«Хотим человеческого отношения. И раскладушку»: почему родители не могут лечь в больницу вместе с ребенком
Блоги12.01.2023

«Хотим человеческого отношения. И раскладушку»: почему родители не могут лечь в больницу вместе с ребенком

Пятилетнему ребенку с высокой температурой и рвотой нужна помощь родителей? Определенно. А шестилетнему после операции и наркоза? Ну разумеется! А вот законодатели уверены, что после четырех лет дети со всеми сложностями могут справиться самостоятельно, в стенах больницы. И это огромная проблема. Рассказывает о ней наш блогер Таня, мама двух дочек.

Молния! «Родители детей-инвалидов получат бесплатное место и питание при госпитализации ребенка, даже если тот старше четырех лет», — прошлым летом в СМИ появилась информация о принятии соответствующих поправок в закон «Об основах охраны здоровья граждан в РФ». Вступить в силу эти изменения должны были с первого января 2023 года. Звучит отлично. Жаль, что за такой, казалось бы, позитивной новостью, скрывается пропасть бесправия, нечеловеческое отношение к взрослым и детям, абсолютно оторванные от реальности регламенты больниц. И касается все это не только семей с особенными детьми, но и каждого родителя в стране.

Право на маму рядом

Если вы хоть раз госпитализировались с ребенком старше четырех лет, то слышали при оформлении бумаг странный вопрос: «С ребенком ложиться будите?» Меня не раз эта фраза приводила в недоумение. Обе мои дочери — дошкольницы. Разве есть какая-то версия жизни, где они остаются в палате одни, сами себе измеряют температуру, посещают физиокабинет и моют тарелки после обеда? Кажется очевидным, что взрослый будет находиться рядом с ребенком младшего возраста, тем более, во время серьезной болезни (в стационар с насморком обычно не попадают).

Удивительно, но реальный опыт говорит об обратном. Да, право находиться в больнице есть у родителя ребенка любого возраста, но получить спальное место и питание могут только мамы и папы детей до 4 лет. После — ребенок, исходя из текста закона (глава 6, статья 51, пункт 3), вполне может справляться сам. Родитель если и остается с ним, то исключительно по своему желанию и добровольно принимая все тяготы такого решения: спать негде, за едой нужно бежать в ближайший магазин. Часто улучшить условия нахождения в больнице можно платно, но количество удобных палат ограниченно, да и не для всех такая опция доступна.

До первого января в этой ситуации находились как семьи с дошкольниками, так и родители с детьми-инвалидами. Мне страшно представить, как мамы спали на одной кровати с уже подросшими детьми. Но, к счастью, сейчас, рядом с новостями о рекордах страны по сбору масличных культур можно смело вписать: родители детей с инвалидностью теперь во время госпитализации будут спать на отдельных кроватях совершенно бесплатно! Вот это победа!

Только не торопитесь гордиться достижениями страны в этой области. Повезло далеко не всем. Описанное право имеют только дети-инвалиды со второй или третьей степенью выраженности ограничений категорий жизнедеятельности. Например, моя старшая дочь — ребенок с инвалидностью — и она в эти категории не входит, а значит, равна с младшей дочерью, обычно развивающемся ребенком. Мои девочки (обе, напоминаю, еще даже в школу не пошли) могут и не увидеть маму рядом при стационарном лечении.

Дети заслуживают сказки на ночь

Все это обсуждается в интернете каждый день. В любой момент вы можете нагуглить пост или новость о невозможных условиях проживания в палате, недружелюбном персонале, принуждении заселиться в платную палату или отдельно оплатить какие-то услуги, об отказе в госпитализации или нехватке мест в больнице. Самые вопиющие случаи часто подхватываются не только родительскими медиа, но и специализирующимися на праве или здравоохранении, они же предлагают при разногласиях с администрацией больницы звонить в страховую компанию, на горячую линию Минздрава или в Росздравнадзор.

И на словах у родителя будто бы действительно есть права и даже рычаги давления

Например, можно написать заявление на имя главного врача больницы и указать причины необходимости своего круглосуточного нахождения рядом с ребенком (повышенная температура, например, или рвота, диарея). Главврач может одобрить просьбу и вуаля — спальное место и питание ваше. На практике мало какому родителю приходит в голову между измерением температуры каждый час и подтиранием выходящих из ребенка жидкостей писать бумажки, звонить на горячие линии и обращаться в прокуратуру.

Реальность проста и жестока: родитель довольствуется тем, что есть в моменте, немного бранится в соцсетях или личных разговорах, и старается как можно скорее стереть из памяти пережитый опыт, шагнув за порог медицинского учреждения. Я все это проходила. Практически две недели мы с мужем делили с детьми обитые дерматином койки и бегали до ближайшей «Пятерочки» во время сончаса, извинялись перед медсестрами за свое присутствие и клялись, что никого не объедаем.

Поправки к закону, в случае еще одной госпитализации, ничем нам не помогут. У старшей дочери задержка психического и речевого развития, чисто технически она может сама себя обслуживать и даже отчасти контролировать поведение, а значит, по версии законотворцев, она не нуждается в круглосуточном присутствии родителя. Младшая без диагнозов, у нее вообще нет шансов на капельку комфорта в столь сложный час. Но мои дочери одинаково чувствительны и привязаны к родителям, одинаково любознательны и любопытны, одинаково нуждаются в бытовой помощи. Нуждаются в родителе во время такого тяжелого испытания как госпитализация, как и любой другой четырех-, пяти-, шестилетний ребенок, имеющий или не имеющий инвалидность. Да и старше тоже!

