развитии. Тоже мальчик. Я знаю несколько таких семей.


Ситуация непростая. Зная процесс воспитания изнутри, я не стала бы обвинять школу. И я, и школа сделали всё, что могли, чтобы девочки учились. Все беседы, все рейды, вся работа — всё это было сделано. Думаю, что беда с пьянством родителей, — это общенациональная беда. Пьяная семья теряет не только связи с действительностью, с обществом, она теряет себя в этом мире. Люди существуют вне реальной жизни. Ценности сдвинуты, идеалы поруганы. И самое страшное: мы теряем детей, теряем полноценных завтрашних граждан, отцов и матерей. Не получая помощи от родителей, живя в обстановке мёртвого дома, подвергаясь издевательствам и насилию старших, вроде бы родных, но почему-то враждебных людей, дети учатся быть такими же. Они впитывают впечатления, стиль поведения, манеру держаться с близкими. Это реальность. Пословица «Яблоко от яблони недалеко падает» не нами придумана. Тогда что же делать?

Думаю, что государству стоило бы задуматься, а стоит ли получение прибыли от продажи спиртного тех потерянных жизней, тех загубленных судеб, которые брошены на страшный жертвенный алтарь. Следовало бы жёстко требовать трезвости от людей, ставших родителями.

Местные администрации могли бы отправлять матерей и отцов на принудительное лечение. Могли бы. Но пока занимаются отписками

Потому что грамотно заполненная бумажка может помочь избежать многих неприятностей. Вот только детям от этого не легче. Он продолжают свою личную войну с собственными родителями. Войну, на которой бывают минуты затишья, но никогда нет покоя. Войну, на которой не будет победителей.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(32)
Комментарии
(32)
Отправить
Очень серьезная проблема,и выхода из нее нет (((
Показать полностью
Отправить
То, что это — серьёзная проблема по себе знаю. Но решение этой проблемы будет долгим и дорогим. И я не думаю, что наше правительство будет что-то предпринимать. С продажи алкогольной продукции оно получает сверхприбыли.
Показать полностью
Отправить
Все правильно пишет автор, прямо смакует подробности. А что мешает обратиться в опеку?
Показать полностью
а потому что нынешней опеке все до фонаря! у меня спивается сестра мужа, три дочки, старшей 12, младшей 2. дом превратился в проходной двор, старшая дома не живет, поэтому мама в поисках собутыльников таскает младших с собой по дворам, а ведь ей всего 28! когда была еще беременна 3ьей девочкой, уже уходила в страшн...а потому что нынешней опеке все до фонаря! у меня спивается сестра мужа, три дочки, старшей 12, младшей 2. дом превратился в проходной двор, старшая дома не живет, поэтому мама в поисках собутыльников таскает младших с собой по дворам, а ведь ей всего 28! когда была еще беременна 3ьей девочкой, уже уходила в страшные запои... Опеке до фонаря, повторяюсь(( Обращались - без толку
Показать полностью
Отправить
А кажется автор и пишет, что приходила не одна, с опекой.
Показать полностью
Отправить
Показать ответы (1)
Отправить
В данной ситуации выход - однозначно лишение родительских прав. Во-1, не будет этого семейного ада. Во-2, ребенку будет полагаться жилье от государства. В-3, мизерный, но шанс попасть под опеку в нормальную семью.
Показать полностью
нет не получит отдельное жилье ребенок при живых родителях не сирота и его поставят на очередь,но комнатку если он и получит,то ооооооооооооочень не скоро например лет в 30-35.А вот сироты сразу получают.Есть пример даже от девочки отказались родители в браке единственный ребенок она выросла в детдоме выучилась на ...нет не получит отдельное жилье ребенок при живых родителях не сирота и его поставят на очередь,но комнатку если он и получит,то ооооооооооооочень не скоро например лет в 30-35.А вот сироты сразу получают.Есть пример даже от девочки отказались родители в браке единственный ребенок она выросла в детдоме выучилась на профессию и стояла на очереди сейчас ей 21 год и она беременна живет в приюте жилья ей так и не дали.Прямо ужас!На 7 месяце отказыватся не хочет от ребенка,но и как она будет жить это вопрос мужа нет.
