«Слёзы и страх делили со мной парту все три месяца»: как понять, что ребёнок не готов к школе

«Слёзы и страх делили со мной парту все три месяца»: как понять, что ребёнок не готов к школе

20 154
1

«Слёзы и страх делили со мной парту все три месяца»: как понять, что ребёнок не готов к школе

20 154
1

Родители сегодня уделяют много времени подготовке к школе: учат читать, считать и писать с трёх лет, а когда ребёнок осваивает эти навыки, считают, что он готов к школе — ведь он всё умеет! Наш блогер Елизавета Мыльцева на собственном примере поняла, почему умение решать конфликты и общаться с другими людьми гораздо важнее, чем знание букв и цифр.

Жизнь дала мне уникальный шанс два раза побывать первоклашкой. Первый раз в первый класс я пошла в 1997 году. Проучилась всего три месяца, а потом папу отправили в длительную командировку, мы переехали в другую страну. Год я провела в местном детском саду, чтобы освоить хотя бы базовый английский, и в январе 1999 года я снова пошла в 1-й класс. У меня остались две чудесные фотографии от каждого «похода». Но на них видна не только разница в возрасте.

Недавно мы с моей коллегой Настей — нейропсихологом, отвечающим за создание образовательного контента — говорили про свои первые школьные дни. Слезы и страх делили со мной парту практически все три месяца. Как только я переступала порог школы, меня будто разбивал паралич. Я все время ощущала, что делаю все медленнее других. Тогда нам не ставили оценок, но за каждое правильно выполненное задание в тетрадь ставили маленькую печать. Рисунки были разные — бабочки, мартышки и другие милые картинки. Если ты получал 3-4 печати, то на обложку тетради ставили большую красивую печать. Добиться этой печати мне так и не удалось.

Боялась я и своего педагога. Она когда-то была учительницей ещё у моей мамы. Мама специально как-то договорилась, чтобы меня определили к ней, так как думала, что это поможет мне в учебе. Нет, она не была монстром в юбке, но некоторые ее методы вызывают у меня дрожь и сейчас. К примеру, она не верила, если ты что-то забыл дома. Она просто требовала поставить рюкзак на парту и начинала сама искать в нем забытую вещь: вытаскивала все содержимое, комментируя каждый предмет, пока все остальные дети наблюдали. И это ты виноват, что из-за тебя задерживают класс.

Как-то я забыла пенал. Поняла я это быстро и успела сказать маме, чтобы она сбегала домой и принесла. Одноклассницы сразу дали мне ручку, карандаш и линейку.

К сожалению, это меня не спасло. В тот день у меня с собой была кукла и пакетик печенья. Мы договорились с подружками на перемене поиграть и вместе перекусить. Никогда не забуду, как все это полетело на пол с соответствующими комментариями. Я была вся красная и в слезах. Не помню, рассказывала ли я об этом маме, когда она принесла мне пенал.

Наверное, нет. Мне было слишком стыдно. Меня приучили, что взрослые всегда правы

Тут моя коллега попросила меня прерваться и спросила, как меня в целом готовили к школе. «Да как всех», — ответила я. Меня учили буквам, звукам, счету. Помню, были такие «веера» специальные, на которых красными были обозначены гласные, а синим — согласные. С тетей мы учили стихи, раскрашивали картинки (за линии выходить было нельзя). Единственное отличие от сверстников — я не ходила в детский сад. Не помню, почему. В общем, считалось, что к школе я подготовлена.

Тогда Настя предположила, что проблема моего негативного отношения к школе была в общении с другими детьми и взрослыми. Ведь получается, что моя подготовка проходила в «тепличных» условиях. Со мной занимались знакомые люди, но в школе-то обстановка другая. Плюс совершенно иной режим. Мои слезы и страхи частично можно объяснить тем, что, оказавшись в незнакомой среде, я просто не знала, как себя вести. Даже просто как воспринимать поведение учительницы или свои чувства неполноценности и отставания от других.

К сожалению, при подготовке к школе мои родители и родственники, как и многие другие в то время, больше делали упор на развитие прикладных навыков. Но параллельно надо было развивать и гибкие. Как минимум способность адаптироваться к изменениям, понимать свои чувства, различать виды поведения и понимать, как самой реагировать на разные ситуации.

Конечно, я не понимала, как именно происходит образовательный процесс в школе. Я только знала, что это важный новый этап в моей жизни и что надо хорошо учиться. Поэтому теперь, когда мне уже 30 лет, я смотрю на свои фотографии из обоих первых классов и вижу, на какой выгляжу счастливее, готовой к новым знаниям и подвигам.

За год до поступления в английскую школу я 12 месяцев ходила в местный детский сад. Теперь я понимаю, что не только научилась там говорить на иностранном языке. Я просто больше прожила разных ситуаций, которые подготовили меня к большой школе. Я четко понимала, кто такой учитель и каковы его функции, приучилась к определенному расписанию дня, лучше понимала поведение других и знала, как себя вести в той или иной ситуации. Я перестала бояться окружающей среды и все упражнения давались мне без особых усилий.

Успокаивает то, что о развитии гибких навыков у детей до школы сегодня говорят всё больше и больше. Но родителям важно сначала понимать, что под этим подразумевается, так как у многих мам и пап моего возраста опыт мог быть такой же, как у меня.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Читайте также
Комментарии(1)
Согласна, чтение это еще не подготовка. У меня дочка такая не усидчивая была, хотя и писала, и читала. Нам мишки эвалар спокойствие рекомендовали принимать, чтобы снизить эмоциональное напряжение и повысить концентрацию внимания. Состав хороший никакой химии, только натуральные экстракты мяты и мелиссы, а еще глицин. Лучше на уроках себя ведет, больше запоминает, и меньше нервничает.