Все дети заслуживают сказки на ночь, обнимашек после неприятных медицинских процедур и кормления с ложечки. Всем детям нужно помочь принять душ, не повредив катетер, забраться на холодный общий унитаз. Объяснить, что именно сейчас с тобой происходит, кто эта тетя в халате и что она будет делать. Очевидно, что в комфортной для маленького пациента среде выздоровление будет идти быстрее. Но, видимо, очевидно не для всех.

Родитель — не враг и не обуза

Я не требую удобств пятизвездочного отеля. Российские родители готовы благодарить медперсонал за оказанную помощь, даже если их не кормили и в отделении не было горячей воды. Давайте будем честными: нас невозможно упрекнуть в излишней изнеженности и требовательности. Мы просто хотим человеческого отношения. Ну и, может, раскладушку.

Указанная в законе граница в четыре года слишком низкая. Никакой ребенок в пять, допустим, лет не готов оставаться в палате один, без присмотра и помощи взрослых. Детям дошкольного возраста нельзя одним входить в лифт, но почему-то (юридически) можно оставаться в учреждении, полном лекарств, ртутных градусников и сложного оборудования.

Любой ребенок имеет право на маму рядом. Не маму с больной спиной от сна на стуле, рысью бегающую на тихом часу в магазин хоть за каким-то обедом; не шпыняемую медсестрами, а уверенную в своих действиях мать. Но закон не на нашей стороне, а медперсонал зачастую ведет себя так, будто родители хотят побольше объесть государственный бюджет и спать на казенной койке весь световой день. Хотя родитель — не враг медперсоналу. Не обуза, не вредитель. У нас общая цель: вылечить малыша. Разве вместе ее не проще добиться?

Мы не носимся с детьми как с хрустальными вазами. Мы только выполняем свой долг — обеспечиваем безопасность. И иметь полноценную возможность быть рядом с ребенком во время болезни — не должно быть привилегией, доступной лишь обитателям платных палат. Это необходимый минимум.

Я понимаю, у старшего поколения свое представление о стационарном лечении без родителей, яслях с младенчества и прочем. Вот только времена сильно изменились и мы, нынешние молодые родители, не хотим наследовать законы и принципа выживания в Советском Союзе. По крайней мере, в том, что касается помощи здоровью. Мы хотим современной медицины с соответствующим ей актуальным отношением к маленьким пациентам и их родителям.

Хочу отметить, что я не киваю в сторону других стран, никого не ставлю в пример

И прошу, не нужно говорить, что никакой бюджет не выдержит невероятных трат на раскладушки и пюре с котлетой. События последних лет показали, что у государства есть деньги на спонсирование высокотехнологичных отраслей. Наверное, найдется и копеечка, чтобы пятилетние дети, с лихорадкой или острой болью, лёжа в больнице, имели рядом готового им помочь родителя. Разве решение проблем в сфере здравоохранения и улучшение качества жизни семей с детьми не входит в национальные интересы Российской Федерации?

Вернусь к началу. Все наше родительское сообщество невероятно радо принятым поправкам к закону об основах охраны здоровья. Такая щедрость! Я, как мама и ребенка-инвалида (который все равно недостаточно инвалид для этих поправок), и ребенка без особых потребностей (который, видимо, уже может на завод идти, раз такой самостоятельный) бью в ладоши, прилагая максимум усилий. Вот только пока мы скалимся на родителей рядом, имеют право, но не получают его, вообще все дети.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Фото: Beenicebeelove / Shutterstock / Fotodom

Комментарии(39)
В прошлом году в нашем городе произошла трагедия. Маме отказали в возможности находиться рядом в больнице с 6 летним ребёнком., сославшись на то, что он достаточно большой. Ребёнок заскучал и пошёл в окно выглядывает маму и выпал из этого окна с высоты 3 этажа. Окно в комнате, предназначенный для медпермонала оказалось открытым. Ребенка не спасли. В соцсетях было много обсуждений на эту тему.
Это кошмарно. Бедный ребёнок и бедные родители. А что за город?
Я лежала вместе с ребёнком, которому было 6 лет на тот момент. Ребёнок с диагнозом, но без инвалидности. Хорошо, что вопросов насчёт совместного пребывания ни у кого не возникло.
Так вот: распорядок детского отделения на пребывание дошкольников без родителей не рассчитан вообще. За детьми следить просто некому. Я не имею абсолютно никаких претензий к людям, которые там работают, я просто обращаю внимание на то, что в школе, в детском саду, даже на кружке каком-нибудь детей запрещено оставлять без присмотра в помещении. Если дети без присмотра в группе и вдруг какая-то ситуация, это всё, воспитателя уволят. Постоянно должен быть взрослый, который за ними смотрит. Где в детской больнице такая должность, как воспитатель? Её нет.
Да, да и да. В том-то и дело! Думаю, этот закон остался нормой в головах законодателей по инерции с времён Союза, но тогда-то в отделениях нянечки были. А сейчас и нянь нет и родителям оставаться с ретенком проблематично.
Дочке было десять уже, в Морозовской разрешали оставаться сколько надо в ночь после операции. Только раскладушка не предусмотрена — вот стол, вот стул, чего вы ещё хотите, мамаша? Скажите спасибо, что не выгнали. Медсестру на этаже вообще было нереально найти.
«чего вы ещё хотите, мамаша? Скажите спасибо, что не выгнали» — это прям кредо и девиз больниц. Сочувствую вам.
Показать все комментарии
Больше статей