Показать полностью
Отправить
Отправить
Запрет на спиртное вводился уже неоднократно. И результат неутешителен: люди, зависимые от алкоголя, начинают травиться суррогатом. Обращение в опеку - тоже не всегда вариант. Иной раз меры принимаются неадекватные, ребенку становится толкьо хуже. Верно сказано про детские дома: иной раз в них ситуация складывается ...Запрет на спиртное вводился уже неоднократно. И результат неутешителен: люди, зависимые от алкоголя, начинают травиться суррогатом. Обращение в опеку - тоже не всегда вариант. Иной раз меры принимаются неадекватные, ребенку становится толкьо хуже. Верно сказано про детские дома: иной раз в них ситуация складывается не менее страшная, чем в пьющей семье. И не учит детский дом ни любви, ни построению семьи, ни самостоятельности, в конце концов. Пожалуй, был бы толк от принудительного лечения. Пусть минимальный процент положительного результата, но это были бы уже сотни семей по стране. Увы, сегодня эта мера не применяется ни на каком уровне. Лечение алкоголизма, наркомании и прочих подобных зависимостей - дело сугубо добровольное. И, к сожалению, мало результативное из-за отсутствия комплексного подхода к проблеме. Видимо, кому-то это все же очень и очень выгодно... Своего рода "естественный отбор"... Печально.
Показать полностью
Дети зависят от своих родителей они заложники здесь только один путь стерилизация насильная и не будут их гнилые гены передаваться.Алкоголизм это далеко не психологическая зависимость ,а на уровне генов.оНИ ВЕДЬ ПОНИМАЮТ,ЧТО ДЕЛАЮТ НЕ ПРАВИЛЬНО,но бороться не могут сами с собой.Сейчас скажут я фашист и из таких семе...Дети зависят от своих родителей они заложники здесь только один путь стерилизация насильная и не будут их гнилые гены передаваться.Алкоголизм это далеко не психологическая зависимость ,а на уровне генов.оНИ ВЕДЬ ПОНИМАЮТ,ЧТО ДЕЛАЮТ НЕ ПРАВИЛЬНО,но бороться не могут сами с собой.Сейчас скажут я фашист и из таких семей бывает выходят приличные люди,но это такой ничтожный процент и что эти люди испытали унижения,голод,холод,побои.БОЛЯЧЕК НАЦЕПЛЯЛИ если вдруг здоровыми родились.Да и главное кто их стерилизовать будет какие показания?В нашей стране и так уже столько дураков наплодили нежеланных нежданных от тупости,а те в свою очередь передают эти установки своим детям.
Показать полностью
Отправить
Я из пьющей семьи. Все как описывает автор, практически. И муж мой из такой же... У нас даже воспоминания о детстве одинаковые, можем не рассказывать друг другу. Именно поэтому мы умеем ценить наших детей, стараемся дать все, что недополучили в свое время. И я думаю, именно благодаря тем обстоятельствам, мы такие к...Я из пьющей семьи. Все как описывает автор, практически. И муж мой из такой же... У нас даже воспоминания о детстве одинаковые, можем не рассказывать друг другу. Именно поэтому мы умеем ценить наших детей, стараемся дать все, что недополучили в свое время. И я думаю, именно благодаря тем обстоятельствам, мы такие как есть. Не имея нормальной семьи в детстве, стремимся к идеалу. Я не ханжа, могу позволить себе бокал хорошего красного вина,любим гостей и друзей, любим посмеяться и отдохнуть. Но мои дети никогда не видели родителей пьяными и ругающимися. Это недопустимо, это табу вынесенное из детства
Показать полностью
Отправить
Вы совершенно правы! Принудительная стерилизация по поводу зависимости - не вариант, а жестокая ошибка. И среди непьющих родителей есть, увы, много таких, которые унижают и бьют своих детей. И множество деток из таких семей, как Вы с супругом, вырастают приличными людьми, умеющими ценить добро и любовь. Вопреки тому...Вы совершенно правы! Принудительная стерилизация по поводу зависимости - не вариант, а жестокая ошибка. И среди непьющих родителей есть, увы, много таких, которые унижают и бьют своих детей. И множество деток из таких семей, как Вы с супругом, вырастают приличными людьми, умеющими ценить добро и любовь. Вопреки тому, что пережили в детстве. Как бы то ни было, зависимость - прежде всего болезнь. Не столько физиологии, сколько психики. И необходимо таких людей не наказывать, а именно лечить. Вот только решаться этот вопрос должен, в первую очередь, "сверху". В противном случае результат становится каплей в море.
Показать полностью
Отправить
Татьяна, когда вводятся запреты, это не столько забота о существующих алкоголиках, сколько о подрастающем поколении. Это такая профилактика. С другой стороны есть куча алкоголиков, стремящихся к завязке, но слишком многое и многие их соблазняют. А ограничения как раз и помогают минимизировать соблазны.
Показать полностью
Отправить
а я тоже за стерилизацию.
Показать полностью
Отправить
Показать ответы (4)
Отправить
Как говорит статистика, в любой социальной среде развитых стран мира доля алкоголиков составляет 15-20%. Ученые-биологи говорят об этой же цифре, проводя опыты над братьями нашими меньшими. Видимо, алкоголь является фактором эволюции человека. В социальном плане проблема очень серьезная, потому как алкоголизм порож...Как говорит статистика, в любой социальной среде развитых стран мира доля алкоголиков составляет 15-20%. Ученые-биологи говорят об этой же цифре, проводя опыты над братьями нашими меньшими. Видимо, алкоголь является фактором эволюции человека. В социальном плане проблема очень серьезная, потому как алкоголизм порождается, в первую очередь, неустроенностью и неудовлетворенностью качеством жизни. Человека должен работать над собой, развиваться духовно и физически, самосовершенствоваться, трудиться. И, конечно, любить. Любить и верить.
Показать полностью
Отправить
Опека ничего не решает. Ходит раз в месяц, именно в этот день и трезвая моя родственница. Все остальные дни- беспробудное пьянство с отцом, её ребёнок 2 лет предоставлен себе, его почти не кормят. Моя мама никогда не пила, моя семья непьющая вообще, кроме той самой родственницы. Я вижу все это и выработалась стойкая...Опека ничего не решает. Ходит раз в месяц, именно в этот день и трезвая моя родственница. Все остальные дни- беспробудное пьянство с отцом, её ребёнок 2 лет предоставлен себе, его почти не кормят. Моя мама никогда не пила, моя семья непьющая вообще, кроме той самой родственницы. Я вижу все это и выработалась стойкая ненависть ко всем алкоголикикам, а также боязнь их, пьяных, неадекватных. Я, счастливый ребёнок, имеющий прекрасное детство, понимаю этих детей, как им тяжело, потому что уже в моем осознанном возрасте я вижу эту дрянь, этот мусор планеты- алкоголиков.
Показать полностью
верно!
Показать полностью
Отправить
Отправить
Единственный действенный способ отлучить от алкоголя это физическое воздействие и страх
Показать полностью
Нет ,это не действует. Родственник пьет- не действует страх, физическое воздействие- ничего не помогает. До черепно мозговых травм доходило, все равно пьет.
Показать полностью
Отправить
Отправить
Да это так. Сама работаю в школе и в этом году получила классное руководство, первое в своей жизни. Дали мне 5 г класс и там таких Ань, Костей 16 человек. Грязные, обросшие, даже с вшами! А родители....У них одна цель в жизни - водка. Это сташно, аморально, отвратительно, но для них это норма.
Показать полностью
Отправить
Для таких детей хорошо бы иметь место, где они могли бы время от времени ночевать и питаться. Не на постоянной основе как в детском доме, а когда родители в запой уходят. Потом домой возвращаться. И у детей хоть такой тыл появится, и родители будут знать, где искать если что.
Показать полностью
Ребенку, помимо еды и безопасности, нужен значимый взрослый, который возьмет за него отвественность и будет воспитывать. А эти родители не могут воспитать никого, даже себя. Поэтому или принудительное лечение, или приемная семья. Третьего не дано.
Показать полностью
Отправить
родители будут искать? вы что - с дуба рухнули?! да они и не вспоминают о своих детях.
Показать полностью
Отправить
Показать ответы (1)
Отправить
Таких детей множество, я воспитываю троих из них. Если бы руководство нашей страны услышало, наконец, их слезы, оно бы запретило продажу алгокольной продукции на территории России. Она нам не нужна! Так же, как не нужны и все остальные наркотики, которые уже запрещены. А детям нужны родители. Нормальные, не пьющие,...Таких детей множество, я воспитываю троих из них. Если бы руководство нашей страны услышало, наконец, их слезы, оно бы запретило продажу алгокольной продукции на территории России. Она нам не нужна! Так же, как не нужны и все остальные наркотики, которые уже запрещены. А детям нужны родители. Нормальные, не пьющие, любящие - родные. Я - приемная мама, дети любят нас, но старшая девочка, которая жила с матерью до 6 лет, так скучает по ней, что невозможно передать. Всю жизнь ждать - каково это? Мать жива, отец жив, но их нет рядом. И виной тому алкоголь.
Показать полностью
Неужели не понятно что запрещение алкоголя не вариант? Это все запросто готовится дома, и распространяется по" своим" за копейки. Отрава всякая.
Показать полностью
Отправить
Марина, и вас до сих пор не обвинили во всех смертных грехах? что вы, например, только и делаете, что наживаетесь за счёт приёмных детей? я это постоянно слышу и читаю (воспитываю двух приёмным девочек). написала тут комментарий в поддержку героинь статьи "я вернула ребёнка в детский дом", на которых начали выливать...Марина, и вас до сих пор не обвинили во всех смертных грехах? что вы, например, только и делаете, что наживаетесь за счёт приёмных детей? я это постоянно слышу и читаю (воспитываю двух приёмным девочек). написала тут комментарий в поддержку героинь статьи "я вернула ребёнка в детский дом", на которых начали выливать ушаты дерьма. так сама под эти ушаты и попала. особенно двое старались. кстати, у женщины была фамилия Олина. правда, не Анна, а Лилия. но может, они родственницы? у моих биологические мамашки, к счастью, уже "ласты склеили". тоже, естественно, от вина.
Показать полностью
Отправить
Показать ответы (1)
Отправить
Да до фонаря нашей власти то, что происходит в семьях. Вот сегодня была в передаче Малахова Рита с отрубленными руками - и тоже поговорят и забудут. И дети до фонаря - тем более. Женщины о себе хоть рассказать могут, а за детей вообще заступиться некому. И пьют, и бьют, и насилуют дома - безнаказанно, годами. Показу...Да до фонаря нашей власти то, что происходит в семьях. Вот сегодня была в передаче Малахова Рита с отрубленными руками - и тоже поговорят и забудут. И дети до фонаря - тем более. Женщины о себе хоть рассказать могут, а за детей вообще заступиться некому. И пьют, и бьют, и насилуют дома - безнаказанно, годами. Показушна забота найшей власти о детях. Надо не просто лечить принудительно, а делать принудительную стерилизацию. А перед браком заставлять проходить псих.тестирование на склонность к садизму и вообще психопаталогию и склонность к вредным зависимостям. И заставлять сдавать экзамен на знание педагогики и психологии.
Показать полностью
вот про принудительную стерилизацию я с вами вполне согласна. и про тестирование на склонность к садизму.
Показать полностью
Отправить
Отправить
Ну какое принудительное лечение от алкоголизма? Вы о чем? Сами орете о том что ущемляются права и свободы. И хотите принудительного лечения. Никого в нашем государстве не могут принудительно лечить! Даже шизофреников с большими трудностями! Кому же алкоголика невозможно вылечить, если он сам этого не захочет. Есть...Ну какое принудительное лечение от алкоголизма? Вы о чем? Сами орете о том что ущемляются права и свободы. И хотите принудительного лечения. Никого в нашем государстве не могут принудительно лечить! Даже шизофреников с большими трудностями! Кому же алкоголика невозможно вылечить, если он сам этого не захочет. Есть у меня пример родственников. Не запойные, но пьющие родители. Полиция хотела детей забрать, после одного единственного вызова соседей. Т.к. если хоть даже и немного " навеселе" родители, то строгое правило- детей забирать! Бабушки еле " отбили" детей , чтобы их не забрали в дом ребенка. Постоянно приходит " опека", проверяет в каких условиях находятся дети! Не знаю как у вас там, где вы живете, но в Москве сейчас очень строго с этим!
Показать полностью
Ещё один протокол что нетрезвые родители- и все, дети в доме ребенка. И бабушке, у примеру, очень трудно стать официальным опекуном.
Показать полностью
Отправить
Анна, у вас случайнонет родственницы по имени Лилия?
Показать полностью
Отправить
Показать ответы (1)
Отправить
Запретить рожать, а не денег ещё в догонку давать, что бы больше размножались!!!!
Показать полностью
Отправить
из этой ситуации не просто нет выхода - наше правительство её всячески усугубляет. скоро начнут платить за рождение детей - во т где раздолье-то будет алкашкам и наркоманкам! Россия превратится просто в страну умственно отсталым людей. ибо кто ещё может родиться на основе такой генетики. так что - готовьтесь...
Показать полностью
Отправить
Показать все комментарии
Больше статей